307 Views

жмж

ты женственна, ты яблоко, — твердил он мне.
я согласилась (дело было при луне).
а поутру, открыв окно и скинув одеяло:
да сколько можно спать!— ему сказала.

во сне я мальчиком была и я дралась
за атеизм, за свой район, за нас.
и были кулаки мои, как свежий хлеб,
покрыты корочками. я не простила, нет,

стоявших в стороне и пьющих пиво.
я подошла и говорю им: некрасиво!
всё это не кино, ребятки. ю а велком
в кровавый спорт. я назначаю стрелку

на преобраге, там где голубиный мор.
коротким, топориным будет разговор.
потом удар и далее — по Гаю Ричи.
и вдруг смотрю на руки, а они — девичьи!

и я проснулась вся в поту и в одеяле.
потрогала соски (они стояли).
а можно я в плечо тебе заплачу?
нельзя. ты женственна, ты яблоко, ты мальчик.

мальчики

я встречалась с мальчиками, чьи отцы — ветераны войн,
и знаю, контузия — генетическое заболевание.
«современные парни не хотят идти в армию».
посмотрите в глаза: в них уже эта армия.

продолжусь мальчиком — не отдам его вам.
не стану получать по почте тонкие пальчики.
я скажу ему, что кино Балабанова Леши — ложь.
что Света галлюцинирует цинковыми мальчиками.

мы будем хрумкать на кухне тараканами-косточками,
поедать вместе с ними кровавый осенний арбуз.
я буду бояться, что он увидит в пустой ягоде каску,
наденет ее на голову. господи, я уже боюсь.

привет. мне страшно, что заберут нашего несуществующего мальчика.
привет. пишу тебе с вершины кавказской горы.
привет. горы — не горы, а декорации военных фильмов.
привет. мне жаль, что твой папа не вернулся с войны.

красный снег

красный снег. хорошо —
огнестрел, а не ядерная.
наступила весна.
весна вообще обязательная.
 
вино красное. хорошо —
полезнее белого.
долго я не хотела жить,
а теперь захотела вот.
 
красный ковёр. хорошо —
винных пятен не видно.
стыдно, что разлила.
за кровь, что во мне, — не стыдно.
 
поездапоездапоезда
сливаются в запрещённое слово.
красный снег. я тебя провожаю
в светлое белое будущее.
слепит глаза. исчезаешь
в простынях из икеи.
русский секс остаётся —
 
бессмысленный и беспощадный.

афродита

пока ты не пришёл, не замечала,
что места у меня, во мне так мало.
похожими на мамины вдруг стали
мои сосиски-пальцы — исхудали.

а я счастливая вдруг лягу поперёк,
страдай, не выпрямишь терь ног.
во сне свернёшься в тёртый ты калач.
мой танчик, танечка ты мой, не плачь.

ты выбрось мяч в москву-реку:
я пла-ва-ю, я вы-плы-вуууууу

боже, я представила, как выхожу из тины на высокий берег в родных краях. мы туда ходили на шашлыки с родителями. а ещё приезжали с моим первым парнем — заниматься любовью в машине. а потом и со вторым. но всё это не важно. хотя, конечно, очень важно. благодаря каждому из них я оказалась голой на этом берегу.

а поутру я улыбнусь соседям.
не верьте мне в ночи, не верьте.
его я не люблю. я не люблю его.
всё это сквозняки и зимний ветер.

за хлебом

и вот ты, сильная женщина,
не боящаяся мороза,
надеваешь комбинезон цвета неба
и шапочку цвета грязи.
приходишь в булочную
купить белого и чёрного.
а продавщица спросит:
чего тебе, мальчик?

и ты жрёшь корку.
а мороз минус тридцать:
обиженные губы
прилипают к хлебу.
и клянёшься себе,
что больше никогда в жизни
не наденешь комбинезон
цвета неба.

приходишь домой. кричишь:
я женщина и больше никогда не надену
комбинезон цвета неба
и шапочку цвета грязи.
а мама (тоже сильная женщина)
тебе ответит:
отморозишь придатки –
и точно будешь, как мальчик.

край чудес

я родилась в краю, где делают дошики
и горящие самолёты в поле сажают.
там случается много боли. там
случаются чудеса. я это точно знаю.

а поле то с кукурузой – мы её воровали.
10 початков – ни от кого не убудет.
на дошике как-то работала моя мама.
зачем ей нежные медицинские руки?

а вместе с ней работали хабалки, но
в целом неплохие простые девчонки.
у одной из них не было пальца:
отрубило на пельменном заводе.

не рассказывай не рассказывай мама
я же ем пельмени
ну это ж не те пельмени это другие
пальца на стало три года назад
и вообще боли много в жизни
отрицать её глупо
отрицать её некрасиво
по отношению к другим людям
пойдём погуляем по полю
ну пойдём погуляем

на наших глазах Дамир Юсупов
сажает А321 в кукурузное поле.
здесь случаются великие чудеса
(я видела)
вопреки оглушающей божьей воле.

горит?
закат.

и чёрные силуэты кукурузы –
стройные сухие колкие, мне позируют.
я выкладываю фото в соцсети,
и все пишут:
удивительно удивительно удивительно

женщина в чёрном

по дороге я встретила женщину из прошлой жизни.
она не сказала мне здравствуйте. сразу перешла к делу:
замужем? дети? а я до этого смотрела «всегда да» с джимом керри.
да, — говорю, — знаете, и то и другое. и всего по две штуки.

и я представила, как мой сын
(интеллект же передается перекрёстно)
подходит и говорит: мама, осень.
мне пришли в голову строчки.
я записал их на обратной стороне пачки.
прочти. не ругайся, что я курю.

и я почувствую в животе такую тяжесть.
не оттого, что он курит. это можно бросить.
от безысходного ужаса, что ему тоже жить с ними,
с говорящими пчёлами в волосах.

читаю:
зелёная осень. весна золотая.
женщина в белом скоро растает.
женщина в чёрном скоро придёт.

у женщины из моей прошлой жизни
чёрное пальто.

женщина

во глубине её живота
живёт кое-что и оно, и оно
пропускает жизнь сквозь китовый ус.
вернусь – не вернусь. вернусь – не вернусь.

по зимнему минному полю идёт.
найдёт – не найдёт. найдёт – не найдёт.
и мальчик смеётся в её голове.
мама, я спрятался в снежной траве.
мама, уже ничего не боюсь.
вернусь – не вернусь. вернусь – не вернусь.

легла. и красные руки красней
на белой холодной стальной пелене.
представила. бабушка воду льёт
горячую. детонька, всё пройдёт,
как с гусь вода и как с яблонь дым.
не ходи, не ходи, не ходи ты за ним.

и скрипела кровать. а потом тишина.
по летнему городу женщина шла.
а потом в магазин. а потом в детский сад.
одна и одна. много раз подряд.

мама, я долго не мог сказать:
не ищи. ты не сможешь меня отыскать.
плакучая верба звенит на ветру.
не ищи. я ищу. не иди. я иду.

мальчик бежит по сухой траве.
петух или курица? палец в крови.
плачет. смеётся. над ним цветёт
синяя смерть материнской любви.

берёза

белая, с черными ранами,
моя береза-душа.
не хочет расти ровно.
не может жить не пиша.
к солнцу тянет-потянется,
да только вытянуть свет —
из чёрной дыры красавице
возможно ли? или нет.
за что я расту в этом поле.
за что я расту не в саду.
зачем эти чёрные гори
несу на своём стволу.
не бережёшь ты, берёза, —
сказал мне недавно дуб.
сказал и засох. и что мне
делать теперь? сруб?
срубить мне себя что ли?
мне что ли обклеить ствол
белыми пластырями
от макушки до пол?
дождь пойдёт — и отклеятся.
я ничего не хочу.
красивая непутёвая
режу себя по чуть-чу
тонким и острым ножичком.
однажды засуну его,
как в песне народной «мурка»
себе под ребро. под ребро.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка