254 Views

Дом, дерево, человек

1.

я молодое дерево
я орех
не выше человеческого роста
посаженный на углу хрущёвки

баба зина поливает меня раз в четыре дня
баба тоня кормит бездомных кошек
рядом со мной
ставит подобие миски
пластиковую упаковку из-под куриного филе
и кошки насыщаются объедками
со стола бабы тони
благодарно лежат в моей тени

рядом со мной две лавочки без спинок
баба тамара и баба шура
любят до ночи сидеть и петь песни
виновата ли я
ой да не вечер
цвiте терен
последнюю через несколько лет петь перестанут

2.

орехи растут быстро
но не настолько быстро как подростки
казалось бы еще вчера сидевшие
на тех же лавочках
целовавшиеся и робко запускавшие руки
друг другу под одежду

а мне всё было видно
но ни шорохом листьев
ни скрипом веток не хотелось выдать себя

как это прекрасно
любите друг друга любите
не делайте друг другу больно
не губите живое

но серёжка подписал контракт
и уехал
скоро его ждёт
хотя не хочу об этом
а катя забеременеет в шестнадцать
оставит ребёнка бабушке
и тоже уедет
и я больше никогда никогда их не увижу

3.

говорят в москве грецкие орехи дорого стоят
дороже миндаля и фундука
а здесь на юге кому они нужны
валяются себе под деревьями
в этой красящей руки зелёной кожуре
никому и в голову не приходит собирать

а это между прочим мой первый урожай
смотри баба зина
смотрите баба шура и баба тамара
и баба тоня бы посмотрела
если б могла

кошки разбежались
кормить некому

4.

дом стареет
похороны за похоронами
новые жильцы делают евроремонты
рожают детей
дают им диковинные имена
милена стефания арсений
когда они вырастут
сережа и катя будут звучать
как сейчас звучит баба зина
давно она меня не поливала
ох давно

5.

тропинка которая проходила рядом
изменила своё русло
потому что мои ветви стали больше
мои ветви стали сильнее
стали цеплять прохожих за одежду
как будто спрашивают
кто ты куда держишь путь
а кому хочется отвечать

пусть по этой тропинке не придёт
никогда не придёт
большая беда
цвiте терен

6.

луна дырка в небе
ветви цепляются за звёздную ткань
а на той стороне
кто знает что там на той стороне
а я знаю
такой же старый орех
такие же гнилые лавочки без спинок
только от дома остались одни камни
и от другого дома
который напротив
серёжа серёжа
что же ты наделал

7.

деревья тоже умирают
и я умру
мои ветви мешают
задевают провода
стефания выросла
и уже позвонила коммунальщикам

говорят
древесный рай не так уж плох
может я стану частью того самого
мирового дерева
сплетусь корнями с другими мёртвыми деревьями
под землёй
сплетусь ветвями с другими мёртвыми деревьями
над

и никто не увидит
как мы качаемся
никто не услышит как шелестит листва
никто не заметит
падения ореха вишни яблока
абрикоса

только кошка
однажды остановится
настороженно потянет воздух
проходя по старой тропинке
мимо трухлявого пня

арсений и милена станут мужем и женой
и посадят в день свадьбы каштан
на другом углу старой хрущёвки
будут любить друг друга
и беречь всё живое

я же мировое дерево
поэтому слышу все молитвы о мире

не приходи беда
не приходи беда
никуда

В сухом остатке

мне приснилось что я пою
хлеб вода и камень
так как поётся здорово и вечно
я проснулась чтоб записать
а потом вспомнила
что где-то это уже было
но всё равно записала

да всё когда-то было
и сладкие пряники и кислые щи
и наши-ваши и разборки на районе
и районом на район
и государством на государство

всё было и есть
люди едят хлеб и пьют воду
бросаются друг в друга камнями
и не только камнями
а чем потяжелей
а потом рассказывают
о великой неизбежности произошедшего

фантомные конструкты
символика
это меняется
в сухом остатке ненависть

я не знаю почему так
я бы хотела жить в мире где
наши-ваши делятся друг с другом
хлебом и водой
а ещё вином
и если не пьют его вместе
то хотя бы не разбивают друг другу головы
я бы хотела жить в мире
но великая неизбежность насилия
лезет из каждого рта

есть у меня знакомая
с которой мы делим хлеб и вино
а ещё сыр
мы пьём вместе
и ведём задушевные беседы
но иногда она говорит мерзкие вещи
и мне хочется плакать
мне хочется блевать
блевать и плакать
блевать и плакать
я не знаю как сочетаются в ней
человечность и жестокость
впрочем это скорее закономерность
чем нечто особенное
люди как люди
несовершенны и смертны

или ещё один
ему говорят выполни задачу любой ценой
а я скажу лишь вернись живым
потому что только живой
может искоренить в себе гнильцу
конечно если захочет

принять несовершенство как данность
и ничему не удивляться
только петь во сне
всякую летовщину
просыпаться и записывать
просыпаться и записывать
блевать и плакать

Пылинка

то ли от солнца за окном
то ли от того что перестала болеть голова
то ли от доброго поступка чужого человека
кажется будто мир хорош и благостен

пока не вспомнишь что где-то там
полыхает и рвётся
на кусочки рвётся этот самый мир
и думаешь каков он на самом деле

переведёшь дух
избежав будничных неприятностей
и начинаешь верить в удачу
а потом опять

горит
горит
горит

наливаешь чай а перед глазами
то чего никогда не видел
но можешь представить

включаешь компьютер
а на экране
вместо приветственного сообщения
то же самое
а ещё в предвесенней кашице
на асфальте
среди качелей и каруселей
покрашенных в аляпистые цвета
когда-то думалось
боже какая безвкусица
а теперь
вот они есть и хорошо

и тревога заполняет до краёв
и замираешь невесомой пылинкой
фантиком летящим по ветру
и единственный выход
передать эстафету
стать для кого-то ещё
добрым не обязательно чужим человеком
насколько это может быть по силам
а если не по силам
то наверное выхода нет

но сегодня такое солнце
такое солнце
и не болит голова

Последнее слово

Будущий победитель ворочается в своей постели:
Кажется, вот ещё немного, и цель будет достигнута.
Цель будет поражена во что бы то ни стало.
Ему так хочется победить, страсть как хочется.
Хочется сказать последнее слово и засмеяться.
Так, чтоб никто больше не посмел его осудить.
Точнее, чтоб судить стало некому.

Будущему победителю не терпится:
Нужно закончить начатое любой ценой.
Он ощущает это почти физически:
Это сладкое страдание, предшествующее удовольствию.
И не важно, что будет потом.
Возможно, ничего не будет.
В прямом смысле, ничего.
Возможно, судить будет не только некому,
Но и некого.

Но будущий победитель об этом не думает.
Он думает только о том, что нужно скорее завершить своё великое дело.
А что он скажет напоследок, он уже прикинул.
И интонацию, с которой засмеётся
Над будущим проигравшим, отрепетировал.

Будущий победитель грезит:
Осталось потерпеть ещё немного,
И больше никто не будет стоять у него на пути.
И других слов больше никто никогда не скажет.
Потому что именно за ним должно быть последнее слово.
Самое последнее слово в истории человечества.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка