333 Views

* * *

Мало досталось ученым
И учителям бюджета.
Они все уедут скоро
В недружественные страны.

Зато у нас будут танки,
А много ума не надо
Сидеть за баранкой танка,
Советского и большого.

Я тоже мог стать ученым
И в космоса закоулках
Искать ледяные глыбы,
Останки цивилизаций.

Но выбрал себе земное,
Тут много ума не надо,
Тут надо стальные нервы
И совести рукавичку.

* * *

Вот чтобы не было потом
«Куда девалось десять тыщ»,
Я попросил на кассе чек,
И каждый раз его прошу.

В тяжелый для отчизны час,
Когда сжимается кольцо,
Я каждый рубль берегу
И заношу в большой эксель.

Сидит правительство в Москве,
Сводя бюджетные дела,
И пухнут головы и у них,
И каждый лысый там второй.

И я хочу им дать совет,
Я им письмо пишу на сайт.
Письмо уходит и летит,
Теперь все будет хорошо.

* * *

В телогрейках «Газпрома» синих
Заступает народ на вахту.
Из ларька православной кухни
Пирожками с капустой пахнет.

Запасает народ на вахту
Пирожки и баранки к чаю.
Мне на вахту идти не надо,
Я бездействую и скучаю.

Кто устроился в этой жизни,
Расписал ее поминутно,
В телогрейках «Газпрома» синих
Основательно и уютно.

* * *

Все правильные люди за границей,
И ум, и честь, и совесть нашей эры.
Остались только лохи и тупицы,
Остались только люди без карьеры.

Со всех сторон обложенные ватой,
Холодные и скользкие, как рыбы.
И я остался со своей лопатой,
Меня попробуй сдвинь, такую глыбу.

* * *

За окном погода,
На стене картина.
Ты разбила чашку,
Ты невозмутима.

Что бы не случилось
С Родиной и с нами,
Под рукой должна быть
Пленка с пузырьками.

* * *

Зачем так жарко в октябре,
К чему эти изгибы?
У нас тут, слава богу, степь,
У нас тут не Карибы.

Должны присутствовать ветра,
Распутица и слякоть.
А тут такая благодать,
Что хочется заплакать.

На самом деле все равно,
Плевать на самом деле,
Но мне чеснок пора сажать,
И я слегка растерян.

* * *

Иду на ветер, как герой,
А мог бы дома посидеть
И заказать себе еды,
Какой на выбор захочу.

Я так и сделаю потом,
Но не сегодня, не сейчас.
Я до последнего терплю,
Как средний русский человек.

* * *

Не знаю, видно ли с орбиты,
Как я ползу по огороду.
Но если видно, то не надо
Меня записывать в уроды.

Вы там всевидящи и святы,
У вас продвинутые лица.
А я хз, куда секатор
Мог убежать и закатиться.

* * *

Я видел первый лед на лужах,
И этим фактом удручен.
Его лохматые собаки
Босыми лапами скребли.

На самом деле все неплохо,
Когда ты правильно одет
И вспоминаешь на минутку
Американский внешний долг.

* * *

Листья желтые в мешок
Собираю каждый день.
Бесполезные труды,
За ночь новых наметет.

Впрочем, мне не привыкать
Заниматься ерундой.
Зарабатываю ей
Всю сознательную жизнь.

И не я такой один,
Вся советская страна,
Кроме, может быть, врачей
И пожарников еще.

* * *

Указ нам пишет президент
Спускать валюту на корню,
Чтобы курс до выборов держать
Не более у ста рублей.

Уже писал один такой
И бился головой о танк,
Но там беда была в стране,
Разруха и неплатежи.

Сейчас совсем другой расклад
И вертикаль такая, что
Одних резервов запасли
На десять поколений сверх.

Поэтому спокоен я
И лезу по уши в кредит,
А захочу — возьму еще,
И мне никто не запретит.

А если что, всегда пойду
Контрактом в армию и флот.
А там ищи меня свищи,
Как ветер свищет в проводах.

* * *

Передо мной по тротуару
Шел очень пьяный человек
И падал каждый два метра
В декоративные кусты.

Но цель свою он видел четко
И в направлении нее
Он двигался неумолимо,
Хотя и очень не спеша.

Вот так и вся моя отчизна
До самых злых ее глубин
Свой выбор сделала однажды
И к процветанию идет.

* * *

Чего-то нас Китай не любит
И много денег не дает,
И не растет со страшной силой
Наш с ним товарооборот.

Как будто здесь мы просчитались,
Как будто что-то не учли,
И не доходят к нам юани,
А только жалкие рубли.

А мы рубли и сами можем,
У нас их целое ведро.
Китай все это понимает
И улыбается хитро.

* * *

Сегодня мне нехорошо,
Но речь сейчас не обо мне.
Там вон война вовсю идет,
И люди гибнут на войне.

Там танки рвутся напролом,
Ложатся в цель снаряды.
Сегодня мне нехорошо,
Но я живой хотя бы.

* * *

Один за одним вырубает
Нам сайты товарищ майор.
А кто блокировки обходит,
Тому у нас стыд и позор.

А кто на Россию клевещет,
Бежим от них, как от огня.
Товарищ майор эти строки
Прочтет и запомнит меня.

* * *

Вся жизнь моя посвящена
Молитвам и стихам.
И счет мне выписал Газпром
Не по моим грехам.

Прощай, родная, береги
Детей и огород.
Я отправляюсь в долгий путь,
В крестовый свой поход.

О, эти цифры с потолка —
Грабеж и произвол.
И я бумажек целый воз
Им вывалил на стол.

Никто не смеет у меня
Ни ломом, ни судом
Копейку лишнюю забрать,
Добытую трудом.

Не выдержал Левиафан
Превосходящих сил,
Ошибку с ужасом признал
И циферку сменил.

Окончен бой, я шел домой,
Дорогу бунтарю.
Смотрите, люди, на меня,
Смотрите, что творю.

Мне ангел, сидя на плече,
Нашептывал слова:
Решительным, товарищ, будь
И знай свои права.

* * *

Когда вся оппозиция сбежит,
Останется у нас одна Собчак,
Тогда они возьмутся за меня,
Нажав экономический рычаг.

И надо укреплять свои тылы,
Готовить запасной аэродром,
И будет передачки мне носить
В далекую Сибирь китайский дрон.

* * *

С любовью будем вспоминать
Чудесных этих двадцать лет,
Когда свободен был и прям
Из-под России интернет.

Теперь ни шагу за забор,
Кругом шпионы и враги.
И все хорошее прошло,
И все плохое впереди.

Прощайте Твиттер и Фейсбук,
Мы не увидимся уже.
А к нам вернутся, сделав круг,
Стихира, Яндекс и ЖЖ.

* * *

Нужен сторож на элеватор,
Ты нашел бы работу, Коля.
Я работать не буду, мама,
Я пойду на войну героем.

Это не от алкоголизма,
Не за денег большие кучи,
Это ты не подумай даже,
Это просто мне было скучно.

* * *

Ходят слухи, что Путин умер.
Мы, конечно же, им не верим.
Мы ваще ни во что не верим,
Даже в то, что глазами видим,

Даже в том, что руками держим.
Мы лопату руками держим,
Чтобы заняты были руки
И не лезли куда не надо.

Константинов Дмитрий родился и вырос в Москве. Окончил МАИ, работал инженером, затем программистом. С 2014 года живет городе Михайловка Волгоградской области. Публикуется в сети под псевдонимом "Поэт Хренов".

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00