241 Views

* * *

наверно, демон, наверно, старец,
наверно, дьявол, наверно, маг,
ну что, дементор, словил, засранец,
мы устранили тебя, как баг

возможно, люди, возможно, тролли,
возможно, эльфы – исчадья нас
тебя сломали, тебя вспороли,
волшебный посох тебя не спас

нашелся воин, нашелся хакер,
забил защиту тебе в гортань,
you’re terminated, цементный факер,
попробуй только у нас восстань

почти Европа, почти вандалы,
без разрешенья стоять не сметь,
почти драконы, почти андалы,
мы сами – ужас и сами – смерть

2020

* * *

Если всю мою головную боль
превратить в ракетное топливо,
все равно никуда не долетишь,
ограничение скорости света не преодолеть,
но топливо получилось бы – просто огонь.

Бесконечный склад до горизонта,
заставленный бочками,
снующие между ангарами
заправщики «Газпромнефть»,
пожарные, просящие прикурить,
космические войска.

Наверно, я все это пишу с тайной надеждой,
что если я все это напишу,
у меня перестанет болеть голова,
не сейчас конкретно перестанет,
а вообще никогда не будет болеть,
боюсь, не перестанет,
но на Плутон я бы слетал.

А что бы выбрали вы? –
стать заправщиком ракетного топлива
или десять лет «пилить» на Плутон?

«Деятельность заправщика исполнительская,
он подчиняется начальнику группы заправки.
Деловые контакты с номерами расчета – частые,
осуществляются непосредственно,
а также с помощью технических устройств
условных сигналов».

«Работа заправщика в целом разнообразная,
протекает в переменном ритме,
характеризуется полной определенностью,
средним объемом перерабатываемой информации,
большим психическим напряжением
и средними физическим и интеллектуальным уровнями
выполнения учебно-боевых задач».

«Основная рабочая поза – «стоя»,
в процессе деятельности
заправщик может периодически располагаться
ниже поверхности земли
или на высоте до 30 метров».

Хмм, я боюсь высоты,
видимо, придется лететь на Плутон.

2020

* * *

Родина – это система, многие компоненты которой
являются памятниками истории, культуры, архитектуры
и охраняются государством.

Родина – предприятие, связанное с повышенной опасностью.
С целью предупреждения несчастных случаев с гражданами
и противоправных действий, на земле и в небе
ведется круглосуточное видеонаблюдение с видеозаписью.

Лица, находящиеся на территории Родины,
должны быть взаимно вежливыми,
уступать места инвалидам, пожилым людям,
гражданам с детьми и женщинам,
соблюдать чистоту и общественный порядок,
бережно относиться к сооружениям и оборудованию Родины.

Родина обеспечивает безопасную и комфортную жизнь
гражданам всех категорий.

Находясь на Родине, необходимо стоять справа,
лицом по направлению ее движения,
проходить с левой стороны, держась за поручень,
не наступать на ограничительную линию на ступенях,
не прислоняться к неподвижным частям,
не задерживаться при сходе с ума.

На территории Родины запрещается:
13.ё. Бежать, сидеть и ставить вещи на ступени, поручни и балюстраду.
13.й. Съезжать с катушек по балюстраде и поручням.
13.щ. Перемещаться по неработающей Отчизне без разрешения работников ЦК.
13.ъ. Пользоваться без надобности связью «гражданин-президент»,
связью с ситуационными центрами и органами внутренних дел,
краном выключения дверей в квартирах, рукояткой остановки сердца.
13.ы. Засорять и загрязнять собой сооружения, устройства пути,
оборудование, эскалаторы, подвижной состав и территорию Родины.

Настоящие Правила обязательны к выполнению всеми лицами,
находящимися на территории Родины.
Несоблюдение требований настоящих Правил
влечет административную ответственность
в соответствии с Кодексом.

2020

* * *

Живее, сомнамбул, глаза продрал,
почистил зубы, почистил чакры,
в теплой берлоге из одеял
бормочешь эти кофейные мантры.

Что-то сегодня не с той ноги,
время сожрали квартирные черти,
бродят снаружи капканы круги
инерционные вихри смерчи.

– Здравствуй, будничный ураган.
– Здравствуй, здравствуй, зеро-торнадо.
Город сокровищ, бедняга Бен Ганн,
все не отыщет зарытого клада.

Вмерзшие в уличный лабиринт,
скованы вечностью в Рэндом-Сити,
как говорил Долговязому Флинт:
«Ступайте на берег и поищите».

Если к чертям все летит вокруг,
если распался твой мир на части,
кофе свари, разыщи сундук
и закопай его вновь, на счастье.

2020

* * *

На сказку раньше казалось,
нормальная сказка будет –
расцвет последнего царства
тридевятой династии Цыц.

Заданий тьма all inclusive,
квест по типу «убейся»,
сказочник старой школы
без фрейда и плоских 3D.

Главное – бросить гребень,
крикнуть: «Экспеллиармус!
Египетские драконы!» –
и сабелькой – хрясь хрясь хрясь!

Но вот наступает полночь,
напротив мышиное войско,
машешь на все рукою
и просто ложишься спать.

2017

* * *

…что касается системы,
что теперь внутри тебя
выкорчевывает небо
и нетландские моря,
возвратиться серый сталкер
никогда нигде никак,
раскурочит наши кварки
в симпатичный кавардак,
зачеркнет слова и числа
(вряд ли мы с тобой сейчас
видим в жизни больше смысла,
чем она находит в нас),
трансгрессирует, проворен,
на дороге yellow brick
yellow raven белый чёрен,
we are programmed to receive…

2017

* * *

Закрой глаза, открой глаза – темно,
нет воздуха на выдохе, на вздохе,
все остается, как заведено
еще наверно при царе Горохе.

За горизонт стремятся облака,
а человек стремится за товаром,
до одури незримая тоска
пронизывает зримым перегаром.

В режиме турбо вертимся волчком,
но как-то перекошено с изнанки,
оттачивая прочерк день за днем,
еще по временам меняя бланки.

Все катится как есть в тартарары,
не исключая это пустословье,
и значит, все как надо до поры,
пока не в такт выкрикиваешь «ой-йо!»

2011

* * *

Когда свернули красные знамена
страны закостеневшего труда,
похоже, наша пятая колонна
настойчиво свернула не туда.

Как прежде, мимо кривды, мимо правды
отточенным походным па-де-де
с фанфарами проверенные кадры
прошлепали в бермудское желе.

2011

* * *

Борясь с кипящим гольфстримом родимой бредоцентрали,
по артериям и по венам, как лейкоциты, бредут
карманные ураганы, камерные цунами
сернокислотного кофе, жидко-азотных минут.

Как придорожные древа, дрейфуем не беспокоясь,
клинически безнадежен летаргический менингит,
стиснутые асфальтом, вкопанные по пояс,
карликовые секвойи пыльной свободы стрит.

На перекрестах сумрака переклинивает в печали
средь направлений патовых, маршрутов нанай-борьбы.
Ваше превосходительство товарищ креслоначальник,
горы кудыкиной штурман, ну а теперь куды?

Можно рвануть со всей дури, куда и не знаем сами:
в Шамбалу, в Средиземье, в галактику Кин-дза-дза, –
можно стоять на месте или ходить кругами,
мы в основном упорно движемся в никуда.

2009

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка