321 Views

Глиняные люди

Когда гнёт и гнев
Двадцать третьей весны
Ломит нам
Головы,
Сил не хватает
Мясных.
Тогда
Мы делаем
Големов.

*

Тринадцатый месяц
Календаря
Опричь февраля
Мёртвый.
Кустарное
Ремесло.
Тридцать второе
Число
Месяца
Морга

*

Когда в нашу дверь
Звонят,
Подгибаются
Ноги.
Рвота
Лупит
В кадык.
И коченеет
Тело.
Тогда
Поднимается
Голем
И делает
Моё дело.
Сим-карты в микроволновку
Рюкзак на плечи, не ссать.
Трос на окне. Страховка.
Собрался, хлоп твою мать.
Всего лишь
Второй этаж.
Крепче держись,
Гаврош.
Прыгай
В своё
Ничто.
Отворачивайся
От камер.
Крепко
Смотри вверх.
Перебирай
Руками.
Вот асфальт
Под ногами.
Ай, молодца.
Хорош.
Голем
Откроет
Дверь.
Неподсуден,
Как
Камень.

*

Глиняная женщина
Выносит живого
Младенца
Из застенка.
Прикладывает
К трещине на груди.
Закрывает
Родник
На темени.
Смотрит,
Что впереди.
Падает и встает.
Убаюкивает, поет:
«Живая живулечка
Сидит на живом
Стулечке,
Живое мясцо
Теребит»
Отец твой убит
Двадцать второго
Марта.
Счёта нет
Ни большим,
Ни малым.
Смотри,
Вот пряник,
Вот кнут.
Слишком
Много
И слишком
Мало.
Я отдам тебя
Маме.
Освободят
Бахмут.
Глиняная
Женщина
Передала
Ребенка
Не зная,
Сына ли
Дочь?
Развалилась.
Растаяла.
Дождь.

*

Гробница тирана
Циньшихуанди.
Камень, ртуть.
Терракота.
Глиняные ло-ша- ди
Глиняные лю-ди.
Конница и пехота.
В могилу царя свалили
На тысячелетие.
Четыреста
Тридцать
Седьмого дня.
Войны.
Ничего.
Мы големов лепим
Из себя, из тебя
Из них.
Нас много.
Нас очень много.
В Барнауле
В Москве,
В Чите.
И каждый
Ходит под богом.
По
Кровле
Своего
Гроба.
В арктической
Мерзлоте.
Мне проще
Других.
Я голый.
Без рода,
Детей,
Страны.
Наши
Твердые
Големы
На совесть
Обожжены.

Год счастья

В старой Англии
Было поверье:
Первую бабочку,
Которую
Именно ты
Именно этой
Весной
Увидел.
Выследил
Легкий полет
За дверью
Над первыми
Сорняками.
Первую бабочку
Нужно
Убить.
Палкой
Плевком
Руками.
Чтобы
Весь год
Быть
Счастливым.
Везунчиком
Чемпионом
Красавчиком.
Ай, молодца.
Лимонница,
Капустница,
Павлиний Глаз.
Хрясь и ее нет
Не добил?
Трепыхается?
Бей
Еще один раз.
Она —
Счастливый
Билет.
Выигрыш
В лотерее
Прожитых
Лет.
Бабочки
Нагло
Красивы.
Банальный символ:
Крылья,
Брюшко,
Хитин.
Раздавишь
И брызнет
Паста.
Мерзость.
Зато
Год
Счастья.
Еще один.
Бабочки слишком
Опасны
Вечно имеют вид.
Как ее не расквасить?
Как ее не убить?
Бабочки — дурочки,
Щекотка бога,
Улыбка быка,
Тремор времени.
Быстро, мазком, слегка
Штрихом
Штриха
На краешке
Зрения.
Сегодня увидел
Первую бабочку
Двадцать третьего года
Бесполезна, свободна
От звонка до звонка.
Нецензурная
Белая
Шла
По своим делам
Я ее не убил.
Не убью ни
Первую
Бабочку
Ни вторую,
Ни третью,
Не опрокину
Чашу
Если надо убить,
К черту
Такое счастье.

Гулливер

На столе
В коробке
Спичек
Карликовый,
Как пинчер,
Обитает
Маленький мент.

Ворочается
И хнычет:
Выпусти!
Душно,
Томление,
Маета.

Выпускаю
Мента.
Кормлю
С зубочистки
Кашей.

Мент
Пугает
Меня
Парашей,
Требует
Документ.

Где написано:
Я никто.
Беспризорный,
Невыездной.

Кот мента уволок
Хотел закопать в лоток.
Спас мента от кота.
Все-таки мент живой.
Твёрдый, как колобок.

Чеховский
Человечек
С Молоточком.
Долбит в лоб
Днем и ночью.
Громче
Вечером.
Утром —
Терпимо.
Днем он прячет
Свой молоток.
Спасибо ему
За то.

Я устал от гама
И гвалта.
Малых моих жильцов.
Я потерял лицо
На рынке или погосте.
Или
В гнезде аиста.
Так бывает.

Человек
С молотком
Запросто
Завтра
Придет
С кувалдой.

У маленького мента
Есть великий диктатор.
Бешеный экскаватор
Рвущий для трупов
Грунт.
Труд
Мир
Май.

Размером
Всего
С лузгу.
Заноза,
Игла
В мозгу

Поскрёбышек
В коробчонке
Черепа
На снегу.

Каждый день теперь —
Годовщина.
За окном тарахтят машины
Мент боится:
Идут большие!
Они всех возьмут
За три дня!

Как бы не было нам
Паршиво.
Ничего нет важнее в жизни.
Того, что идет война.

Победа: желтые лютики
Небосвод голубой
Нерв.

За окном
Страна
Лилипутия.
А внутри меня

Броб
Динг
Гнег.

Водомерка и Стриж

Не был бы ширпотреб
Пятой печати
Слепок
Родился бы рыцарем
Книжным.
Тогда бы
Поднял на герб
Не льва,
Не быка,
Не меч,
Не орла,
Не крыж.
На щите
Голубом
Нелепом
Водомерка
И
Черный
Стриж.
По мутной пленке пруда
Водомерка скользит, скользит
В огромное никогда.
Неуловима вблизи.
Черный башенный стриж
Летит на скорости двести.
Голосит над месивом крыш
Оба не стоят мессы,
Как выдуманный
Париж.
Бесполезны и веселы:
Вестники
И свидетели.
Пересмешники,
Скользящие
На поверхности
Безутешного
Счастия
Чересчур
Настоящего.
Водомерка
На глади Стикса,
Слышит зов
Серпокрылой
Птицы
И не может
Остановиться
Хоп, водомерка,
Прыг!
Крик стрижиный,
Дожинки
Жатвы
Не Крым,
Не Рим,
Не
Крае
Угольный
Камень.
Следи за
Крыльями
И руками.
Смерть,
Где твое
Жало?
Еще не
Начали рыть.
В ряску брысь,
Водомерка.
Стриж, свисти
С высоты
Бессмертной
О войне
Надежде
Беде
Ничего, что
Плаваю
Мелко
Тяжелы
Круги
На воде.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка