206 Views

* * *

Вот был Катон, хороший человек,
Поборник стоицизма и морали.
Но сгинули в веках его труды,
И мы трудов Катона не читали.

Мы строим наш какой по счету Рим
С колоннами из полипропилена.
И проклят наш порочный генотип
По самое последнее колено.

* * *

В Корее живут небогато,
И в массе не знают об этом.
И ходят пешком на работу,
И жира ни капли на лицах.

Я знаю, что я небогатый,
Мне грустно от этого очень.
Стараюсь об этом не думать,
Стараюсь отвлечься рыбалкой.

Построим в степи небоскребы,
Освоим Камчатку и Север,
Советские флаги поднимем
Над шпилями электростанций.

Пусть девушки пляшут по кругу
В льняных сарафанах до пола,
Пусть юноши им рукоплещут,
Зубами сжимая гвоздику.

* * *

Бесшумно подкрался поезд
К сидящим на рельсах детям
И дам им гудок протяжный.
И бросились в рассыпную

Напуганные детишки,
Смеясь и визжа от страха.
Я все это видел в щелку
Сортирной двери шершавой.

А поезд поехал дальше,
Товарный и нелюдимый.
Детей увели мамаши
С опасных для жизни улиц.

Мне мысль не дает покоя,
Гоню ее прочь газетой,
Советской еще газетой,
Из прошлых времен счастливых.

* * *

Сорвался госпереворот,
И снова скучно стало жить,
Сорняк под яблоней полоть,
Детей на озеро водить.

Все так красиво началось,
За справедливость, за свободу.
Но все прошло, и свет погас,
И в кране отключили воду.

* * *

Я встал и погремел окном,
Пусть муха вылетает вон.
Довольно нарезать круги,
Мы не друзья и не враги.

Грохочет кран, висит белье,
У каждого из нас свое
Большое дело на земле.
Свободу неграм. Нет войне.

* * *

Нашему мэру набили морду,
Не сильно, для профилактики.
Следствие ходит и выясняет
Сопутствующие фактики.

Гулял с собакой, окликнул кто-то
Темной июльской ночью.
Двое держали, один работал,
Потом менялись по очереди.

Свидетелей нет, очевидцев нет,
Никто ничего не слышал.
Следствие ходит и выясняет,
Как же такое вышло.

Коровки в стаде, детишки в школе,
Мэр на лечении в Турции.
Вернется, посмотрим, как он усвоил
Параграфы конституции.

* * *

Падают, падают груши
На головы прохожим.
Прохожие не замечают,
Прохожие толстокожи.

Прохожие не виноваты,
Прохожие словно дети.
Плетут и плетут ночами
Маскировочные сети.

* * *

У мухи была траектория,
Были координаты,
Свой человечек на кухне,
Рация и гранаты.

Она не теряла времени
И действовала по схеме:
Три круга по комнате,
Высадка на колене.

Для каких-то своих особых
Непостижимых нужд.
Это была не муха,
А агент иностранных спецслужб.

Бдительность и отвага,
Молниеносный бросок,
Отточенным бумерангом
Сверкнет в полутьме носок.

Орден мне в зубы
И белую Ладу Гранта
За успешные действия
По устранению диверсанта.

* * *

Сложно найти мухобойку
В пафосном центре торговом.
Знание местности нужно,
Нужно владение словом.

Время теперь непростое,
Санкции душат державу.
Сложно найти мухобойку,
Сложно начать все сначала.

* * *

Ветер воет целый день,
Затихает к ночи.
У меня все хорошо,
У других не очень.

Ветер лодочку берет,
Гонит ее к морю.
У меня все хорошо,
Никакого горя.

Ветер деревце согнул,
Деревце сломалось.
У меня все хорошо,
Остальным досталось.

Ветер дождик приволок,
Мокрая футболка.
У меня все хорошо,
Это не надолго.

* * *

Святые места
Разбросаны живописным плевком
По окрестностям лагеря,
И комары кругом.

Товарищ медведь,
Разрешите доложить обстановку:
Кругом комары
И последняя поллитровка.

Закон и порядок,
Опера и балет.
Под каждым кустом могила
И туалет.

С бродячей собаки ласки,
С женщины молока.
На сколько хватает глаза
Верблюжья проволока.

* * *

Гордый морской обычай,
Проблесковые маячки.
По столовой развешаны
Отличившиеся морячки.

Лычка за смычку,
Пачка дрожжей долой.
На флоте жопа называется,
Между прочим, кормой.

Береженого бог оставляет
С последним патроном.
Антенна вращается,
Не поспевая за дроном.

Мы в нужном квадрате,
Время вскрывать пакет.
Капитан, не смотрите на карту,
Нас там нет.

* * *

Третьи страны, четвертые страны
Там живут люди, постящие баяны
Люди, которых никто никогда не ищет
На их телеграм-канале один подписчик

Люди, которые никому не хотят мешать
Боятся женщин, потому что под ними скрипит кровать
На освежителе воздуха отключены каменты
Надеюсь, военкомат потеряет мои документы

Люди из третьего мира, из четверного мира
Их мозг — незаменимый источник жира
Все, что бесплатно — провокация и развод
Пропусти пешехода, даже если ты сам пешеход

Заплати налоги, не принимай переплату
Лопата на кладбище больше, чем просто лопата
Разбить и выпить в случае острой паники
Не двигайся, тебя снимают в «Титанике»

Люди третьего сорта, люди четвертого сорта
Пойдут и проголосуют за Волан-де-Морта
Бьет, значит любит, пусть продолжает любить
Хуже не будет, хуже просто не может быть

* * *

Болячку зеленкой мажу,
Как в детстве советском строгом
С домами его культуры,
С газетой на стенде «Правда».

Померкла, ушла эпоха,
Сменились вожди и мифы,
Зеленка же вот осталась,
На вкус и на цвет нетленна.

* * *

Эх, не получилось
Проголосовать.
Раньше надо было
Просьбу подавать,

С паспортом явиться
В местный избирком.
А я не в столице,
А я удален.

Ерзаю на стуле,
Бьюсь о монитор.
Пропадает голос,
Рвется на простор.

Но найдутся люди,
Не сочтут за труд,
Крестик мой поставят,
Плюсик мой учтут

В правильное место,
В нужную графу.
Зря переживаю,
Отпустило, фу.

* * *

Флаг подняли возле школы,
Потому что это важно.
Постояли, посмотрели
На погоду, друг на друга.

И пошли учить уроки,
Разрисовывать учебник,
Исторические факты,
Тяготение Ньютона.

Ничего не пригодилось,
Никакие многочлены.
Сторожу на цемзаводе,
Уклоняюсь от призыва.

На матрасике зеленом
Под урчание котельной
Хорошо котейке спится
Одноглазому без уха.

* * *

Я по городу ночному
Беспорядочно иду.
На виду всего народа,
У народа на виду.

Чтобы мой народ увидел,
Чтобы мой народ узнал,
Ничего я не надумал,
Никуда я не сбежал.

И когда меня поймают
И подбросят динамит,
Я скажу, что я с народом,
И народ меня простит.

Моего народа, знаем
Из журналов и газет,
Никого гуманней нету,
Никого добрее нет.

* * *

Кошка, как шапка, на полке урчала.
Что-то дымило в районе причала.

Таяли в маминой сумке конфеты.
В небе осеннем искрили ракеты.

Дождик ложился на минное поле.
Мелко дрожал на окошке алоэ.

Пленных сгоняли на школьный субботник.
На фонаре вил гнездо беспилотник.

* * *

Иду с ведром по городу,
Понадобилось вдруг.
Иду с ведром по городу,
Плюю на всех вокруг.

И все мои сограждане
Плюют в меня в ответ.
И все у нас получится,
Любой эксперимент.

* * *

По колхозному рынку гуляю,
Мирную жизнь вокруг наблюдаю.

Страна по статистике в кризисе пребывает,
Но об этом, кажется, никто не знает.

Вот продается картошка
                по вполне адекватным ценам,
Животноводство тоже адаптировалось к проблемам.

На каждом углу весы и арбузные фуры,
Выступления фольклорных коллективов
                проходят в доме культуры.

Возле районного ЗАГСа постоянно скопления
Населения крайне приподнятого настроения.

Никто никуда не бежит, ни в кого не стреляет,
А наоборот поддерживает и одобряет.

И вся эта ваша статистика
                не стоит выеденного яйца.
У нас все нормально. Жизнь продолжается.

Константинов Дмитрий родился и вырос в Москве. Окончил МАИ, работал инженером, затем программистом. С 2014 года живет городе Михайловка Волгоградской области. Публикуется в сети под псевдонимом "Поэт Хренов".

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00