373 Views

* * *

Пока оскал её свиреп,
крылатой вестницы,
пойдем покурим во дворе
у чёрной лестницы,
где сигарета на двоих —
как нечто большее,
не то чтоб клятва на крови,
но всё ж хорошее.

Пока черно её крыло
и зубы стиснуты,
мы копим слабое тепло
(как соли висмута);
пока обещанный рассвет
ещё не теплится,
пока есть пачка сигарет
и выход к лестнице.

зима 2023

* * *

Тепло и холод глаз, тепло и холод рук,
тепло и холод рек, несущих синеву.
Скелет как такелаж — однажды я умру,
наполнит парус смерть.
Пока что я живу.

Тепло и холод рук, развилки синих вен,
ресницы синих глаз, февральский синий снег.
На ледяном ветру — я птица в синеве,
осколками стекла усыпавшая след.

зима 2023

* * *

Когда вручную связываешь нити,
казалось бы, распавшегося сна,
на небе проявляется луна,
казалось бы, пропавшая в зените.

Когда опять рифмуешь смерть и смех
ощеренного хищно арлекина,
в бессонном луге красная калина
слезой кровавой истекает в снег.

Когда распределились по гробам
проводники, привратники, стенозы,
вытаскивай цитаты, как занозы, —
из горла, из ладоней, изо лба.

Яйцом на блюде темно-голубом
не выкатать младенческого страха.
Перечитай от выдоха до взмаха:
«в деревне бог»; «кругом возможно бог».

апрель 2023

* * *

Будто вздрагивать в ужасе, пересдавая экзамен
в полусне на холодной и белой, как ночь, простыне.
Я люблю тебя так, что об этом никто не узнает,
кроме пары-другой населенных неплотно планет,

где небесный табун, притираясь крутыми боками,
высекает из черного облака белый разряд.
Я люблю тебя так, что вода превращается в камень,
запечатывая злое слово в кольце у царя.

Бесполезную боль заменяет условная польза,
прорастает над пропастью поле непаханой ржи.
Проводить под хоральное пение электровоза —
повстречать у порога, запнувшись о новую жизнь.

Без высоких идей человек — вертикальная лужа,
птица-ласточка ищет пути в ледяной темноте.
Я люблю тебя, жизнь, что само по себе и не нужно
центробежному солнцу иных планетарных систем.

весна 2023

* * *

Есть такие дела, о которых не говорят,
есть такие слова, которых не произносят:
золотая луна горит в рогах изюбря,
сквозь обличье мая глядит скелет ноября,
в каждой майской песне предполагается осень.

В самом сердце лета ждут великие льды,
чтобы тронуться в путь — успеть к своему пароходу.
Я хочу, дожидаясь восхода моей звезды,
в золотом лесу — мутабор! — превратиться в дым,
или в белое дерево, или в черную воду;

опуститься на самое дно в глубине лесов,
никому не сдавшись без родины и без флага.
Отлетает сон, бессмыслен и невесом.
…научи меня плавать, как рыба мудрый лосось,
научи меня плавать.

Научи меня плакать.

май–июль ’23

* * *

Твои друзья в овраге лошадь доедают.

У девочки нет имени,
у мальчика нет звания,
у зверя нету логова,
у птицы нет гнезда.

А за любовь прости меня —
я в точке замерзания;
читай стихи убогого,
как будто он издат.

Без имени, без отчества,
на пике одиночества
чего только ни делаю,
но падаю во мрак.

Поведай, ночь-пророчица, —
когда ж оно закончится?
В тумане лошадь белая
спускается в овраг.

лето-осень 2023

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка