221 Views

* * *

я больше не узнаю́
местá на фотографиях
с ними что-то
произошло

голый ребёнок
ползёт по траве
это клайпеда
мне говорят

берег москвы
с книжными лавками
но почему всё
по-немецки

возможно меня
хотят обмануть
или я
их обманываю

поля лаванды
поля кукурузы
кто встречал меня
в этих местах

кого я встречала
в сарайчике прятала
пользуясь доверием
местных

я уверена существуют
карпатские горы
синий забор с собакой
несут укроп
накрывают на стол

но как это выглядит
на фотографиях
ползает голый ребёнок
за столом меня
не узнаю́т

* * *

пастернак желтеет зеленеет
продолженья ждёт
я сижу бесформенный предмет
едет по стеклу
желтеет зеленеет

но ведь всё и было так
выученный драповый дурак
задрожал в иллюминатор
забежал в трамвай
с неба мокрое не надо
повисело головой

и в воспоминании трамвая
новый выпученный я
пожелтея зеленея
пятая шестая линия огня
будет ехать из меня

* * *

мы ли мирились
мы ли ругались
долго ли мы не
долго ещё ли

листья ли тлели
то ли горели
мы ли свистели
вы ли висели

первые мы ли
мы ли не вы ли
наши ли ноги
ваши ли руки

мы ли упали
ли это вы ли
вы не от да ли
мы не от мы ли
жили не жили
люди ли мы

* * *

сто рукодельниц из кёнигсберга
связали сто тысяч
тёплых бойцов
из отменной овечьей шерсти
для наших носков

сто ночей головы не подняв
языка за окном не поняв
вяжут птичьими коготками
тёплых зимних бойцов

сто тысяч колючих бойцов
сто тысяч послушных внучков
проявивших выносливость
в условиях холодов

в кёнигсберге никто не спит
тьма за окнами заскрипит
это твой шерстяной внучок
окровавленный коготок

* * *

то работал то
неработал пробел

я хотела тебе
написать пробелые
выраженья тел

написать прокрасную
каплю лица
отсамой станции
сын отца

по среди отца
в неслышимой новойне
качающейся
кончающейся весне

полетелотца
ай молодца
отнего тебе леденец
свет пробелый
он есть о нет

* * *

в дневнике невеликой любви
забренчали ключи
на холме неоткрытый вид
закатился вниз

здрасьте сказала русь
ржавчину отмывая
вот моя костяная грудь
наступи дорогая

кушать косточку спать пора
вырыт во мне матрас
дети нарвали родной земли
полежать зашли

а на поверхнем дне
маршал высиженный в коне
на макушку надел парад
и кричал: собирайся дед

не ходи не гляди туда
им и так тяжела труда
обнаружить и в землю вбить
для великой любви

* * *

давай устроим что-то особенное
несмотря на препятствия
ограничения

ты в плаще я в тот год проезжала
качнулась карета
взгляды качнулись
простой народ затаил дыхание
одуванчики выцветшая обочина
можжевельник боярышник
всё со вкусом устроено

на равнине шатров
покрытой персидскими войнами
когда телеграммы
приходили не полностью
люди спрашивали на рынке
«что за крики в соседнем городе?»
«где мой пятый том неоконченный?»
только мы друг другу
подмигивали многозначительно

нам ли печалиться
ждать затмения
удивляться как всё запутано

если в каждой газете ты
а цветы на углу продавала я
господин приветливый ты и я
в позвоночнике спрятаны

чтобы знали они
что надежды нет
и любым пустякам
радовались

* * *

по воскресеньям теперь
к грузинам захаживаем
довольно недурно
даже скажем прилично
за что мне раньше
грузины не нравились

в начале зимы
туда приглашала если
брата теперь
не знаю увижу если
будет зима если

боже мой
думал иван ильич
не было у него
звонков всплывающих
новостей ужасных
из тьмы спасающих

один лежал
к стене отвернувшись
от стены отвернуться
к стене

* * *

полетела вспышка
прилегла в степи
поседела мышка
мишенька не спи

ночевала тучка
в доме без двери
горевала дочка
дерево гори

слышите в рассвете
замычали там
это мы кричите
неубитым ртом

мишенька запомни
списочек вести
будь мышиный тёмный
и не спи, не спи

* * *

стихи двадцать второго года
где они
отвечают женщины
двадцать второго года

что-то нечленораздельное
сплошные согласные
не соблюдая
правил принятой речи

начинают вальсировать
двадцать два двадцать два
и одна двадцать три
но ей объяснили

и стихи показать
и другие известия
умудряются без единой гласной
с помощью птиц
и других веточек

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00