240 Views

* * *

Я родом из страны, беременной войной.
Я принимал её внеплановые роды.
А после в сонме пасынков свободы,
Как певчий дрозд, покинул край родной.

Мне не дано принять её свирепый нрав
И жадность до земель, и ненависть к иному.
Перебороть давно сумел я тягу к дому,
Где даже у скотины больше прав.

Страну скрутило в схватке родовой.
Она зашлась в глухом истошном крике.
Её народ подобен повилике.
Я родом из страны, беременной войной.

* * *

Алиса спускается в бомбоубежище,
Пушистого кролика крепко обняв.
Подъезд заполняет сирены свист режущий.
Это война.

На стенах от взрывов глубокие оспины,
Нелепо мигает искусственный свет.
Которое утро проснулась недоспанной.
С рёвом ракет.

В подвал убегает широкая лестница,
Снаружи пылает сухая трава.
Алиса спускается в бомбоубежище.
Мама мертва.

Memento patriam

Ромул зарезал Рема. Чуть позже основан Рим:
Фортификация с фундаментом на крови.
В море плывёт трирема, чей довод неоспорим.
Ultima ratio типичной братской любви.

Пенится гладь морская. Бриз тормошит океан.
In commercium bonum здесь нет границ и стен.
Море объединяет торговцев из разных стран.
Где-то за горизонтом высится Карфаген.

Право правителей – слать на убой солдат,
В братских могилах много свободных мест.
Шагом решительным входит Катон в сенат
С формулой силы «Carthago delenda est».

Консул Катон спокоен. Республику ждёт война.
Орлы на штандартах нахохлились как грачи.
Каждый приличный воин знает – права страна.
Всё по стандарту: Бойся. Смирись. Молчи.

Смерть будет после. Где-то в бою придёт.
(Чтоб понимали – порядок несокрушим.)
Гладием острым вспорет тебе живот.
Omnis mortalis. Радуйся! Вечен Рим!

Ferro ignique по городам чужим
Движется войско, что всех иных сильней.
Люди привыкли, что неподсуден Рим.
Только по-свойски жалко убитых детей.

На италийских пажитях выращен симулякр,
Силы неизмеримой хищник среди овец.
Но родился однажды Флавиус Одоакр,
И доминанте Рима вдруг наступил конец.

Краски эпохой стёрты. Парки сплетают нить.
Марс отнимает разум спустя мириады дней.
Грузно летят самолёты с миссией Харьков бомбить,
В патриотических фразах прячутся смерти детей.

Город-надгробие, заложенный на крови,
Мстительным призраком встал из болот опять.
Горько и больно мне, что в мире есть Третий Рим.
Радует искренне, что четвёртому не бывать.

Старики хотят убивать молодых

Старики хотят убивать молодых.
Старики хотят убивать молодых.
Разорви повестку, останься в живых.
Ты не их! Ты не их! Ты не их!

Старики живут в беспросветном вранье,
Собрались в Кремле словно мухи в говне.
Ты не должен сражаться, на этой войне
Смерть своё забирает втройне.

Старики хотят убивать молодых.
Старики хотят убивать молодых.
Плюнь в лицо, ударь военкома под дых.
Ты не их! Ты не их! Ты не их!

В колорадских цветах вся страна как сортир.
В автозаках сидят, кто боролся за мир.
Старикам по нраву плешивый кумир.
Брось ружьё, возвращайся в трактир.

Занимайся сексом пока молодой,
Занимайся сексом с красивой женой,
Занимайся сексом, а не войной.
Бог с тобой! Бог с тобой! Бог с тобой!

На смерть России

Россия закончилась двадцать четвёртого февраля, –
Говорит мой друг. Я считаю – она закончилась прежде.
Когда на выборах душу продавали учителя,
Променяв на тридцать серебренников надежду.

Этой страны не было уже в две тыщи восьмом,
Когда русские танки неожиданно оказались в Цхинвали.
Когда дороги заполнились грузинами, потерявшими дом,
И многие из них прямо на обочине умирали.

Её не было, когда прошёл псевдореферендум в Крыму,
И все умилялись рукоплещущей биомассе.
Когда Украина оказалась укутана в горьком военном дыму,
Когда Гиркин-Стрелков развязал побоище на Донбассе.

Россия закончилась двадцать четвёртого февраля, –
Говорит мой друг. Я молча пожимаю плечами.
Закончилась ну и ладно. Стекловатой земля.
Я из России уехал. Гниющий труп хороните сами.

Гимн релокантов

Мы релоканты из безумной страны,
Мы никому и ничего не должны.
Начертан кровью наш девиз «не убей».
Мы уезжаем ради жён и детей.

Наш новый адрес: Казахстан, Астана.
Прощай навеки russian fucking война.
Здесь край свободы, долгожданный приют.
Военкоматы дружно в жопу идут.

Мы не вернёмся
На свалку ржавых скреп и оков.
Мы не вернёмся
В страну фашистов и дураков.
Стучат колёса,
Последний поезд на юг спешит.
Мы не вернёмся
В страну, в которой совестно жить.

Мы дезертиры из империи зла,
Нас вера в правду сквозь кордоны вела.
Пусть изойдут слюною в Russia Today,
Мы не под властью их бредовых идей.

Нас приютили Ереван и Гюмри,
Мы внешне целы, но разбиты внутри.
Мы строим здесь свободной жизни редут,
Военкоматы дружно в жопу идут.

Мы не вернёмся!
Плешивый фюрер нам не указ.
Мы не вернёмся!
Державу страха стройте без нас.
Погаснет солнце
Скорей, чем нас удастся сломить.
Мы не вернёмся
В страну, в которой совестно жить.

Расскажи

Расскажи мне, как танки гремели траками,
Как от скрежета бомб наползал липкий страх.
Как над павшими хлопцами женщины плакали,
А потом хоронили мужей во дворах.

Как под литерой зет – новой версией свастики –
Из останкинских кущ разжигалась вражда.
Как войну прославляли адепты схоластики,
И как бомбы ровняли с землёй города.

Расскажи – ты при жизни мечтал быть услышанным –
Как российские «смерчи» метали металл.
Как горела земля под цветущими вишнями,
И как ты на переднем краю умирал.

Нам нельзя забывать. Для грядущей гармонии
Память станет важнее обезличенных слов.
Дети наших детей чтоб навеки запомнили
Славный подвиг героев из отряда «Азов».

Бойцам ВСУ посвящается

Субъективную вечность сидим под российским обстрелом.
Меж зимой и огнём даже шапки сугробов горят.
Пью пуэр в блиндаже с молодым боевым офицером.
Он командует взводом простых украинских ребят.

Расплескалась война непогодой под небом безбрежным,
Средь полей убелённых раскинулся форменный ад.
И, как кофе в воде, растворились былые надежды
В терпком запахе дыма сожжённых кацапами хат.

Кровь черна на снегу, комковатом и пепельно-сером.
В небе нити огня прошивают кромешную тьму.
Убиваю врагов с молодым боевым офицером.
Он сказал: «Мы потомки драконов». Я верю ему.

2022-2023

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка