328 Views

нас лечили

нас лечили учили запирали внушали
нам хотели помочь но в итоге мешали
нас лечили Малаховым и Кашпировским
нам бросали объедки обмылки обноски

нас лечили бездарно бездумно жестоко
трепанацией мысли ударами тока
расчленением чести ампутацией веры
мы — сироты рабочих
мы — пионеры

мы ходили колонной кричали речёвки
мы играли в Зарницу в походе с ночёвкой
нас лечили Дзержинским и Маратом Козеем
нас учили быть жёстче сильнее и злее

ненавидеть врагов отщепенцев буржуев
кто не с нами вперед тот предатель и жулик
ни шагу назад ни шагу не в ногу
мы в царство разрухи проложим дорогу

кто не с нами тот против могучей идеи
тот плюёт на дедов что в окопах сидели
тот возможно еврей или даже похуже
про таких мы слыхали мы с такими не дружим

нас лечили Гагариным и Терешковой
обещали как минимум Марс после школы
нам уже не отлипнуть от этой планеты
но по старой привычке скафандры надеты
но по старой привычке задраены люки
это классика жанра коллективные глюки

иногда вдруг покажется что отпустило
а потом как накроет с новою силой
миллионы бесправных безвольных безглазых
не ходите к нам в гости
леченье заразно

революция

Ленин был самым красивым младенцем Ульяновска,
в смысле, Симбирска
соседки восторженно ахали
щупали пухлые ножки
играли в ку-ку миллион раз на дню

Ленин щурился беззащитно
складывал губки по херувимски
не зная не ведая
что угодит этими ножками
по уши
в революционную западню

Николай был надеждой престола
крепок как Тур и кудряв как Лель
крещен в Вознесенской церкви
отец стоял слева
супруга императрица — справа

Николай громко плакал и вырывался
но его все макали в купель
революция учащенно дышала
возле амвона
предвкушая расправу

Ким Ир Сен родился в тихом селе Манкэйдай
в этот день утонул Титаник
в корейской космологии
нет понятия случай
всем правит судьба

Ким был забавен —
лунолик
и рыхл как сметанник
революция нависала над колыбелью
слизывая капельки пота
с миниатюрного лба

Че Гевара был долгожданным первенцем
гордостью состоятельного отца
когда Че кашлял — проклятая астма —
глаза становились большими
и влажными как у косули

мать не спала ночами
смахивая влажной салфеткой
невидимую пыль с худенького лица
революция — тут как тут —
мацала шейку
намечая отверстие для вражеской пули

спрут

На кого тут надеяться
если полосы на обоях
расползаются синим спрутом
если началось с утреца полюбовному
ну а к вечеру закончилось самосудом
самовывозом на природушку
и глубоким самокопанием
самобиче
you bitches bitches
you bitches bitches
самооранием

на кого полагаться
если тени в кустах
шепчут всё так и было
ниче не знаем мы
мы без фильтров без фотошопа
не fuck fuck абельны
неузнаваемы

и куда нам
не слышно
куда нам
прошествовать гордо
торжественным маршем
и кстати была победа ли
так намучились настрадались
что не поспали
не пообедали

сколько можно прожить
на одной мини-дозе любви
вынос мозга
и снова внос
капризули-прихоти
у тебя ядовитый фон
два рентгена в час
бля почище Припяти

на кого уповать
если тьма за окном
заливает чернильным сном
нет просвета и нет конца
комиссар Каттани
заходит в номер
снимает форму
целует щупальца

сукхасана

когда небо ложится на землю всей массой
и давит
шумно дыша
ко мне приползают
два просветлённых осознанных Кибальчиша

сабли прогнулись папахи прострелены руки в крови
намасте камарад
выдох-вдох
выдох-вдох
пароль назови

Могучий Секрет
Военная Тайна
Суровые Дни

мы знаем где выход
за нами
шепчут они

за Чёрной горой
на Зелёном бугре
растёт анаша
вдох-выдох
вдох-выдох
почувствуй где ноет душа

почувствуй где больно
где нервы натянуты
словно струна
вдох-выдох
вдох-выдох
и в путь
война есть война

ты ищешь по жизни того
кто стабилен и крут как скала
кто даст тебе то
что папа не смог
и что мама недодала

вставай в позу воина
вирабхадрасана
мы сможем помочь
вдох-выдох
вдох-выдох
мы тянемся в небо
растём
день и ночь

привал
что не спится
пойди погреби
я шучу брат
есть десять асан
давай
сукхасана
да я не бранюсь
это то что сэнсэй прописал

ложись в позу бабочки
точку фиксируй
смотри не моргни
давай посчитаем баранов
а также твои бесполезные дни

ты замечаешь
Земля постепенно становится плоской
а раньше была как шар
нашёптывают мне
два просветлённых осознанных Кибальчиша

мы ложились на камни
и слушали топот
подстреленных лошадей
жизнь скоро станет лучше
осознанней веселей

просветление стоит вот столько
вот счёт твой
давай аванс
вдох-выдох
ты был буржуином
теперь ты один из нас

eat the rich

Eat the rich
голосили они
в семнадцатом
eat the rich
как тогда завещал с бронепоезда нам Ильич
как тогда полыхала Аврора
валил народ
рассчитаемся?
вышло
вот этим — землю
вон тем — завод

рассчитаемся?
вышло
богатым — смерть
бедным — пить и пить
выходи к Мавзолею в полночь
тебе водить

как не вывести из народа
тупой совок
как не будет никто за тебя
если сам не смог
как не вырубить по фэн шуй
окна на восток
как не даст бультерьер
из пасти достать кусок

как не даст нам
вон та блондинка
и та не даст
can you eat the rich
may you
should or must?

eat the rich
голосили
и тридцать восьмой разбился
не наступи
навалилась хрустальная ночь
налетай-лупи
вырывали серёжки с мясом
хуярили витражи
вновь накопит себе пожитки
богатый жид

заводи апельсин
заводи
и беги наверх
злой и бедный не знает пощады
и полумер

злой и бедный
и рад бы спрыгнуть с того пути
заработать — American dream
Russian dream — найти

We have eaten the rich
present perfect
my dear friend
тебе сорок
твой брак развалился
распался бэнд

Кто ты?
не режиссёр этой пьесы
не драматург
кто-то едет с семьёй на Мальдивы
ты — в Бранденбург

посмотри на Тиктоке
детка
крутой рецепт
как поймать ощипать отжарить
один процент

коли выпьешь с копытца
станешь простым козлом
а сожрешь буржуина
услышишь биткоина звон

rich lives matter
запомни это
иль запиши
поищи изобилие
в складках своей души

вынимай обиды поштучно
поставь их в ряд
семеро одного не любят
не скорбят

что, не катит?
конечно, проще послать всех нах
и винить богатых
в бедствиях и грехах

и в две тыщи двадцатом
пыльным вечером сентября
ты как сын Триопа
взял и съел самого себя

вспышки на Солнце

вспышки на Солнце
провоцируют магнитные бури
Миссисипи выходит из берегов
затопляет Миссури
я отрезала волосы
чтобы не делать хэдбэнгинг
каждый день отдаешь свои силы
за мелкие деньги

вылупляешься в мир по утрам
из уютной скорлупки
проверяешь свой рост
снова ниже последней зарубки
проверяешь свой вес
снова больше на несколько граммов
заливаешь свой завтрак
с хэштэгом #нямням в Инстаграмы
заливаешь свой кофе
на айсберг вчерашней обиды
невозможно
быть столь многогранным
как звёзды Давида

всем неймётся
и небо рыдает сквозь дыры в озоне
ты был самым последним
беспятничным
пьяным в дрова
Робинзоном

ты был самым последним пророком
на улице Вязов
жертва случая или судьбы
сводный брат Карамазов
бос и гол
горд и слаб
бард и Вакх
проповедовал похоть
залезая дрожащей рукой
в наши души по локоть

превратился в полярный рассвет
если верить приметам

после вспышек
страдает Земля
умирают поэты

воздух дрожит

воздух дрожит к перемене свободных мест
каждый порою воет и смотрит в лес
каждый как может струится пpомеж камней
воздух дрожит к перемене ночей и дней

если ты спросишь нырять или ждать волну
я обовью тебя намертво обниму
на глубине не заметишь провал ребра
не отличишь вожделения от добра

темные полосы ила на брюхе рыб
рыбы не знают что ты побежден но жив
рыбы не знают что воздух солен и свеж
что нарыбачишь то порешишь и съешь

ты управлял штурвалом одной рукой
был для меня Матвеем
для всех Лукой
был для меня Машиах Аллах Акбар
воздух дрожит
значит скоро грядет удар

всякая тварь божьим бичом пасома

всякая тварь
божьим бичом пасома
долго ль отматывать карму
жестоких предков
долго ль держать открытыми
двери дома
если сосед — алкаш
и в слезах соседка
если закончилась соль
у соседки снизу
если залили ночью
соседей сверху
если у пары слева
семейный кризис
а к неформалам справа
стучится Беркут

всякая тварь
желает тепла и света
мира
любви
машину
бабла и власти
все замерзают зимой
потеют летом
только покойник
безбожен и беспристрастен

всякая тварь устала
и хочет к маме
кто виноват
доколе
нерелевантно
все мы милы
местами и временами
с куклой в руках
и с белым огромным бантом

очень обидно
красивым
но дико бедным
сколько отмеряно нам
и что осталось
всякая тварь
поделится предпоследним
если умело и нежно давить на жалость

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка