296 Views

Зачем

Если бы ты хоть раз явил мне свой об-раз, я бы тебя спросила:
«Зачем мне силы, которые не восполняются?
Зачем мечты, которые не исполняются?
Зачем мне ты?
Зачем из глины я, как сосуд? Зачем мне твой суд?
Зачем мне жертва без алтаря?
Зачем тебе — я?»

Детство. Полночь плывёт по реке.
Мы в военном живем городке.
Я держу руку деда в руке.
Смех. Рассказы о юности. Рядом мы.

Самолёты жужжат и снуют.
А вчера праздник был и салют
Сокрушался над крышей снарядами.

Слышу гул и никак не усну.
И внутри что-то жмёт и болит.
Я боюсь, что нас будут бомбить.
И снаряд покорёжит весну.
И зардеет стыдясь небо синее.

Снится мне: обьявили войну.
Не вольны обуздать мы волну.
Правды нет. Ощущаем вину
Безнадежность, позор и бессилие.

— «Самолёт, слышишь, деда, кружит?
Снится, что украдут нашу жизнь.
Снятся смерти костлявые спойлеры».

— «Да, не бойся ты, глупая, мин.
Мы не пустим войну на порог.
Мы так долго боролись за мир
И усвоили страшный урок,
Беспощадные строки истории.

Ты проснёшься. Тревога пройдёт.
И туман после ночи спадёт
Тот, в который наш дом погружается.

Ты проснёшься и будет светло».

Страшно, дедушка, сон как сверло.
И предчувствие сердце свело.

Я проснулась. Война продолжается.

За окном — мир, мир.
Нет прилётов в дом твой, на пляже — мин.
Суета повсюду, как и всегда
Подливают сидр, плывут суда.
И война волнует как и жара.
И живу все также как и жила.

Как во время Сирии и Чечни.
Зачерпни бездонное, не черни.
Зачеркни наброски без ног, без глаз.
И стреляют где-то там, не у нас.

Будет ветер выть. Будет пламя вить.
Сапогом тяжелым на грудь давить.
Поперёк и вдоль — тишина и вой.
Где была во время других ты войн?
На каких цепляла замки мостах?
Мир — когда стреляют в других местах.

Колыбельная

Засыпай, любовь моя, засыпай.
За окошком — рыщут чудовища стаи.
Кто не смог спастись от них — застывают.
И дороги трупами застилают.
Слёзы безутешные засыхают.
И землей убитых не засыпают.

Ты проснёшься — спящий проснётся мир,
На площадке детской не будет мин,
Свет пробьётся, дым рассосётся чёрный.

Надпись «дети». Корпус изрешечённый.
За окном — несбывшихся мечт останки.
Со зловещим знаком к нам едут танки.
Их детёныш жаждущий крови — вырос.
Их нутро зловещее проявилось.

Под пальбу и залпы мелодий бренных,
И под бит грохочущих колыбельных,
Под повсюду рвущиеся снаряды,
Засыпай, любовь моя, я здесь, рядом.

Придёт серенький волчок
И укусит за бочок.
Чей-то встретит смерть внучок.
Тело вспыхнет как бычок.

Спи усни и позабудь,
Как стреляли папе в грудь.
Чтоб горела ярче — шины
Вокруг тети разложили.

Зверь над дядей взвёл затвор,
Целясь в голову, в упор,
Связав руки за спиной.
Что случилось с той страной?

Спи усни, мой голос звонкий,
Мои светлые глазёнки
С темно серой радужкой,
А я буду рядышком.

Танки город поджигают,
Безоружных поджидают,
Подползают, как улитки.
А у нас — одна улыбка.

Две ручонки — бледный мрамор —
Обнимают в страхе маму.
Тьма бездонна и безумна.
А у нас всего три зуба.

И четыре, стынут жилы,
Перевёрнутых машины.
Искореженных тел пять.
Нужно срочно засыпать.

Убийство

Сны в полушариях плавают,
Приходят в голову мысли:
Что если бы у каждого человека было право
На одно безнаказанное убийство?

Ты живешь и осознаешь,
Что в каждый момент тебя может убить кто-то:
Воткнуть в спину нож
За каким-нибудь поворотом
За грех твой, в шкафу скелеты,
За какую-нибудь оплошность…
И ты не знаешь, совершил ли этот
Человек убийство в прошлом.

И ты убить можешь кого-то.
Какого-нибудь идиота.
Но стоит ли спешить так?
Вдруг что тебя злит — пустяк?
И шанс этот приберечь
Стоит для будущих встреч?

Как не лишиться всего?
Как совладать с судьбой?
Ты можешь убить одного,
А тебя — почти любой.

Возможно, забыт патрон.
Возможно, не в этот раз.
А про кого-то будут говорить: «Он
Так и не использовал свой шанс».

Можешь однажды, сев в автобус,
Выпустить пар, бесов пару.
Если ты никого не убил до сих пор,
У тебя есть приятный бонус —
Продать свое «право».

Какие-то вещи, которые защищены
Деньгами, должностями, положением —
Возмездия были б не запрещены, —
Имели бы продолжение?
Происходили бы реже?
Наверное, люди были бы подчеркнуто вежливы.
Хотя было бы много и нелепостей,
Сцен бурных, волос всклокоченных:

Вот ты преподаватель, поставил
двойку — и что?
Жизнь окончена.
Заправился вне очереди — и что?
Смертью пойман, как в сеть.
Не позвонил девушке, как обещал… и что?
Ранняя смерть.
Наступил дедушке в метро на ногу, не уступил место…
Смерть — в качестве мести.

Кого ты достойным видишь
Смерти и пустоты?
Кого бы убил ты?
Кого пощадил из тех, кого ненавидишь?

В таком непривычном мире
Как бы вели себя мы —
Ситхи или джедаи?
И не факт, что в этом мире я все еще была бы живая.

Преодолеть

…недовольство, визги и возгласы,
Слез комизм, кризис среднего возраста,
Предел Хейфлика, седые волосы,
Жизнь вполсилы, вполсна, вполголоса.

Игры правила и нормативы.
Преодолеть гнев от рекламы нативной,
Диссонанс когнитивный,
Ощущение негатива.

Любопытство… любовь соседа,
Шопинг по средам,
Хандру, когда съеду,

И, заглянешь когда в комментарии, —
Ощущение того, что живешь в серпентарии.

Омерзение преодолеть… мир не рухнет.
Увлечение среднеазиатской кухней.
К справедливости влечение, к светлому/лучшему,
К экономическому благополучию.
Преодолеть ящик Джимбима
Под песни Жобима.

Страхи: в драке не встать за щитом.
Страх симптома беременности щенком.
И, подключив алгоритмы логические, —
Преодолеть страхи эсхатологические.

Желания: есть, спать, идти на поводу,
Кем-то стать, быть у всех на виду,

Подчиняться, общаться, чтить выси —
Все программы, которые в нас зашиты.
Преодолеть гипер-стимулы игровой зависимости,
Перед которой нет эволюционной защиты,

Интерактивное рабство, пляски в рясах,
Родство, расы, клопов в матрасах,
Маразм на вынос, людей на выброс,
Простуду, спид и короновирус,

Занавесы, заборы, засовы,
Будущее — на честном слове.
Социальную референтность,
Которая иногда заменяет совесть.

Преодолеть все пятьдесят шлюзов на Темзе,
Интриги в местном ДЕЗе,
Жизни тезис.
Не нажимать белые в фа-диезе.

Ощущение своей миссии,
Дурные мысли,
Что корм из миски
Дают не боги.
В конечном итоге
Преодолеть здравый смысл.

Место

Хорошо бы, чтоб было такое место,
Куда можно приехать, когда надоест все,
И найти, просмотрев жизни даты,
Все, что ты потерял когда-то:

Куклу в платье из розового сукна,
Попугая, вылетевшего из окна,
Во дворе — черепашку в миске
В Минске, мысли,
Ключи, очки,
Волос пучки,
Колпачки и крышки,
Номер из записной книжки,

Книгу, в центре торговом — покупки,
Телефон тот, что выпал из куртки
Где-то… около дома, в Марьино,
И расческу, конечно же, мамину,

Одноклассника имя и шутки,
Что погиб, когда ехал в маршрутке,
И прогулки, ногами как шаркали
С дедушкой в меховой шапке,

Время и колесо фортуны,
Детство… юность,
Стихи, записанные на обоях,
Встречи с тобой.

Просто, печали вместо
Приехать в то место
Полное красоты
А там — ты
Стоишь и ждёшь как и прежде
С букетом помятым
Потому что приехал в надежде
Встретить меня там.

Бабулька

Вот так и вижу: когда я стану бабулькой,
Сморщенной и смешной, и борщ будет булькать
В кастрюльке и кофту вязать буду я для внучки,
Возьму её, нежную, я на ручки,
И чтобы дождик из тучки не пугал и гром её,
И страшным в ночь за окном не казался сад ей,
Буду рассказывать ей в раз пятидесятый
О самой в жизни моей любви огромной

Хотя не знаю — где он, не знаю — жив ли,
Но помню контур я каждой его прожилки.
В мои мечты каждый миг — входит он без стука
Все также молод… Сидим, обнимая внуков.
Взъерошены волосы его, родной запах,
И мы друг друга смешим… выпиваем залпом,
И я люблю его, несмотря на ссоры…
Хотя не виделись лет уж сорок.

И даже страшно представить, подумать страшно…
«Зачем случилось все так» — лучше ей не спрашивать.
А внучка спросит, всерьёз заглянув в глаза мне:
«Скажи мне, бабушка, годы отбросить если,
А если б время вернуть, чтоб ему сказала?»

Сказала б: «Жизнь коротка — чтобы быть для мести.
Я бы хотела состариться с тобой вместе
И в жизни занимать твоей место
Такое же, как ты — в моем сердце».

Вселенная

Сидишь, пьёшь чай, завернувшись в плед,
Смотришь в небо ночное, куришь…
Нашей земле четыре с половиной миллиарда лет.
Лишь через двенадцать миллиардов лет солнце поглотит Меркурий.

В своих мыслях живёшь, звенишь чашкой.
В небе сотни звёзд в этот миг сгорают.
Человечеству всего-то — миллиона два с натяжкой.
Исчезновение наше не за горами.

Только вдумайся — два миллиона и — четыре с половиной миллиарда.
Через тысячу о нас уже никто и не вспомнит.
Ну, а звезды все рождаются и взрываются, как петарды.
А мы лишь за сотню лет свои знаем корни.

Из простых частиц зародилось что же?
Упиваемся гордостью своей и местью.
Все такие нужные и ничтожные,
И такие хрупкие и — не вместе.

Нашей земле четыре с половиной миллиарда лет.
Лишь через двенадцать миллиардов лет солнце поглотит Венеру.
Сколько же лет я буду ждать от тебя ответ —
И не потеряю веру?

*

Люди, будто муравьи
В закупоренном сосуде.
Если хочешь, раздави —
Волокиты меньше будет.

По земному полотну
Кулаком громадным тресни!
Или бей по одному —
Так гораздо интересней.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00