395 Views

Перо Маат

Когда умрёт фараон,
его поместят в саркофаг
в тайном бункере главного военного храма,
и будут хранить его вечный сон в коконе из бумаг
электронные верно-подданные гвардейцы и священная пентаграмма.

В его траурный мавзолей положат на чёрный день
виолончель Страдивари, полную отборных бриллиантов,
чтобы нацлидер, даже сойдя в загробную тень,
никогда ни в чём не нуждался (это без вариантов).

Положат астрономические банковские счета
во всех существующих на планете оффшорах,
Мону Лизу (возможно, оригинал), поставят скульптуру «Пьета́»
и заколют на ней сначала пропагандиста, потом певца-молодца, от винта
на скрепных тусовках наводившего патриотический шорох.

Комплект «Золотой унитаз и ёршик», трофей «Золотой батон»,
разверну́т во дворце, в лабиринте хоро́м подземных
и заплатанный платиной блинди́рованный спецвагон
доставит его в Аид вернее, чем жалкий Харон туземный.

Сбоку в придел поставят бочку икры «Алмас»,
ящик ликёра «д’Амальфи Лимончелло Супримо»,
специзделие АН602 загрузят в КамАЗ
и припаркуют в ногах, чтобы мощь демонстрировать неоспоримо.

Потом замуруют в полном составе кордебалет
«Лебединого озера» (чтобы больше опасно не танцевали),
положат фуражку Гитлера и наградной пистолет
марки “подвиг разведчика” (чтоб использовать при провале).

Конечно, повесят икону Рублёва, куда же там без неё,
винтовку «Сумрак», саму по себе стреляющую без отдачи,
животворящий крест и Лонгиново копьё,
и, безусловно, положат ядерный чемоданчик…

…И я представляю:
он умер,
однако, откаты несут и несут,
словно в ломбард последний заклад, со всех городов и весей,
чтобы он не воскрес.

А боги вершат свой суд,
и перо Маат всё никак его сердце не перевесит.

2023

Письмо на Родину

Вернулся с фронта. Отпуск на три дня.
Пишу тебе. Здесь мирно плещет море,
И отпускает нервы у меня.
Концерт органный слушал я в соборе.

Волненье трудно передать в словах,
Так музыка дарует очищенье –
Брамс, Брукнер, Букстехуде, Бах
Нам обещают вечное прощенье.

А городок ухожен, тих и чист,
И люди безмятежно отдыхают,
Кругом – улыбки, ранних пташек свист,
И розы в парке так благоухают!

Пишу в пивной. Царит народный дух,
Несут сосиски, крафтовое пиво.
Как снег, ложится тополиный пух,
И всё вокруг так дьявольски красиво!

Народ доволен, хорошо в стране,
На улицах играют музыканты,
Никто не вспоминает о войне,
Здесь город помнит Гофмана и Канта.

А там – война. Все эти восемь лет
Старались мы держаться в рамках права,
Надеясь на осмысленный ответ –
Ведь мы – миролюбивая держава.

Пускай исходит злобой англосакс
И подрывает нашу безопасность,
Он непременно попадёт впросак –
Скрепляет нас народу сопричастность.

Враг был коварен, силы собирал –
Промедли мы – ударили бы в спину.
Вот потирал бы руки либерал!
Теперь верните наше – Украину!

Что значит – мирных жителей бомбим?
Нам непонятны нежности такие.
Мы – правы, значит дух неколебим,
И наши танки движутся на Киев.

Не будем торговаться о цене,
Бог – с нами, нас никто не уничтожит!
Мы непременно победим в войне,
Ведь по-другому просто быть не может!

Письмо кончаю. Надо на вокзал.
Опять на фронт, чтоб резать руки-ноги…
Но вот же – основное не сказал:
В генштабе рапорт приняли в итоге.

Моя судьба изменится вот-вот.
Там говорят – мой опыт интересен,
И вскоре обещали перевод
В какой-то лагерь. Кажется, Терезин.

2023

постмятежное

Унылых истин нам дороже
Возможности нести пургу
И мне злорадствовать негоже
Что замутил мятеж Пригожин
Когда с суровостью на роже
Герасим утопил Шойгу
Народ как прежде ни гугу
И я понять его могу
Хотя весь мир понять не может

2023

Подлинная история Мэри Поппинс

Выдержки из стенограммы отчёта
29.02.1933

Мария Макова, няня (согласно легенде),
4 Управление Штаба РККА:

…Как угораздило приземлиться в Вест-Энде?
Ветер переменился. Меня отнесло. Слегка.
Повезло. Никто не заметил посадки.
Лишь один сумасшедший отставной адмирал
увидел в небе (сквозь ливневые осадки)
мой парашют. Но подумал, что перебрал.
И пара детей в доме номер 17
следили за мной в (подо)зрительную трубу.
Но с ними легко удалось разобраться
с помощью средства Спецкабинета ОГПУ:
по ложечке на ночь, рыбьему жиру замена –
не успеешь и дюжину сосчитать слонов.
Экстракт мексиканского кактуса-галлюциногена –
гарантия красочных, незабываемых снов.
В дополнение к детям – близнецы-малявки.
Но этим – две капли, вот и вся недолга.

…Проверила передатчик. Перепроверила явки.
Проникла в логово классового врага.
Дешёвая няня из Советской России
идеально подходит для небогатых господ.
…Обработка родителей внушением амнезии.
Внедрение прошло без особых хлопот.

…Дальше – просто. У Ко́крофта ускоритель протонов
обслуживал техник, ценивший жизнь.
Был завербован в одном из притонов.
Стал сотрудничать. Передавал чертежи.

…Получив доступ к атомной трансмутации,
Родина получит золотовалютный запас,
и страна, свободная от эксплуатации,
станет светочем счастья для трудящихся масс!
Писатель Уэллс разглядел в ней главное:
над Россией рассеивается мгла.

…Меня отозвали. Эвакуировали по плану. И
товарищ Трэверс очень нам помогла.

2021

Эффект бабочек

Бабочка, взмахивающая крыльями в Айове,
способна вызвать лавину эффектов,
которые могут достигнуть высшей точки
в дождливый сезон в Индонезии.

Э. Лоренц

Где-то вдали, за МКАДом,
Есть Управление «Б».
Работа его – за кадром,
Невидима мне и тебе.

В паре часов от столицы,
Где пашня черна от скворцов –
Стоят как будто теплицы
Капусты и огурцов.

Но внешность обманчива крайне.
Невзрачных как таковых,
Там тренируют втайне
Бабочек боевых.

Не сдержит их оборона:
Прозрачен любой заслон –
Взлетают они синхронно,
Обрушивая циклон.

Динамик «Полёт валькирий»
Транслирует за стеклом,
И шорох тысячекрылий
На битву зовёт со злом.

И вот на милость «Катрине»
Сдаётся Нью-Орлеан,
Согласно гибридной доктрине
Его поглотит океан.

А бабочки где-то за МКАДом
Дружно пускаются в пляс –
И вот завывают торнадо
В Америке, в штате Канзас,

И грозные тучи клубятся,
Качнув паритета весы.
А бабочки тихо садятся,
Себе усмехаясь в усы.

2021

Майор Ветер

Майор Ветер может быть добрым
следователем.
Или злым.

Иногда он гладит подследственных
по их косам зелёным,
и вкрадчиво шепчет им:
– Не запирайтесь,
откройте мне правду,
поскребите-ка по сусекам
памяти – право,
я отпущу вас домой,
на покой,
к вашим корням.
Не заставляйте меня
ломать об колено!
Вы ещё молоды для дровосека…
Хотя…
Вы же знаете – если что – щепки летят…
Нет дерева – нет проблемы…

Но осенней порой
он терзает их беспощадно.
Таскает за жёлтые кудри,
выворачивает ветви –
те трещат, но
не поддаются. С воем
он бьёт, размахнувшись, сплеча
воздушным своим кулаком,
выбивает фальшивых признаний тома.
Ворох листьев сшивает в архиве зима,
где потом
они становятся перегноем.

Но деревья – молчат.
Они знают.
Иное.

2018

Исчезновение

Шёл несерьёзный человек
По жизни со смешком.
Любил плясать он на траве,
Любил лежать он на траве,
Любил гулять он по траве
С дубинкой и мешком.

Домой вернулся человек.
Дубинкою в мешке
Был долго бит по голове,
По гениальной голове,
Многострадальной голове,
А после – по башке.

И он не смог писать стихи
Блокадною зимой –
Все хо-хо-хо и хи-хи-хи,
И ха-ха-ха и хи-хи-хи
И хе-хе-хе и хи-хи-хи
Забыли путь домой.

Он очень долго их искал
В кастрюлях и кострах,
Но находилась лишь тоска,
Глухая, дикая тоска,
Невыразимая тоска
И бесконечный страх.

…Потом отправили его
В тюремный лазарет,
И не осталось ничего –
Представьте – просто ничего –
От человека – ни-че-го
На утренней заре.

Был снег метельный февраля
Безжалостно колюч,
Но раздавалось: тра-ля-ля…
Как аллилуйя: тра-ля-ля!
Все трое пели: тра-ля-ля,
Ему вручая ключ.

2017

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка