374 Views

* * *

С герба срывается осатаневший орел,
по пню долбит офонаревший дятел,
кто-то из них на мир неподвластный зол,
кто-то просто спятил.
Я же — всенощный мраковед,
что не может найти, где включается свет.
На пути арестанта-рассвета
мрак, прописанный как диета.
Есть рассол, но я же не огурец,
а из крана течет крантец.

2023

* * *

От старости зубы спилились,
и глаз потерял остроту,
усох во мне трепетный ирис,
заветрилась слава труду.
Но дело не в ношеной жизни,
а в том, что уходит на дно
мой мир, атлантидой отчизны,
где быть иль не быть – все равно.
Уехать-остаться, молчаньем,
злым рыком ли выть на луну,
жизнь стала к себе примечаньем,
всемирно уйдя на войну.

2023

* * *

Сидят под камнем и нервничают,
нахохленные, одичавшие,
а какие были дрозды певчие!
Опаздывавшие. И опоздавшие.

Была Москва содрогнувшаяся
от взрывов. Текла слезами.
Слухи – чего только не наслушаешься,
а в Рязани сахар с глазами.

Все убывали последовательно,
разными способами отправленные,
расследовали расследователи,
но были вскоре отравлены.

А потом надоела точечность,
пуантилизм, захотелось эпического,
чтобы упрочить прочность,
порочность трагикармическую.

Земля стала минной, скрежещущей,
в богах только Марс обезлюдевший.
Все забегали, ищут убежище,
вход, отверстие, форточку в будущее.

А кукуи, под камнем засевшие
голосят и рычат по-медвежьему,
все в округе считают их лешими,
а они себя – прежними, прежними.

2023

* * *

В воздухе облако катилось,
я на него облокотилась
и с неба наблюдаю за землей.
Вот кошка в серой шубке окотилась
а человечество, напротив, сократилось,
его тюрьмой, ковид-чумой, войной
скосили. Сверху виден Параной.
Такой лысяга, нетопырианец,
на гололеде сольный зомби-танец,
а прорастут ли крокусы весной?

С небес видны два шарика самшита,
сообщество иголок на сосне,
все это будто вышито, расшито
узорами на снежном полотне.
А с облака куда виднее пламя,
ракеты, танки, бомбы, и земля,
усеянная мертвыми телами,
вокруг собаки бегают, скуля.

У жизни много выдумок и правил,
но драгоценно дышишь, дом как храм
устроив, напеваешь пам-парам,
и вдруг из-под земли взмывает дьявол
и все разносит в пыль ко всем чертям.

А облако катилось и скатилось за сарай,
оттуда виден лес один, а не конец и край.

2023

* * *

Я всё надеялась, что образуется,
властитель вычеркнется,
свеча войны задуется.
На танк, по ржавчине,
нагадят голуби,
мир, выдох, кладбище,
где раньше город был.

Я все надеялась, террор отвалится
корой запёкшейся
кровищи. Дьявольски
не значит божески,
но это, кажется,
одно и тожески.
Пир мракоблудия
и злопыхтения
дудит в орудия,
а всехотение
влечет к отчаянью,
в котором портится,
нет больше чаяний,
но всё кончается,
и это кончится.

2023

Чёрная полоса

Полоска полосища полоса,
чернющая чернеющая черная,
над ней косица косная коса,
чтоб откосить, быть нужно черным вороном.

Ее державно держит держиморд,
и у него тьма ядовитых щупалец,
косить – его любимый карго-спорт,
чтоб щупальце со щупальцем не спутались.

О белой полосе мечтает люд,
пусть даже плиткой выложенной, в крапинку,
но держиморд неукротим и лют,
чернильным впрыском кроя света капельку.

Тиль Уленшпигель, Телль и Робин Гуд
убиты, а Персей с Иван-царевичем
сидят во глубине сибирских руд,
лишь Ланселот, оставшись в царстве девичьем,

монашьем, вдовьем, вроде, входит в раж,
но ждет бирнамский лес, а настоящий ли
он или то зеленый камуфляж.
В ночи же не поймешь происходящее.

И он, перпендикулярно полосе,
бежит за огоньком, за белым пятнышком,
а Жанна д Арк, девица, не как все,
уносит черта к чертовой же бабушке.

И полоса, как черная дыра,
заглатывает жизнь парадоксальную:
коль черный лебедь прилетит с утра,
то станет белым, и споет отвальную

песнь лебединую косцу из тьмы
чтоб щупальца его повисли тряпочкой,
Иван-царевич вышел из тюрьмы…
Мечты в ночи, когда нащупал тапочки.

2023

* * *

Вельзевул Вельзевулович открыл
ящик Пандоры Петровны.
Рассея (рассеивающаяся) Федоровна
лиху рада – лихорадит, и лихо рОдит.
Лихо бродит и рОдит леших,
лешие гундят, брешут, смердят,
смерды же в ящик играют.
А лешие в ящике сидят и болтают,
Вельзевул Вельзевулович шит и крыт,
но теперь и вязан,
с Пандорой Петровной пожизненно связан,
пока не распущен, как из клубка призовут,
снова свяжут из собственных пут,
а смерды – они одноразовы,
им капут.

2022

* * *

Страны, где божества обновляют свой путь,
или те, где главенствует рацио –
знают, где им граница и в чем ее суть,
а РФ – это спецоперация.
Есть прокрустов Китай или мрачный Иран,
есть и яркая юркая Франция,
или Индия каст, друг пустынь Казахстан,
а РФ – это спецоперация.
Государство Швейцария – лучшее из,
море, мойры – есть Греции грация,
был по древности эллинским и Симеиз,
а РФ – это спецоперация.
И еще есть страна белоснежных зубов,
при таких как же не улыбаться,
и Россия однажды воспрянет от снов,
А РФ – это спецоперация.

2022

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка