393 Views

Патриот

патриот должен мыслить так, как велит генеральный рупор
веселее и тверже шаг! нас ведь много, они — одни
и подумаешь, чья-то смерть, чья-то мать над сыновьим трупом
привилегия жить в дерьме, воспевая родную гниль

право выбора и закон — суть коварных и вредных баек
мы возлюбим свое ярмо, разовьем удалую гнусь
величавый домашний скот — ведь чем ниже нас нагибают
тем раскатистее звучит наше гордое «не прогнусь»

Бери шинель

гори, звезда кремлевская, гори — наш путь духовный нынче мертв, как Ленин
встаем с колен поссать и покурить, и снова опуститься на колени
бери шинель, пора идти домой. расходимся — нас наебали снова
ведь этот край не твой, как и не мой… авось свезет — подкинут до Ростова

пусть грохот взрывов сменит тишина — довольно крови, трупов, лжи и яда
бери шинель, здесь не твоя страна, и не тебе чинить здесь свой порядок
пора снимать свой иллюзорный нимб — ты не святой, ступай домой, к невесте
живой, неискалеченный жених ей будет поприятней, чем груз 200

ступай домой, ты ж человек, не зверь. не выполняй преступные команды
довольно смерти, время протрезветь от пойла прокремлевской пропаганды
смывай с мозгов гноящуюся слизь, ведь в ней бандитско-рабские устои
а если веришь в бога, помолись, но только крови с рук уже не смоешь

1984

мирно свистели пули — пуле ли быть в печали
благословясь, нагнули, перекрестясь, зачали
выносили идею — было не до аборта
что за эпоха? где я? — в восемьдесят четвертом

время карманных партий, время поддержки снизу
молот и серп с распятьем мутят совместный бизнес
сделав убийство слова национальным спортом
всех поздравляю с новым восемьдесят четвертым

мирно свистели пули, рядом играли дети
эту страну макнули в миску кровавой нефти
впрочем, все шито-крыто — значит, катись все к черту
нам хорошо и сыто в восемьдесят четвертом

Горизонт событий

пили гордость, как рыбий жир, заедая земною солью
в искривленном пространстве лжи — коллапсирующая совесть
а отечества сладкий дым переходит с холуйской прытью
в гравитацию черных дыр… впереди горизонт событий

и чем выше процент вранья, тем изящней звучит либретто
третьеримский Второй Пхеньян поглощает частицы света
рассчитайся на свой-чужой, мы уже не в одном корыте
шаткий мостик почти сожжен — впереди горизонт событий

изоляция всем назло — нам нет места в Большой Вселенной
жженый пластик высоких слов — ты увидел теперь их ценность
ценность ломаного гроша… человек — так непросто быть им
нам остался последний шаг — пересечь горизонт событий

В стране, победившей фашизм

сколько ни бей себя в грудь, а умнее не стали
жили и дожили — вот, получи/распишись
из унавоженной почвы опять прорастает
семя фашизма в стране, победившей фашизм

что можно слышать ушами, заткнутыми ватой?
приторный голос ведущего напрочь фальшив
русской душе так привычно искать виноватых
всходы фашизма в стране, победившей фашизм

бойня де факто, сермяжные пляски де юре
всюду подонки и твари, но бел и пушист
праведный и воцерковленный ботоксный фюрер
зодчий фашизма в стране, победившей фашизм

рупор беснуется, ненависть точит и точит
правда страшна для привыкших купаться во лжи
вновь «Русский Мир» жаждет крови… все четче и четче
поступь фашизма в стране, победившей фашизм

Он утонул

от перерисованных карт, переписанных лоций
все громче и громче привычный гундосый хорал
и молвит прикормленный боцман, что нам остается
исполнить приказ капитана, что топит корабль

непросто… как будущим жертвам — поверить убийце
ствол дерева жив, только сверху гнилая кора
но боцман заладил: мы ж в море, и нужно сплотиться
сплотиться вокруг капитана, что топит корабль

так сладостно верится в козни умеющих плавать
ведь все же Он наш, пусть галерный, но все-таки раб
преступно сомнение, как может Он быть неправым
поддержим во всем капитана, что топит корабль

на мостике звон хрусталя, запах свежего кофе
в едином шкафу примирились Псалтырь и Коран
а течь все сильнее, но брошены помпы — всем пофиг
и трижды ура капитану, что топит корабль

Прошлое — не урок

и все же мы рождены, чтобы сделать былью любую небыль
политый росой войны, царский рейтинг бодро уперся в небо
дороги и дураки, нищета, разруха, распил бюджета
но Спас озарит нам путь, словно мегаваттный святой прожектор

признать бы давно пора: талисман России — святые грабли
да, был тут один дурак, что рубил окошко в Евро… куда, бля?
по курсу — одни враги, что грозят родным вековым устоям
начищены сапоги, и не время сеять, пахать и строить

а кто не вопит «Крымнаш», тот предатель, сволочь и враг народа
и снова забит дренаж, и все больше ила в стоячих водах
а сонный медведь суров — из родной берлоги в военный лагерь
ведь прошлое — не урок… так вперед же, с песней, и выше флаги

Фрактально-паттерновое

тонет в увядших гвоздиках весна сорок пятого
перетекая в афганскую пыльную бурю
те, кто ушел за пределы фрактального паттерна
там, за чертой, нет ни правого, ни виноватого
двое в потертых спецовках задумчиво курят
глядя, как в землю вонзается ковш экскаватора

двое в потертых спецовках следят, чтоб не падали
комья землицы обратно в неровную яму
красные лица угрюмы и сосредоточены
чешутся ноздри, привычные к запаху падали
ливнем размыло дорогу к последнему храму
там, за чертой, обнуляются старые счетчики

что там? орел или решка? расстрел или каторга?
вера стремящихся к вечности… кто из нас вечен
вскрой черепную коробку, узнай, что там спрятано
скоро наполнятся миски кутьей да салатами
скоро зажгутся церковные тонкие свечи
в мерзлую землю вонзается ковш экскаватора

Собиратели русских земель

от плакатной весны время быстро летело к зиме
как щитом, прикрываясь святым переписанным прошлым
шаг за шагом, не слыша, как что-то хрустит под подошвой
шли по русским костям собиратели русских земель

шли сквозь душный туман в чей-то яркий болезненный сон
по цветущему ржавым железом степному бурьяну
искривленные рты набивали небесною манной
полоскали глаза пожелтевшею божьей росой

только ветер в лицо, только вечность небесным свинцом
только лай изможденных, изъеденных блохами шавок
вырвав память и совесть и прочее — все, что мешало
мерно брел сквозь белесую мглу серый строй мертвецов

Нас не было здесь

ну здравствуй, сестренка… все изменилось слишком
стремительно и внезапно, как сход лавины
я то, что недавно было твоим братишкой
закатанный в цинк груз 200 из Украины

нам так и не сообщили, за что воюем
приказ есть приказ. мне жаль, что не попрощались
нас не было здесь… нас можно зарыть втихую
без почестей, без салютов, без завещаний

не спрашивай, все равно не узнаешь правды
есть нечто, о чем молчит полевая почта
а вам будут врать, раз это кому-то надо
нас не было здесь… нас не было здесь, и точка

и точка… начальник части пожмет плечами
вам скажут, что это взрыв бытового газа
заткнут вам подачкой рот, чтобы вы молчали
…мне было почти не страшно — я умер сразу

мне было почти не страшно… а кто-то рядом
смотрел на свои кишки и орал от боли
нас не было здесь… мы сдохли, а вся награда —
подпишут приказ и задним числом уволят

так нужно кроваво-красным кремлевским звездам
чтоб чья-то мать убивалась над похоронкой
так жаль, что не попрощались… молиться — поздно
увы, мое время вышло… прощай, сестренка

topless

первичный смысл, которого нет на карте
расслабься, Барби, выпей глоток бакарди
здесь нет святых — святые давно усопли
станцуй мне topless

конечность трассы…. время — его так мало
мы все — репост чьего-то оригинала
наш мир ужат, обрезан, отфотошоплен
станцуй мне topless

в графе «надежда» яркий рекламный слоган
кто смог бы стать достойным бэкапом бога
а впрочем, Барби, все это бред и сопли
станцуй мне topless

Давай-ка, Митрич

давай-ка, Митрич, по половинке, неси, Матрена, еще огурчиков
ну, за Россиюшку, за Победу! ишь, обосрались, хохлы ебучие
мы не напрасно гордимся, Митрич, и что за пидор сказал, что в жопе мы
да, есть малехо, но мы потерпим, лишь бы хуевей жилось Укропии

а где Прокопий? уснул в блевоте? да хер с ним, выпьем за гордость Нации
а наш вертел на хую пиндосов, звенит Верховный стальными яйцами
да что ж ты, старый, вновь доебался? ну нет солярки… украли, пропили
да разве ж важно сейчас все это? лишь бы хуевей жилось Укропии

а эти скачут… зима наступит, и будут, гады, скакать в обратную
эгей, Прокопий, вставай, зараза, не ссы на коврик, скотина, мать твою
давай, пока он не обоссался, скорее, Митрич, бери Прокопия
кладем на лавку, а после выпьем, чтобы хуевей жилось Укропии

ниче, мы скоро им всем покажем… ты что, дубина, какая выгода?
ведь мы ж Великие, мы ж Россия, мы не оставим иного выхода
а все предатели позабыли: бьют не по паспорту, а по профилю
давай, чтоб встала с колен Россия, и чтоб хуевей жилось Укропии!

сентябрь 2014 — январь 2015

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка