329 Views

* * *

Пиши, художник, добрый мир,
Ты маг, ты царь, ты бог,
Пусть правит добрыми людьми
Прекрасная любовь,

Пусть будет солнце, будет дождь,
Пусть будем мы с тобой,
Пиши, пиши, чего ты ждёшь,
Скорей пиши любовь!

Да, мир-натурщик не хорош,
Коряв и угловат,
Да, в нем любови не найдешь,
Хотя скрипит кровать,

Но ты, пожалуйста, гляди,
Но ты, пожалуйста, найди,
Ведь мир не виноват!

* * *

Если я провожаю приятную даму в сад,
То не просто я так, а согласно речам Нострадамуса,
А когда я неверно толкую все эти пророчества —
Ох, намучился я, а уж дамы-то как настрадалися!

* * *

Человек на взводе, как курок,
Тронешь невзначай — и выйдет срок,
Порох догорит, ударит пуля.
Отойди, не трогай. Нет, не трог…

* * *

Пахнет горелой листвой,
Вот и закончилось лето,
Выстрелы над головой,
В небе гоняют «Шахеда».

Как это вместе сошлось —
Выстрелы, гарь, листья, август,
Как это с нами сбылось,
Как улеглось на бумагу

Поздней созревшей строкой?
Тает туман над рекой.

* * *

Рубай, Хайям! Люблю стихи твои.
От зависти прокиснет Навои!
Перо что сабля — рубишь на галопе,
Свистит клинок, выходят рубаи.

* * *

Печать, которой заклеймен был Каин,
Чей оттиск он всю жизнь на лбу носил,
Упала и ударилась о камень
Что было сил.

На мириады крошечных печатей
Разбилась — и осколки принял мир.
С тех пор в живых и виртуальных чатах
Клеймим:

«Ты Каин! Нет, ты Каин! Ты! Нет, ты!»
Горят во лбах печатные цветы.

* * *

Разрушенный город, кругом ни души,
Вчерашние зэки берут калаши,
ООН озабочено, в грусти ЮНЕСКО…
А мы-то боялись восстанья машин!

Баллада усталости

Он сидит усталый на холодном камне,
Мимо пленных ведут гуськом,
Он сидит, не встанет, и смешно икает —
В горле ком, неприятный ком.

Он глядит на пленных, не отводит взгляда
А они бредут и бредут,
Ватные колени, страх плетется рядом,
Стережет — а вдруг украдут?

Бог войны Арес,
В чем твой интерес?
Этот эпизод рядовой.
Нечему гореть,
Не на что смотреть,
Ни к чему качать головой.

Он сидит на камне, взгляд его — заноза,
Рыболовный острый крючок.
Где-то пьют вискарик, дарят дамам розы,
Это жизнь, он там ни при чем.

Смерть? Он ни при чем. Ведь мертвецы спокойны,
Память — пепел, прах, тишина.
Лик от гари черный, зуб передний сколот,
Он — усталость, ярость, война.

Бог войны Арес,
Для чего воскрес,
Для чего из мифа восстал?
Ты для них чужой,
Временем сожжён,
Бронза, погляди — всюду сталь.

Он сидит на камне, будто в старом фильме,
Вон медичка идёт к нему.
— Как ты, Эниалий?
— Так себе, Афина.
И она уходит во тьму.

А над ними небо, там отец небесный,
Может, Зевс, а может, не Зевс,
И ни к черту нервы, и душа ни к бесу,
И ворчит папаша в грозе.

Бог войны Арес,
Знаешь слово «стресс»?
Ты его и раньше не знал.
Вон подбитый танк,
Крошево моста,
Как тебе такая война?

* * *

В затылке чешет Валаам, страдает, ходит, злится —
Себе аккаунт завела пророкова ослица,
Пророчит и всему даёт экспертную оценку,
Господь, гляди — и дождь златой уже готов пролиться!

* * *

Очень трудно спасать, помогать и лечить,
Много легче кого-нибудь разоблачить,
И добро бы красотку в тени будуара,
А не дядьку-френда в виртуальной ночи!

* * *

Высокомерных не прощают,
Земные кары обещают,
Казнят, тиранят, укрощают,
Берут на понт и на слабо,

Им не узнать (не по размеру им!),
Как тяжек этот бой с Химерами —
Себя измерить высшей мерою!
Вот полубог ты, вот ты бог,

А вот уже пора ругаться,
Поскольку ты летишь с Пегаса,
Ломаешь ноги, в клочья мясо
Рвешь, и ползешь за пядью пядь,

Хромаешь, режешься осокою,
И бредишь мерою высокою —
Туда, где солнце, солнце, солнышко,
Опять, опять, опять, опять.

* * *

Блажен, кто посетил сей мир,
Когда б его не посетил он,
Не знал бы, как блестят седины
И что такое быть людьми.

Блажен, воистину блажен
Любой, хоть рыжий-конопатый,
Вкушая мясо на ноже
И нож под левою лопаткой!

А что минуты роковой
Не избежать хоть здесь, хоть где-то,
Об этом знают даже дети,
Не говоря уж про конвой.

У рока щедрая рука,
У рока тех минут навалом,
Одарит и больших, и малых,
Младенчика и старика.

И все равно не блекнут краски,
И все равно не кончен счёт,
Постой, мгновенье, ты прекрасно,
Не уходи, побудь ещё!

* * *

Наша жизнь — это просто подстрочник; исток, не река,
День за днём верный тон обретает глухая строка,
Год за годом растет перевод, близится к завершенью,
Наша жизнь — лишь подстрочник с божественного языка.

* * *

Третий день не пишутся стихи,
Третий день,
Самой завалященькой строки
Нет нигде,

Шарю — под рукою трын-трава,
Вот и всё,
Есть Хайям, Вийон, Ахматова,
Есть Басё,

Легионы всех, кому не лень,
Но три дня
Каждый божий, каждый чертов день
Нет меня.

Упрекают: «Ишь, нудит еврей,
Мы — не он,
Можем хоть ни в ямб, хоть ни в хорей,
Ни в пеон,

Пишем мы, как дышим, а сейчас —
Белый шум…»
Третий день, шестидесятый час
Не дышу.

Баллада метаморфоз

А когда проспектом потянется чад и гарь,
И объявит чужак: ваше место, мол, у параши,
В музыканте внезапно проснется смешной дикарь,
А потом не смешной, а потом уже вовсе страшный.

Волчьим воем прорвется тонический звукоряд,
Превратится в хтонический, и прорастут когтями
Десять пальцев, которым бы гаммы с утра играть,
А теперь с сонатины хоть мясо сдирай ломтями.

А когда дома, как костры, в темноте горят,
И все небо чешется — слышишь? летят! — от зуда,
То редактор в зеркале видит вдруг дикаря,
И дикарь улыбается, хищный и острозубый.

И слова изменяются правильно, баш на баш,
И абзацы космами, дикие словно йети,
А из всей стилистики важно одно: «Е@ашь!»
Скажешь, дети поблизости? Вот потому что дети.

А когда село под огнем обратится в бред,
И земля безвидна, выжжена и пуста,
То художник берет мольберт, пишет автопортрет,
Вручает ему повестку, и тот сходит с холста.

Перспектива дыбом, и кровью течет кармин,
Футуризм кубизму одалживает боекомплект,
Их обоих хлебом теперь не корми,
Их паек другой, и другой обед, и при чем тут хлеб?

Суеты не терпит служенье муз. Как насчёт войны?
Мир — театр. Военных действий? Пускай, пускай.
И метаморфозы искусства порой страшны,
А порой сухие, как будто щелчок курка.

Талия — парамедик, Эвтерпа стреляет на звук,
Мельпомена донатит на грузовик с динамитом,
И Аполлон от зависти сопит и роняет лук,
А рядом ломает стрелы завистливая Артемида.

Что гремит-то?

* * *

Страхом и болью охотнее делятся,
Тяжко нести самому,
Горе дорожками пыльными стелится
В брошенном тихом дому.

Где ты, прохожий? Откроешь ли двери ты?
Встань на порог, помолись,
Опытом, силой, надеждою, верою,
Добрым, святым поделись!

* * *

Надо жить — под обстрелом, на фронте, в тылу,
Жизнь киркою без устали бить, как скалу,
Чтоб увидеть когда-нибудь, как из разломов
Прорастают цветы сквозь густую золу.

Баллада о чёрте

…и тут явился ко мне мой чёрт…
А. Галич

Приходит зло, говорит: «Старо
Преданье, как мир, старо!
Во-первых, какое я зло? Я добро.
И во-вторых, добро.

А если в-третьих — молчи, молчи,
Кивай и опять кивай,
Ночами плохо спят палачи,
Работу ждут — дураков лечить.
Не хочешь ли под трамвай?»

Приходит добро, говорит: «Дружок,
Да ты не узнал меня!
Ну что ты дудишь в свой смешной рожок?
Прислушайся — трубы звенят!

И под напев этих славных труб
Ты бодро отдашь расчёт,
Ещё не раб, и ещё не труп,
Но это, пойми, ещё!

Приходят вместе, стучатся в дверь,
Ломают, врываются: «Брат!
Ты нас послушай, ты нам поверь,
Мы два добродушных добра!

И наши души, как два крыла,
Тебя до небес вознесут…
Ну что ты городишь? Какая мгла?
Какой там висок, холодок ствола?
Какой ещё Страшный суд?!

Наш суд любого суда страшней
И крепок наш приговор,
И клешни крепче любых клешней,
И ты таких, как ты, не грешней,
Лыжню накатал, беги по лыжне!
Чего ты сопишь, чего?!»

Потом уходят — мол, завтра придём,
Подумай-ка до утра,
Смотри, какой ты отстроил дом,
Зачем тебе тяжесть утрат?

Наш прост уют и смешон расчёт,
И радостен блеск монет…
А я все жду, что появится чёрт,
Но он не приходит, нет.

* * *

Люди строили рай, светлый рай на земле,
Измарали в крови, извозили в золе,
Разбомбили сады, порубили деревья.
— Рай готов, — говорят. — Покупайте билет!

* * *

На ладони держу шар земной,
Он зелёный, как грецкий орех,
Но уже покрывается коркой чумной,
Вот и треснуть готов — в октябре? декабре?!
Что ни месяц, ему все равно.

Безымянной военной порой
Содрогается мир под корой.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00