371 Views

не желаете чаю, мой генерал?

отбурлили пылающие умы, мы по полной просрали свою войну
закупориться в норах и ждать зимы… то ли быстрая смерть, то ли жизнь в плену
убирая в сундук боевой запал, карты минных полей и секретных троп
не желаете чаю, мой генерал, перед тем, как пустить себе пулю в лоб?

на досуге помыться, напечь блинов, перевешать на елочках партизан
ярким блеском начищенных орденов отразиться в их выклеванных глазах
собирая гостей на прощальный бал, подгоняя по росту сосновый гроб
не желаете чаю, мой генерал, перед тем, как пустить себе пулю в лоб?

а мораль отсырела уже давно и смердит, как нестираные носки
по хрустальным фужерам разлить вино да успеть пожирнее урвать куски
не до совести — каждый из нас устал, как напившийся крови постельный клоп
не желаете чаю, мой генерал, перед тем, как пустить себе пулю в лоб?

концлагерная Россия

не спится солдату, под утро болит оторванная конечность
законы вселенной, холодный гранит, фригидная сука вечность
игра в чехарду среди стен и замков в колючих границах круга
когда не останется больше врагов, мы будем стрелять друг в друга

столетия рабства, дележек и войн — здесь склонность к убийству в генах
куда бы ни шли мы безликой толпой, но вера в любовь нетленна
с любовью да верой — на бойню и в ров, в объятья колымской вьюги
когда не останется больше врагов, мы будем стрелять друг в друга

сияет от гордости мыльный пузырь, концлагерная Россия
кладбищенский дух… в доску наш поводырь… растущая энтропия
но с нами Христос, спасший нас от грехов, березка да зелень луга
когда не останется больше врагов, мы будем стрелять друг в друга

бабья доля

бездорожье и грязь, колдобины да ухабы
что успеешь ты пережить на своем веку?
а Россия была и осталась несчастной бабой
что украдкой грустит по сильному мужику

чтоб хозяйство поднял надежной своей рукою
сладил новый забор да впрок напилил бы дров
чтоб за ним как за прочной каменною стеною
да чтоб ночью заставил жаркую биться кровь

сколько ж выдержат эти хрупкие бабьи плечи
все тащить на себе, ответь же, кудрявый клен
от беды до беды… в часовенке плачут свечи
от войны до войны… успеть бы посеять лен

мужика б ей, да где ж найти-то его, такого
чтоб живой да не спился, чтобы крепка рука
кто в землице сырой вдали от родного крова
кто пускает густые сопли по кабакам

скоро сев, нет минутки нежной быть или слабой
посидеть при лампадке, выплакать грусть-тоску
но Россия была и осталась несчастной бабой
что украдкой грустит по сильному мужику

будет праздник

потерпи, милый друг, мы скоро достигнем дна
завершится ничьей придуманная война
будет полдень, и хватит мяса голодным псам
будет праздник прокисшей брагою по усам

будет праздник, оттает вечная гололедь
люди выйдут на площадь вешать, плясать и петь
вдоволь яств и питья, а зрителям хватит мест
туже, туже, веревка! громче греми, оркестр!

по острогам, застенкам, выжженным колеям
в экзистенции выгребных и могильных ям
отрекись от себя, курни да хлебни кваску
крест на шею, а честь и совесть — ростовщику

будет праздник, салют и музыка до утра
вечный праздник винтовки, плахи да топора
тихий плач городов отравленным небесам
ты возьмешь в этот ад лишь то, что ты видел сам

нисходящий поток

в пустоту — от проеденных плешей и порванных жил
от набивших оскомину фраз и дежурных вопросов
лабиринтами и казематами наших психозов
нисходящим потоком простого желания жить

нисходящим потоком иллюзий, что сели на мель
в пустоту — безуспешные поиски черного хода
обесценилась жизнь и размылись границы свободы
что несешь ты в ломбард, высший смысл или высшую цель?

взрыв ничтожной судьбы — время замерло на острие
захлебнулся эфир — весь твой мир в одночасье разрушен
лишь спускались с небес в пустоту обожженные души
нисходящим потоком в бесцветное небытие

незавершенный гештальт

нас дрессируют, уча держать равненье на флаг
заправив долгом сердца, чтоб превратить их в базальт
а ты не встал в этот строй, и ты отныне мой враг
незавершенный гештальт… незавершенный гештальт

убийство больше не грех, убийцы снова в цене
в цене солдатский сапог да вороненая сталь
вновь проходя этот цикл, чтоб возвратиться к войне
незавершенный гештальт… незавершенный гештальт

нет больше жалкого «я», есть только грозное «мы»
«мы» — те, кто втопчет тебя в холодный серый асфальт
чтоб чаще помнил о том, что жизнь дается взаймы
незавершенный гештальт… незавершенный гештальт

невиновных нет

нам есть, чем топить — мы впрок наломали дров
бросай их в огонь, да будут тепло и свет
мы — кости в фундамент будущих городов
а здесь невиновных нет… невиновных нет

крепить вертикаль, рожать и растить рабов
под спирт поражений, ржавую соль побед
с молитвами, с матом, с песнями про любовь
что ж, здесь невиновных нет… невиновных нет

искусство бить так, чтоб не оставлять следов
да сытный из лжи отборной варить обед
а что твоя правда против стены щитов?
ведь здесь невиновных нет… невиновных нет

оловянные солдатики

больно честные да смелые? шибко умные да гордые?
их подавят на пюрешечки, их покрошат на салатики
им расскажут на ночь сказочку, положив в асфальтик мордами
государевы опричники, оловянные солдатики

по печенке да по ребрышкам… тише, девочки и мальчики
кто что видел — померещилось, никакого, сука, палева
имя, адрес, год рождения, номер паспорта и пальчики
оловянные солдатики любят службу государеву

дружно с песнями да плясками, развеселыми картинками
чти же, блядь, свободу совести, веруй, падла, в демократию
для порядка, с божьей помощью, сапогом или дубинкою
оловянные солдатики объяснят программу партии

хорошие люди

хороший кирпич — ничто вне своей стены
хороший солдат бессмысленен без войны
зерно в жерновах… румяный душистый хлеб
хорошие люди обычно лежат в земле

реклама не врет, нет смысла ползти назад
в затылок игриво дышит заградотряд
чтоб склеить судьбу, не нужен особый клей
хорошие люди обычно лежат в земле

ты выиграл приз — поездку на карнавал
колючка, костер, бараки, лесоповал
товарный состав растаял в белесой мгле
хорошие люди обычно лежат в земле

а бог отрубил мобилу, уйдя в запой
прибрежный песок лениво ласкал прибой
похоже, не время гордо вставать с колен
хорошие люди обычно лежат в земле

дети выросли

в общем, боженька, не слюбилось, не стерпелось и не срослось
дети выросли, в жопу милость… семя лжи словно в горле кость
кашу манную спрячь в свой угол, в шкафчик, в тумбочку, под кровать
детям больше не нужно кукол — дети учатся выживать

дети выросли из штанишек, из подгузников пиздежа
карнавал заводных мартышек, дрессированных медвежат
бородатые няньки в рясах заебали, итить их мать
детям больше не нужно сказок — дети учатся выживать

в общем, боже, уйди в сторонку, ты давно уже не гарант
твое слово сидит в печенках и достало до самых гланд
помолились тебе, и будет, не воротится время вспять
дети больше не верят в чудо, дети учатся выживать

апрель — июнь 2011

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00