277 Views

* * *

смерть вернулась из рейда
вся в жаргоне мурен…
ест грейпфруты даунгрейда
чебурашковый ген…

на лимоновой рейке
за решеткой как йод
апельсин канарейки
не поэт а поет…

* * *

с солнечным самоваром
с самобранкой пчелы
ты подперся ударом,
подкулачник скулы

цифровой штангенрейсмасс,
подмечаешь деталь
все тебе интересно
но очки твои — вдаль

скрупулезный слепуха
лопушиный слоненк
ты киваешь в пол-уха
из последних силенк

* * *

на свободные койки
пешка-смерть прилегла…

в лошадиных настройках
зло есть память седла…

сбросит в пропасть мустанга
невидимка-сасквоч…

ветром поднята штанга
(пыль
магнезия-ночь)

* * *

переполнена (облачный тюз)
память — чаша терпенья…

заключительно слово-союз
меж столбов сотворенья
(объявлень о знакомствах («Война.
Молода, интересна.
Ищет пару.))

… для тех кому за/против ветра и вместо
зонтика…

* * *

постановочка так себе или где
да на троечку
горе сдавало экзамен беде
красную корочку
получало…

(особый отдел
по борьбе с невесомостью
будет занят разгрузкою тел
и скреплен честью-совестью…)

* * *

дымчатый домочадень
котик зимы досчат…
лапок еловых складень
вносит в загробный чат…

одуванно плетутся кони
беловеночек ночника…

(о, отправленный в тыл ладони
на ошейнике позвонка…)

* * *

пасы Его пассата…
яблочные рулеты
райского самосада…

режутся трафареты
между собой…
набычась
на болеро тореро
дьявольски расковычась
светит высшая мера
полной луны-полпусты
(или звезда шерифа?)

крутят кино прокрусты:
мистику про мастифа…

* * *

шевели поршнями, ню,
продвигайся, чудо удо
как двойной бархан по дну
океанского верблюда
как соленая фреза
жужа электрофореза
родничковая слеза
(без подрыва и подреза
эххо гоночное карт
разложилось перед ралли
и столкнулось — март и март —
на верблюжьем одеяле)

* * *

тайная тайфунна
вечеря-луна…

форточка-фортуна
выветри ждуна
участи-своячки
(Хищник и Чужой,
он — наместник спячки,
сам себе не свой…)

* * *

кавалерией карнавала
(видно, к масочному режиму)
проскакала усталость металла
собирая дружину в пружину

распирая спинные спирали
швы пороли себя и пороли

изнутри как обычно втирали
шлакооблаки соли
верстовые столбы со станками

по останкам завода не поздно
опознать полотно с черенками
и квадратные гнезда

* * *

обдуванец оболочниц
белизны воланщик…

пояс бабочек-молочниц
черно-белый ящик —
верность…

сна аэрозоль
шариковый дребезг…

распыленье через боль
бабочковый вереск

* * *

фестивальное ребро
голод-гололедица
африканского метро
пальмовая ветвица

из съестного — молодняк:
зебра перехожая

сверху падает сквозняк
и слезает кожа

* * *

пальто твое метрополь
полы под палевицу
моль разъедает боль
тянет тебя за шлицу
драпает марафетр
там, за сто первым крепом
небом повален кедр
вскрытый тупым паркетом

* * *

отклевал курносый нос
печень как печень
если просо не вопрос —
на глазу ячмень

поползет мужская гречь
по лицу гречинь
чтобы женщину пропечь
от лица мужчин

* * *

голова-коридор
три класса по коридору…

если окно — во двор
в нем и раздолье вору
мечт…

а пока акрил
краденое барыжит —
к стенке лицом, дебил…
ползком по шатровой крыше…

* * *

о, туловище-куш!
о, голова на фарш!
разделывает туш
маэстро их, демарш

всемирная исто-
говядина и яд

солисто и глисто
бистро свое едят

* * *

белые орхидеи
холода…

чернослов,
тень-сухофрукт Психеи…
гибель-болиголов…

кровь ли твоя буренка
стынет по холодцу…

жжется собой онгаонга
крапивница ей к лицу

* * *

сон всегда готов
пионэр
а ты

ветви ветров
к саженцам пустоты
клонит клон

свищет в кронах свифт
и со всех сторон
облетает шрифт

* * *

как по радио «аш-два-о»
серенада тревоги
ты звучишь уже после всего

из дыхательной йоги
ты сводилась к тому что тату
осушала болота
и срываешь кувшинку-мечту
голубую как лотос

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка