308 Views

* * *

Бывало, как войдёшь во вкус социализма,
А глядь, его уже и нет.
Вокруг одни лишь англицизмы
И ржавые подпорки для ракет.

И так победно, так уверенно,
Чернеет солнце на горах,
И числа атомного Зверя
На всех автомобильных номерах.

И времена сшибаются рогами,
И жизнь с соломинкой во рту сидит в реке.
И входит сумасшедший Гамлет
С собачьим черепом в руке.

15 февраля 23

* * *

На одних мешки ,закрывающие с головою,
На других мешки с прорезями для глаз.
Заблудиться бы в лесу под Москвою
В последний, в самый последний раз.

Нарезать лапника, улечься в хвойное,
Упереться взглядом в небо,
Попрощаться с именами , с войнами;
Белые таблетки заесть снегом.

Провалиться. С тяжёлых ветвей повисли
Бекингемовские подвески ледяные, зимние.
Через два дня быть съеденным лисами
До последнего мизинчика.

Не быть помянутым ничьими словами,
Но больше никогда не видеть вас и вас
В мешках, c закрытыми головами,
В мешках с прорезями для глаз.

17 февраля 23

* * *

Oн лежит на пустой украинской земле,
Позабыв все задачи и цели.
Таково ему в зимнем седом ковыле.
Поимели лоха, поимели.

Думал , что там-чего там, не дрогнет рука,
Шоколадные дивчины в сале.
А оно вона как — носом в норку сурка,
Начесали лоха, начесали.

Крутанули лоха, начесали лоха,
В этой жёсткой холодной постели
Леденеет лицо, подвернулась нога,
Поимели лоха, поимели,

Хоть бы с белых небес хоть какой-нибудь бог,
Хоть бы ангел в крылатой метели.
Никого к тебе нет. Провели тебя, лох.
Поимели тебя, поимели.

19 февраля 23

* * *

СРЕДИ ДРЕВНЕРУССКИХ БОГОВ
Старый Перун не заметил , как сделался старым.
Стал по старинке на самый высокий пенёк .
Ан и шатнуло. Нет в молниях прежнего жара,
Громы не громче, чем в школе начальной звонок.

Старый Перун обличил гомосексуалистов,
Нечего, мол, пиdorasov хватает без вас,
Вспомнил героев, cлегка похвалил бургомистров,
Тут и промчался Властителю отданный час.

Старый Перун издавая значительный запах,
Ловко и самостоятельно спрыгнул с пенька.
Вот и карета.Стоят на запятках арапы,
Песня несётся туда и сюда с облучка.

В зале очнулись Стрибоги, Ярилы и Чуры.
Неторопливо рассеялась сонная мгла.
И по обширной Отчизне учёные куры
Чёрные яйца снесли и в каждом сокрыта игла.

22 2 23

* * *

Легли тропинки в сквере, как морщины,
Черны и неподвижны тополя.
И перед предстоящей годовщиной
Пригнулась и нахохлилась Земля.

Молчат сирены. Пеплом дышит ветер.,
Летит по ветру белая кровать.
Убитые во сне проснулись дети,
Хотят назад, воды, еды,играть.

А выживший младенец годовалый
Всё вертит головою, поражён,
Когда из тёмной глубины завалов
Вдруг слышится безумный телефон.

22 2 23

* * *

Белёсый дом, стоящий у залива.
Там мальчик жил, однажды съевший сливу
И ничего. Никто не наказал.
Там чайки нищенствовали, болтливы,
Там ближний лес стремился в перспективу,
Но не влезал.

Ни чисел не было, ни дней недели,
Ладонь ко лбу — на горизонт глядели,
И он был пуст, безоблачен и чист.
Там крепко спали, там немного ели,
Там зеленели ели и синели
Ветвями вниз.

Там выбить дверь сочтя попыткой тщетной,
У двери расстилался кот рассветный
Легко одет.
Там горевал над костью пёс бездетный,
В траву закатывался мяч двуцветный
На много лет.

В столетье раз менялся шифер дранкой,
Никто не мучил тишину тальянкой,
Грозя луне.
Там по старинке звали грипп «испанкой”,
Варенья и грибов стояли банки
Спина к спине.

На чердаке сыскалась стопка “Нивы»,
Кудряво было время и смешливо,
И ело с рук.
Но непременно и нетерпеливо
Отечество парило над заливом,
Сужая круг.

23 февраля 23

* * *

Твой.
Годовой.
Настольный. На часиках. Лунный.
День энергетика. День парижской Коммуны.
Подарочный . Церковный.Электронный.
Женский. Революционный.
Слившийся со стеной.
Отрывной.
Оторвались головы, руки, ноги.
Суффиксы. Окончания. Предлоги.
Детали архитектуры.
Деятели культуры.
Гриша от Наталки.
Потолок от балки.
Численник. Месяцеслов. Святцы.
Помилосердствуйте, братцы.
Исчезнуть. Под стол забраться.

Крысня. Душегубы. БездAрь.
Печатают вновь календарь.
Все дни напечатаны красными.
Разрывными. Фугасными.
На типографии кровь.
Над типографией гарь.
Они вновь
Печатают календарь.

24 февраля 23

* * *

Если я доживу, я не буду искать
Тех, кого мне схватить за доспехи:
Опорочить, прибить, по судам затаскать,
Поделом, по мордам, на орехи.

Уж судей -то найдут без меня легион,
Всем по самые брови отмерят.
За два дня образуется новый ОМОН,
И казармы небось не проветрят.

А меня одобрительно — хлоп по плечу
-Молодец! Сохранил идеалы.
Вот, писатель, тебе именную свечу
Помолись, чтоб цвело и стояло.

В Лужниках для народа зажарят быков
И объявят про новые планы.
И споют и пропляшут своих гопаков
Ровно те же машкИ и газманы.

Я уеду в пустыню, на льдину, в тайгу,
Выйду голым из мусоровоза.
Соберусь, но заплакать уже не смогу,
Потому что закончатся слёзы.
25 февраля 23

* * *

Дети! Поднимите руку, кто хочет вернуться?
Ведь вы же не думали, что уехали навсегда.
Дети, кто хочет дома проснуться,
Глянуть во двор колодец, а в нём живая вода?

Дети! Положите на место чужую свободу.
Вот ключ от квартиры, отдайте консьержке его.
Счета оплатите за Лувр, за Мтацминду, за воду,
За странную радость ходить ,не боясь ничего.

Дети! Уже в самолёте стюардесса с лицом майора
Пыточных дел ,обдаст вас зимой.
Будьте тверды. Отвечайте хором:
“Мы не к вам. Мы едем к себе домой.

Мы хотим, чтобы «жизнь оказалась длинной”,
Но мы хотим её удлинить
Сидящим в тюрьме Буратине и Чиполлине,
Мы им везём ариаднину нить.

Мы их спасём от параш и решёток!
Мы — обладатели правильных душ.
Наша Отчизна не околоток
Для околачивания груш.”

Дети! дома горестно, дома арестно,
Дома в лицо, по печени, в грудь.
Но вы выбираете даже не крестный ,
Просто человеческий путь.

Дети! Каждый из нас чертит
Свою параболу. Каждый. Сам.
Но вы же хотите пятёрку в четверти,
В половине жизни , которая осталась вам?

25 февраля 23

* * *

….у меня нет никакой тяги к блинам….
Сейчас любое напоминание о русских традициях вызывает крик.
Интервьюер Ксения Ларина

Московским Эхом распиарена
Кричит, блины завидев ,Ларина.
И прячутся на всякий случай суши,
Чтобы на них не наорала Ксюша.
26 февраля 23

* * *

Мальчик в ушанке,
А мимо с горки другие санки,
Ледянки, толстые картонные листы…
Это теперь не ты.

День пересвеченный
Вместе до середины речки
Свой среди всей босоты, гопоты.
Это тоже не ты.

Девичья стаечка,
Милая эта в коротенькой маечке.
Губы , тропинка , кусты.
Нет, и это не ты.

Глина и снег в могиле окопа,
Что-то торчит на манер перископа.
Словно бы к месту тебя приковало,
Палец тебе только что оторвало.
Где, blядь, противник, где blядь ,бинты?
Что я здесь делаю?
Вот. Это ты.Это ты.

28 февраля 23

* * *

Терпите и копите
Тоску-любовь свою.
Давно слова: “Мой Питер”
Я с правом говорю.

Когда-нибудь друг друга
Здесь перебьёт братва.
Возьму рюмаху в руку
Скажу “ Моя Москва”.

Придут года иные,
Растают тьма и льды
Скажу “Моя Россия».
Пускай из под плиты.
28 2 23

* * *

Ворона ещё не беременная ,домовитая.
Предвидит, предчувствует, знает.Ломает сучки.
Сожитель, гляди, подлетел похмельной и небритый.
И тоже чего-то несёт. Набирает очки
Супружеской жизни. Мол, дети, гнездо, понимаю.
Построим. Но прOблем..Я тут, если что. Не журись…

А серые дети появятся к тёплому маю
С заявкой на долгую хищную неповторимую жизнь.
Ворона и ворон. Бубнят, гомонят.
А может и шутят. Вон глаз-то у бабы лучится.

И что мне так жалко грядущих её воронят,
И что с ними может такое случиться?

1 марта 23

* * *

ПОЧТИ БАСНЯ

Покуда не вовсю цвела и жгла война,
Предлоги воевали «в» и «на».
Которые за «на», не любят Украину.
За «в» которые , напротив ,хороши.
Но превратившие страну в руины
Ракеты, «грады», калаши,
Не оставлявшие живому шансов,
И знать не знают всех этих нюансов.
Не принято средь носорогов
Копаться в тонкостях предлогов.
А те, которым до сих пор угодна
Бездарная словесная война,
Походкой смелой и свободной
Идите «В», идите «НА».

3марта 23

* * *

ТЕРЕМОК

Кто-кто в невысоком живет
Что-что в полоумном живет?
Я-дворовая скверна
Я-крови цистерна
Я-ужас подземный
Я-народ под»яремный
Я-бацилла холерная
Я-мозоль галерная
Я-курское дно
Я -черное кимоно
Я-золотая уборная
Я -надпись заборная
Я-лужниковский крик
Я -инвалид призывник

Кот и Дрозд! Спасите меня!

2000-2023

* * *

1953-2023

Господин Сталин — Наше все всех всем.
Нас вымыли к завтраку ,обеду и ужину.
Мы ваша белая гвардия ,ваш верный гарем.
Мы разоружены перед партией и обезоружены.

Когда вас перекладывали в гробовой мундир
Сегодняшнему было несколько месячишек.
Он побрякивал на вашей груди
Вместе с миллионами других
Мальчишек .

Господин Сталин! С лобовых стекол грузовиков
Вы снова воплощаетесь в бронзы и граниты,
В мысли мыслителей, в силу силовиков,
В поход марсиан на селенитов.

Семьдесят лет пролетели как безумный стриж,
Быстрее, чем пуля гражданки Каплан.
На очереди Прага, Варшава, Париж.
Сегодняшние выполняют ваш план.

Господин Сталин! Поздравляю вас с днем рождения.
В Колонном зале накрыт пищевой банкет.
Все готово для награждения,
Кремлевская стена источает мед и свет.

От арбатских переулков до кварталов Бронкса
Клонится всемирная исполать.
Ребята поймали Чейна и Стокса
И оторвали им все, что можно оторвать.

5ое марта 23

* * *

МОНОЛОГ ОДИНОЧКИ

Вот и стал я первее первых,
Но как же я стал одинок.
Каждый выход это такие нервы,
Что не дай вам бог, не дай бог.

Ведь у них же развиты эти науки,
Они всегда норовят.
Они придумали такие штуки,
Что наши не оборонят.

Они, где хотят напустят газы,
А надо же как-то дышать.
В каждой пылинке-былинке зараза,
Не скрыться и не убежать.

Они специально учат микробов,
Целые школы у них.
Чтоб чуяли ,и нападали чтобы
На органы клеток моих.

Ночью мне в уши страшные шопоты
Будто со стен летят:
«Мы древних инков используем опыты
И помощь инопланетян…»

А вы смеетесь над столами длинными
И ротой моих двойников.
Я раньше летал с журавлиным клином
Теперь я боюсь Лужников.

Кто там в раковине? На подоконнике?
В чем моя простыня?
Вводите войска! Вносите икону!
Чур меня! Чур меня!
6 марта 23

* * *

Не ставит народ на опасное лайки
Обратно по капле впускает раба.
Так хорошо закрутили гайки
Что полетела на них резьба.

С царём не вышло. От бога с героем
Поди избавленья дождись.
Вот и идём бесконвойным строем
В прежнюю милую жизнь.

Всё дорожает. Ну дорожает.
Как сто предыдущих лет.
Ну убивают. Ещё дорожают.
В этом запрета нет.

Что мы хотели? Ну что мы хотели?
Что мы хотели-то мы?
Всё , как и прежде в нашей артели,
В нашем отсеке тюрьмы.

Бросьте вы ваши глупые игры,
Мы всё равно в дураках.
Дайте нам плавиться в нашем тигле,
Сжаться в наших тисках.

Когда-то нам будет с лихвой насыпано —
От пяток до самых глаз.
А нынче вагоны премьера Столыпина
Идут на Север без нас.

7 марта 23

* * *

АЛЁША ХВОСТЕНКО

Ничего у него конского,
Ничего иерихонского,
Рысью мимо барабанщиков мимо всех временщиков.
Спел он ,хриплый ангел ,песенку со стихами Волохонского
Ту ,которою прославился молодой Гребенщиков.
Так то время с Лёшей сплавлено,так то воля им уловлена,
Так то беззаботно сплавано от моста и до моста,
Что про рай я врать не стану вам,
Но над небом приготовлено
Полупьяное созвездие — дом свободы и Хвоста.

7 марта 23

* * *

ШКОЛЬНОЕ

Дорогое непонятное,
Отмотай меня назад,
Где пособия наглядные
В классе на столе стоят.

Где до боли ненарядная
Жалкий свой ведёт урок
Вера Карповна нескладная.
Её штопаный чулок.

Её волосы ужасные,
Брошка вечная её,
Её нищее внеклассное,
Её вдовье бытиё.

Дорогое неизвестное,
Хоть сейчас мне объясни —
Ведь она была невестою
В незапамятные дни.

Милой девушкой советскою,
Фильм «Свинарка и пастух».
А сейчас лишь злоба детская
Да «Кукушка и петух”?

В жизнях социалистических,
Вообще, в любых других.
На вопрос мой риторический
Нет ответов никаких.

Cтолько бед судьбой накаркано
И без тюрем — лагерей.
Пропадай же, Вера Карповна,
В дебрях памяти моей.

Лучше в даль совсем туманную
Детских и невинных дней,
Где сижу над кашей манною
И расплылось масло в ней.

8;марта 23

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка