199 Views

всё нормально

как дела?
всё нормально
только гречка сгорела
мою пол в третий раз
за сегодняшний день

ну а так всё нормально
в Ашдоде сирена
и в Холоне сирена
все опять по миклатам *
но пока ничего

как дела?
Ничего так
пирог испекла вот
странный вкус
потому что забыла желтки

дети дома
играют
а школы закрыты
ну а так всё нормально
потихоньку у нас

а у вас как скажите?
да тоже нормально
будем дома сегодня —
обещали погром

* миклат — убежище

дети

дети прыгают по кровати
хохочут
пищат
мне бы любоваться на них
да душа онемела

так прыгали неделю назад
Авив и Раз
Ариэль и Кфир
Альма и Элла

дети играют в прятки
залазят в шкаф
я волнуюсь
смогли бы ли спрятаться
чтоб никто не нашел

так спаслись лишь Ади
Михаэль и Амалия

в Тель Авиве накрыли
длинный пустой шаббатний стол

дети сидят за столом
балуются
ничего не едят
мне бы рассердиться
но мой мир раскололся
распался мой мир

я беззвучно молюсь
чтоб вернулись домой
как можно скорее
Альма и Элла
Авив и Раз
Ариэль и Кфир

ты улыбаешься

ты улыбаешься так
как только ты умел улыбаться

все вокруг замирают
встают
аплодисменты
овации

взмах руки
поворот
и пол клуба твои
победителей судят
и обсуждают
темная сторона завлекает
неопытного джедая

тысячи фото
на фоне закатов рассветов застолий
и просто на фоне всякой фигни
«Аполлон! Дионис! Адонис!»
говорили они

«Что ты мечешься?»
говорили они
«Сколько ж можно —
Житомир, Лондон, опять Тель Авив?
Открой свой салон и стриги себе
местных сорокалетних див

«Сколько можно бухать?»
говорили они
слышен звон по тебе
с чужой колокольни
Ты улыбался
качал головой
«Я ничего,
совсем ничего не помню…»

ты всем был должен
должен
ещё раз должен
но тебя все прощали
ты возвращал долги
другими вещами

казалось — есть время
ещё потанцуем
туснём
почилим
выпьем
поспорим

ты пронёсся кометой
растворился
развеялся
над Средиземным
Чёрным
Красным
и Мертвым морем

три друга

мой друг
был талантищем
и шутником
пил пиво
курил траву
сидел на диете
считал шаги

он умер
а я живу

не сделать никак из воды вино
из жаворонка — сову
стигматы затянутся
не пропадут
он умер
а я живу

другой мой друган
был почти как брат
казалось — здоров как дуб
он лёг и не встал
и я с тех пор
ни с кем не хожу в гей клуб

еще один друг —
сколько их ушло —
писал в унисон стихи
он вылетел в ночь
оставив холст
и текстов сухой архив

остались фото из разных стран
остался длиннющий чат
с кем пить
с кем плясать
с кем писать стихи
три друга вдали молчат

как далеко

как далеко
мы зашли и заходим
дальше и дальше
Кирилл и Мефодий
не сочинили всех знаков
и звуков
чтоб транскрибировать крик военруков

дальше и дальше
всё хуже и хуже
кто-то готовит рождественский ужин
кто-то в холодном подвале без света
в небе салют
или это ракета

как далеко
и всё дальше и дальше
катится мир по ухабам из фальши
зла и жестокости
где это днище
как из войнушки
случилась войнища

кто вам пакует портянки на осень
тыщу в уме
зачеркнем
тыщу сбросим
на парашютах в открытое поле
кто вас считает
Пети и Коли

кто вас оплакивал
кто шёл в собесы
и возвращался на мерседесе
как глубоко вы готовы зарыться
чтобы не зырить правде в зеницы

в месяц давали десять минут

в месяц давали десять минут
на звонки семье
маленький темный офис
телефон на столе

десять
можно делить надвое —
два по пять
или пять по две

голый угрюмый офис
телефон на столе

я брала по минуте
десять раз каждый месяц
в октябре, ноябре,
декабре, январе
и последний раз в феврале

начиная с марта
по две

говорила:
Привет
Как дела, как погода?

дёргая нитки на рукаве

Деточка
Как ты?
Скучаем

голос уносит в детство
как запах корицы или ванили

У меня хорошо
Солнце, море
И кормят отлично
Обнимаю
Давай, пока

в трубке гудки
время закончилось
разъединили

подпись и дату
вдавливаю в бумажную мякоть

главное
продержаться минуту
и раньше времени
не заплакать

воздух

когда было слишком грустно
мы пили и танцевали
и небо кружилось в вальсе
и месяц плясал гопак

когда было слишком мирно
мы пили и воевали
горланили сквозь обиду
и дулись за просто так

когда было слишком скучно
мы пили пока не вставит
и долго плелись зигзагом
пугая ночных котов

когда было слишком страшно
мы пили и не боялись
ни гибельных Рубиконов
ни выжженных в пыль мостов

теперь мы не пьём не курим
не ходим по душным клубам
следим за здоровьем чутко
и каждый гуглим симптом

теперь когда скучно грустно
обидно и очень страшно
мы громко вдыхаем носом
и выдыхаем ртом

когда вдруг

когда вдруг
становишься старше
не на год
а сразу на пять
или враз одним махом
на десять-пятнадцать

то пока не заметил
плывешь себе по накатанной
регулярно покидаешь кровать
донашиваешь старые джинсы
стандартные
как трехэтажный палаццо

а потом
в один некошерно обрезанный день
выходишь за новыми
видишь
странную одежду
покупают непонятные люди
неизвестного пола
как будто с другой планеты

и думаешь
качайся не качайся
худей не худей
где мое место
в эволюции видов
кем быть лучше
необстрелянным тестером альфа
или опытным тестером бета

новое поколение
выходит на шоппинг
дерзко как на войну
на плечах рюкзачок на шнурках
парашютом надулся
а ты пообтерся
и немного устал
еще не сойдя с дивана

а эти всё скачут и скачут
ритмичной упругой толпой
как стадо лохматых гну
после долгих раздумий
вместо клуба
снова выбираешь горячую ванну

новое поколение просит
подвинься плиз
фильтры ложатся на сэлфи
замысловатой фатой
призма расцветила лица
камуфляжной раскраской
не бывает без дыма огня
без дымки — вершины

каникулы завершились
так же внезапно как начались

и твой ребенок сидит на том же каштане
с которого ты слетел
в один головокружительный день
когда руки были крылатыми
а деревья — большими

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00