221 Views

* * *

Век с цепи сорвался, бешеный.
Мастер благозвучий лирных,
до последней буквы взвешивай
на аптечных, ювелирных,
что тобой увековечено,
рассекречено, воспето —
человечность, человечина
на тарелке людоеда?

* * *

Что ты перечитываешь, память листая?
Какими упованиями ты упоён?
Как называется твоя стая —
семья, команда, оркестр, батальон?
Как величают твоих генералов,
какими перстнями щеголяет отряд —
номерками гардеробными концертных залов,
спусковыми кольцами ручных гранат?

* * *

пришлют резервисту вызов
не глядя признают годным
прищурится тепловизор
и тёплый станет холодным
холёный лоскутным сорным
единственный безымянным
любимый осотом дёрном
полынью снытью бурьяном

* * *

лопнувшая струна
сломанный карандаш
посторонись война
не заслоняй пейзаж
видишь земля в цвету
слышишь звенят дрозды
да но куда я уйду
если я это ты

* * *

зеркало что ты плачешь
подумаешь постарела
подумаешь похоронила
добрую сотню любимых
подумаешь потеряла
родину разбила блюдце
подумаешь и поцелуешь
зеркало в солёную щёчку

* * *

Всё как всегда: летят ракеты
на детсады и роддома,
переедают людоеды,
мобилизована тюрьма,
живой завидует убитым,
кипит земля, горит вода,
конь блед храпит и бьёт копытом —
всё как всегда, всё как всегда.

* * *

Тут карают книги огнём.
Там книгами топят печи,
чтобы согреть разорённый дом.
Там книгам горится легче.
Прапрародины патриот,
храбрый витязь теробороны,
вот мои книги, спички вот —
свари макароны.

* * *

смертию смерть поправ
собственную чужими
жаден труслив кровав
грезит о третьем риме
мастер заплечных дел
вскармливая обиду
из тел и фрагментов тел
строя себе пирамиду

* * *

Смерть зашла на огонёк,
попросила чаю.
Где, соседка, твой Васёк?
Я по нему скучаю,
я гостинцы принесла —
автомат, гранату.
Убери-ка со стола —
места маловато.
Гроб давай поставим тут.
Есть венок и фото?
Всё, пошла. Другие ждут.
У меня последнее время столько работы!

* * *

Включаю восхищённые глаза
на запись — про запас, для сновидений
и од. Ловлю сетчаткой чудеса
и говорю Творцу: Старик, ты гений.
Пейзаж неописуем. Крут маршрут.
Ступени высоки. Перила шатки.
Ты видишь меня, Господи? Я тут,
над пропастью, на смотровой площадке.

* * *

— Человек — задира, —
говорит валькирия, —
не бывает мира,
только перемирия.
Волк. Змея. Акула.
Сдохнет — не помирится.

— Тсс, дитя уснуло, —
говорит кормилица.

* * *

туго нынче струнным
душно духовым
неуютно юным
тягостно седым
ест глаза пиитам
отечества дым
холодно убитым
совестно живым

* * *

наверное ставки мелки
но тут уж какие есть
играю с войной в гляделки
на кон поставлена честь
наверное толку мало
и соль на раны слеза
я столько уже проморгала
я не отведу глаза

* * *

гравировщик-резчик
свечи-образа
слово-перебежчик
беженка-слеза
не ори кликуша
успокойся мать
одна шестая суши
есть где закопать

* * *

Удар за ударом поддых:
смерть не даёт распрямиться,
из рук вырывая родных.
Ветвится гробов грибница.
Вдова подвывает вдове.
Окаменевает имя.
Умолкнувшие в большинстве.
Последнее слово за ними.

* * *

Патриотизма пуповина —
Измайлово, сирень, весна,
подружки, книжки, пианино,
стишки — войной рассечена.
Грудная лестничная клетка.
Напёрсток слёз на посошок.
Подковкой — шрам: прививки метка.
Пупок — на память узелок.

* * *

В очереди к врачу
или ночью без сна
скоро ли я замолчу
спрашивает тишина.
Новости. Старость. Страх.
Боль. Трёхголовый лай.
Рояль в горящих кустах:
музыка, отвечай.

* * *

Встать на сторону тьмы?
Плакать: песенка спета?
Путин — опухоль. Мы —
клетки иммунитета.
Мы ещё не мертвы.
Мы научены горем.
Проглядели? Увы.
Проиграли? Посмотрим.

* * *

Скипетр поник, увял.
Заржавела держава.
Пот проступает, ал,
под короной. Кровава
мантия. Трон в крови.
Кровь заливает бункер.
Жизнь моя, доживи
до известия: умер.

* * *

Бог покарает кесаря,
если не справимся сами.
На языке агрессора
горькими плачем стихами,
веря: стихотворения
станут и, может быть, скоро
свидетелями обвинения,
помощниками прокурора.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка