197 Views

враг моего врага

оптимизм и слепая вера в чудодейственное лекарство
хороши, только быстро дохнут под подошвою сапога
и пока существует вирус полицейского государства
самым верным и честным другом будет враг моего врага

декларации, а на деле та же жопа, но только в профиль
видно, совесть сошла с маршрута, заплутав в вековых снегах
иисусы кончают плохо, их дороги ведут к Голгофе
забегай на рюмашку чая, вечный враг моего врага

честный выбор… судьба отчизны… потянулся осел к морковке
знать, неправильно объяснили, кто хозяин, а кто слуга
я не верю в легальный метод, но я верю в прицел винтовки
как в бутылку, бензин и масло верит враг моего врага

некрозой

мы плутали по бездорожьям в вечном поиске ровных трасс
сучка-совесть лобковой вошью подгоняла и грызла нас
и с увядшим венком из веры да скупою мужской слезой
мы стоим у порога эры под названием некрозой

цепи траурных эшелонов, гнойный бисер могильных ям
по завьюженным перегонам, по накатанным колеям
жадно впитывать чувство меры поджелудочной железой
мы стоим у порога эры под названием некрозой

пыль растоптанных идеалов, прах заветов, доктрин, программ
ствол, колючее одеяло да прощальные двести грамм
новый путь наш, пропахший серой, кровью, порохом да кирзой
мы стоим у порога эры под названием некрозой

бог бы мог рассказать…

симптоматика общей усталости жизни… вновь бездны желанней вершин
без прожектора в морду и ближних, вонзающих в шеи ножи гильотин
без толпы чистоплюев и тягостных драм о гнетущих душевных скорбях
бог бы мог рассказать о тебе очень многое, если б он верил в тебя

но пока ты не сдохнешь, тебя не оставят, тебя разберут по частям
обсосут, словно косточку, каждый твой шаг — здесь так рады любым новостям
здесь забыли, что высшая ценность — свобода, а все остальное хуйня
бог бы мог рассказать обо мне очень многое, если б он верил в меня

сельский художник

бурлил сурово сельсовет, во гневе хмурились плакаты
где, падла, партии завет? где гордость пролетариата?
где запах Родины и дым с парами конского навоза?
художник отгребал пизды от председателя колхоза

какой позор, ебена мать! семья вскормила паразита
за что шли деды воевать и кодла вражия разбита?
лучами красными звезды сгущалась в воздухе угроза
художник отгребал пизды от председателя колхоза

курил махорку старый дед, и в целом было все в порядке
кто устремил велосипед в село соседнее на блядки
кто вшей ловил средь бороды, кто бил жену с лицом серьезным
художник отгребал пизды от председателя колхоза

театральный сезон

и опять стартовал театральный сезон, на афишах знакомые лица
снова звездный дуэт пропоет в унисон серенады имперских амбиций
соберется богема на бал-маскарад, зашуршит театральная пресса
и пускай всем известен уже результат, насладимся культурным процессом

насладимся талантом, актерской игрой, глубиною идей режиссера
каждодневный последний решительный бой… крысы прячутся в теплые норы
амплуа королей, кардиналов, святых, архитекторов новой системы
на вчерашних костях вырастают кресты… и когда-нибудь здесь будем все мы

это новый простор для стальных колесниц, для охочей до бойни пехоты
заслужи свой бесплатный билет в Аушвиц и, как бонус, иные щедроты
ты же видишь, дружище, к чему все идет… но театр забит под завязку
театральный сезон… и уставший народ вновь клюет на красивую сказку

над могилами их…

над могилами их то румян каравай, то сто грамм в перекошенный рот
то безбожно и лихо гремит первомай, то уныло гудит крестный ход
то засиженный мухами батюшка царь, то изъеденный молью Ильич
то кровавый октябрь, то безмолвный январь… то береза, то красный кирпич

что еще не догнило без ветра и рос, что не стерлось на желтых листах
мне приснилось под утро, как пьяный Христос матерился, слезая с креста
кто-то тщится устроить нехитрый свой быт, кто-то тащит шалаву в кровать
здесь ничто не забыто, никто не забыт — чтоб не так западло умирать

над могилами их то скупая слеза, то сивуха в граненый стакан
то похмельное «против», то трезвое «за»… млечный путь сквозь извечный бурьян
сквозь безлюдную полночь прокуренных звезд тухлым илом, поднятым со дна
ведь под утро забудут, кого и за что, да и вовсе – была ли война

едим Россию

едим Россию — она ж согласна, какие могут тут быть обиды
помыли лапки, вперед и с песней, с красивым тостом, с отборным матом
едим Россию — с приправой веры, с гарниром памяти геноцида
с хрустящей корочкой и начинкой — весьма живучим электоратом

едим Россию, пока возможно, пока есть шанс — нужно жрать сегодня
под красным соусом свежей крови и почитанья чинов и рангов
со всем исподним, святым и грешным — исповедимы пути господни
когда господь оказался в доле и прикрывает молитвой с флангов

чья рожа толще, чей голос громче, чьи слаще речи, чтоб верить спьяну
а кто не верит — да ради бога… призывно машут дверями клетки
госаппарат и блудница церковь легли валетом, уйдя в нирвану
окончен ужин, а что осталось… цепные псы доедят объедки

маленький принц никогда не вернется домой

счастья и мира вам, сдохшие от передоза
свежих сканвордов тебе, заскучавший конвой
вянут от старости скучные глупые розы
маленький принц никогда не вернется домой

мухам нет разницы между говном и вареньем
мухи жрут все, тем и крепок веками наш рой
маленький принц так увлекся свободным паденьем
маленький принц никогда не вернется домой

минус на плюс — это круто, не так ли, учитель?
время прощаться… накатим еще по одной?
маленький принц остается один на орбите
маленький принц никогда не вернется домой

за тобой пришли

в любовном соитьи народ и власть… гармония — высший класс
а в жизни как в картах — есть ранг, есть масть, но все для отвода глаз
единой колодой, большой семьей — шестерки и короли
ну что, допизделся? подъем, герой! вставай, за тобой пришли

кому-то целковых, кому-то чин, кого оходить кнутом
во что же ты верил, когда один садился играть с плутом?
все козыри биты… гуманный суд, расправа и горсть земли
ты думал, наивный, не донесут?.. вставай, за тобой пришли

системе угоден безмолвный сброд, на страже цепные псы
а правда не в списке твоих свобод… давай же, бунтуй, не ссы
чтоб щелкнул затвор, а вчерашний друг скомандовал громко: пли!
порвался твой личный порочный круг… вставай, за тобой пришли

кривая смертности

гремят салюты — выше флаг! душа поет от гордых слов
отрепетированный марш — Россия движется вперед
а у могильщика всегда стабильный хлеб, стакан и кров
кривая смертности растет… кривая смертности растет

клочок отравленной земли, под свежим дерном — перегной
над вымирающим селом летит бумажный самолет
могильщик режет колбасу — сегодня Пасха, выходной
а завтра вновь ударный труд — кривая смертности растет

что человек, когда тут газ, когда растет цена за куб
а баррель больше ста гринов… какой тут, мать его, народ
мы станем нефтью, чтобы течь по скользким венам ржавых труб
кривая смертности растет… кривая смертности растет

а на столе все тот же чай… а за окном все тот же лес
а под столом трехдневный труп — когда и кто его найдет
могильщик выпил, закусил, налил еще — Христос Воскрес
шумит камыш, поют дрозды, кривая смертности растет

июль 2011 — март 2012

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка