370 Views

* * *

Апофеоз печали.
Сырость. Промозглость. Морось.
Скользко? Темно? Устали?
Неутешительны сводки?
Держитесь за мой голос,
верьте нотным тетрадям,
пойте о розах и звёздах.
Душно? Давайте потратим,
экипаж затонувшей подлодки,
на песню последний воздух.

* * *

Сновиденье наяву:
ручки в бо’ки, —
чашки в мамином шкафу,
недотроги,
лучший, праздничный сервиз.
Вензель смазан.
Паспорт есть. Не нужно виз.
Путь заказан.

* * *

Обломки. Лопаты.
Носилки. Рингтоны —
у мертвых изъяты,
звонят телефоны.
Что наговорю им
на автоответчик?
Что очень горюем.
Что время не лечит.

* * *

Попускаешь такие зверства!
Что Ты задумал, скажи —
измеряешь глубину сердца?
Уточняешь вместительность души?
Зачем Тебе новый Освенцим?
Кто продолжит человеческий род —
отрезающий головы младенцам,
сцеживающая молоко для сирот?

* * *

Подбирать слова. Стирать —
не годятся, не нужны.
На два фронта горевать,
провожать на две войны.
Бог, учивший рыбаков,
как, скажи, любить врага?
Вышло зло из берегов,
затопило берега.

* * *

Молчанье аонид.
Остервененье гончих.
По ком, по ком звонит
овечий колокольчик?
Молиться. Ждать вестей.
Подсчитывать потери.
Верни домой детей
живыми, Agnus Dei!

* * *

Друзья, не убоимся зла!
В сражении последнем
от зла останется зола
и станет удобреньем
добру. Крахмальная, бела
дорога. Кубок вспеним.
Как много нас вокруг стола!
Садись. Спасибо, что пришла.
Плеск поцелуев. Звон стекла.
Любовь сильна. Печаль светла.
И пряники. И пастила.
И пчёлы над вареньем.

* * *

Рвётся связь времён.
Выручай, связист!
Ты ли не умён?
Ты ли не речист?
Держи высоту.
Сгорай от стыда.
Замыкай во рту
оголённые провода.

* * *

В байку, в легенду, в миф,
в пропасть времен канем.
Что ты катишь, Сизиф?
Чей-то надгробный камень.
Охай, кряхти, потей.
Груз силачу впору.
Сколько еще смертей
горю катить в гору?

* * *

Негодует вода.
Митингует море.
В каждом доме беда.
В каждом сердце горе.
Ветер волосы рвёт,
посыпает пеплом.
Урожайным выдался год
в месте злачном,
в месте покойном,
в месте светлом.

* * *

Здравствуй, дорогой дневник.
Ты такое пропустил! —
Путин сдох. Его двойник
всех на волю отпустил,
но, отравлен тройником,
не во все проблемы вник.
До свиданья. Подождём,
что устроит четверник.

* * *

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ)
ПРОИЗВЕДЁН, РАСПРОСТРАНЁН И (ИЛИ)
НАПРАВЛЕН… Ахинея, нет?
Создатель, что они курили?
Но, согласись, любой поэт —
иноагент. Агент иного.
Риелтор инобытия.
Что мучает его, родного?
Ничья — 0:0 — лексемы СЛОВО.
Петля на шею буквы Я.

* * *

Ряды сомкнувшая нация.
Бои на улицах Газы.
Наземная операция.
Подземные метастазы.
Как страшно болезнь запущена,
как срочно нужно леченье!
Убийцы в гостях у Путина.
Убитых в Реиме тени.

* * *

Старается. Корявенько пишет.
Урок в бомбоубежище начат.
Имеющий уши да услышит.
Имеющий сердце да заплачет.
Потерян счет летящим ракетам.
Выводит алфавит ученица.
Научится — напишет об этом.
Если успеет научиться.

* * *

Там, далеко-далеко
сокровники бабушки Розы
кровь сдают, молоко.
Можно я сдам слёзы?
Вот, за слезой слеза.
Они пригодятся — не так ли? —
выплакавшим глаза
до дна, до последней капли.

* * *

Огонь. Вода. Ржавые трубы,
нарезанные на ракеты.
Трупы. Трупы. Трупы. Трупы.
Целятся минареты
в небо. Заоблачная крепость
обороняется стойко.
Муза, что это? — Лирика? Эпос?
Передовица? Листовка?

* * *

АВТОПОРТРЕТ У КНИЖНЫХ ПОЛОК
Товарищи, друзья, приятели —
в дорогу, в отпуск, в хоспис, в танк…
Мои любимые писатели —
Корней Чуковский, Анна Франк.
Моё убежище, пристанище,
моё лекарство от войны.
Да канет в бездну Тараканище!
Да будут дети спасены!

«Не желаете ли видеть кого из ваших ближних приятелей?» – спросил Шольц. «Прощайте, друзья!» – сказал Пушкин, и в это время глаза его обратились на его библиотеку. С кем он прощался в эту минуту, с живыми ли друзьями или с мертвыми, не знаю.» Жуковский о смерти Пушкина

«Детский сад «Анна Франк» в Саксонии-Анхальт внезапно оказался в центре местного скандала. Детский сад, который уже несколько поколений, с 1970 года, присматривает за детьми в маленьком городке Тангерхютте и носит имя знаменитой еврейской девочки, убитой нацистами во время Второй Мировой войны, скоро будет называться «Исследователь мира». Многие местные жители, этнические немцы, недовольны переименованием – особенно на фоне разгорающейся сейчас ненависти к евреям в Германии.Но консультативный совет детского сада полон решимости реализовать эти планы. Желание удалить имя Анны Франк, умершей в концлагере в 15 лет, исходит от родителей-мигрантов, говорит начальница детского сада. Говорят, что родители-мигранты не знают, что делать с этим именем. А ответственное лицо утверждает, что это имя тоже сложно объяснить детям.» (Из новостей)

* * *

Стрекоза на льду
людного катка.
На ладонь кладу.
Радужна, хрупка
крылышек слюда.
Льда речная гладь.
Хорошо, когда
есть, кого спасать!

* * *

Мёртвых от живых не отличаю.
Трёх мужей невеста и вдова,
призраков на улицах встречаю.
Спрашивают: Ты ещё жива?
Не спешите так, постойте рядом.
Отвечают: некогда, увы.
Провожаю ненаглядных взглядом.
Спрашиваю: Вы ещё мертвы?

* * *

Измерила угрозы
и, с горем пополам,
распределила слезы
по темам и годам.
Но крепнет запах серный.
Но кровоточит фронт.
Но истощен резервный,
пуст пенсионный фонд.

Родилась в 1963 году в Москве. Окончила институт им. Гнесиных с красным дипломом по специальности "история музыки". Десять лет пела в церковном хоре. Двенадцать лет вела детскую студию литературного творчества. Писала эссе о музыке для журнала "Музыкальная жизнь". В течение четырёх лет была колумнистом журнала "Story". Выпустила в России 21 книгу. Стихи переведены на 26 языков. На либретто и стихи Веры Павловой написаны оперы, кантаты, спектакли. Фильмы о Вере сняты в России, США, Германии и Франции. Лауреат премии им. Аполлона Григорьева, премии "Антология" журнала "Новый мир", двух премий "Книга года" и специальной премии "Московский счёт".

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00