265 Views

* * *

Темнело черешнево так и чернично,
и так целовалось вишнёво,
так тенькала долго под сердцем синичка,
цикада звенела под нёбом,

малиново пелось, болело цветочно,
струилось легко и ручейно,
и всё обретало исток и источник,
жило и имело значение,

а я не имела значенья большого
и малого тоже, как будто,
лишь шёпот цветочный и лиственный шорох,
качающий красные буквы

на тоненьких ветках, и чёрные ноты
хранящий в небесном футляре,
а я заполняла их соком темноты
свои, и они высветлялись,

а я наполняла их соком ладони,
и он проливался на землю,
а я понимала, что свет не бездонен,
но все еще хрупок и зелен,

и я не бездонна, и всё не бездонно-
бесценно, а после бессмертно,
как дедова вишня у желтого дома,
как бабочка и водомерка,

как то, что ещё не успело начаться,
не стало ни хлебом, ни полем,
но только не я, не познавшая счастья,
а только упавшая подле.

17.07.2023

* * *

Пришла к тебе и села на колени,
и так сидит, тебя обвив руками,
и душит, и тревожит , и калечит,
за пазуху кладёт тяжёлый камень,

и тихо говорит тебе о чем-то
таком, что ты и слышать не хотел бы,
горячее её дыханье чёрно,
чешуйчато её живое тело.

Коснёшься — обожжёт тебя внезапно,
излечишься — оставит шрамик млечный,
и будет он болеть сегодня, завтра,
и через год болеть и через вечность,

и будешь заклеймён ты этой болью,
и будешь, точно крест её нести ты,
и небо станет чёрным над тобою,
а цвет его в тебе пустым и диким,

и ты пойдёшь, в себе его таящий,
куда-то там, в горсти чужое слово
сжимающий, пустой, почти звенящий,
почти что от себя ушедший снова.

24.07.2023

* * *

Не выживешь, а скажут повезло,
а выживешь, и вовсе не заметят,
и снова будет жизнь идти за смертью
не по пятам, но всем смертям назло,

и будет снова смерть слепить глаза
июльским светом, августовским мёдом,
и гнуться виноградная лоза
от синих ягод и живых и мёртвых,

и если я однажды к ним приду
и соберу их тёмных и увечных,
то лягут все они в одном ряду
перед лицом не Божьим, человечьим,

и ляжем мы, кто поперёк, кто вдоль
пустых ветвей прозрачных и бесплодных,
спелёнутые в красные полотна
небес, на миг покинувших свой дом.

2.08.2023

* * *

Андрей в пьяном угаре собаку свою душил,
кричал: «У собак нет души»,
а собака скулила и руки ему лизала,
и душа её катилась из глаз слезами.

Андрей бил собаку цепью её железной,
а собака к нему целоваться лезла,
кричал: «Сдохни, таварь бездушная, сдохни, падла»,
а душа её из ран на траву падала.

Андрей третий месяц был пьяным в дым,
а у собаки не было даже глотка воды,
даже куска хлеба самого чёрствого,
но душа её держалась ещё на чем-то,

о чём-то говорила с ней полушёпотом,
Андрей бил собаку в живот сапогами тяжёлыми,
бил по-чёрному, долго, душно,
кричал: «Я выбью из неё душу»,

и выбил, и полетела она над домами,
над всеми нами,
нашими бесплодными огородами, грязными речками,
беспородная,
безупречная,
небесная, незабудковая,
такая, какой у нас никогда не будет.

5.08.2023

* * *

Лёнька привет, встречаем закат на кладбище,
августовский закат, гладиолусовый,
белый налив- белые твои волосы,
чёрный гранит- чёрные мои клавиши.

Белое на чёрном- белее некуда,
сладкое на горьком- горчит без времени,
это реприза, вечное повторение,
это о многом сказать бы, да только некому.

Лёнька привет, закат этот краше нашего,
дольше, малиновей, горсти набрать бы полные!
Видишь, деревья опять проплывают по небу,
эти деревья всё, что тобою нажито.

Эти деревья всё, что сейчас мне дорого,
всё, что мне было быстрой весной обещано,
пламя свечи твоей неизбывно долгое,
пламя свечи моей- мотылёк трепещущий,

крыльев лишится, к небу поднявшись жгучему,
спелое солнце надкушено, но не сорвано,
снова слова скрылись от нас за тучами,
снова стихи всё заглушают сорные.

Лёнька привет, с дедом моим ты встретился?
Он за тобою следом ушёл, с тобой лежит,
ты у тропики, он у большого поля, сшит
саван его из золотого вереска,

вот от заполнился весь насекомыми рокотом,
от своего подножья до самой маковки,
саван твой- лягушачий, небесный, маковый,
сам себе сшил ты, сам в него лёг до срока ты.

Я прохожу мимо церкви, склоняю голову,
есть за тебя молитва одна не длинная,
может ты так и не стал не травой, не глиною,
только водою, чистою, родниковою,

только стихом, одной мне тобой завещанным,
яблоком звука, слова созревшей грушею,
вот он и слышится снова здесь, в каждой вещи мне,
в каждой травинке к этой земле пригнувшейся.

8.08.2023

* * *

С детства меня держали в рукавицах ежовых,
Говорили: «Не лги себе, не бери чужого,
береги честь свою, как зеницу Ока,
ходи прямо, а не вокруг да около»,

а я лгала, да как, и сама не помнила,
входила в огонь да выходила в полымя,
чужого не брала, но тянулась к вечному,
честь берегла до свадьбы, но с первым встречным.

В детстве меня повсюду водили за руку,
кормили вкусным обедом и плотным завтраком,
читали книжки, учили играть на рояле,
всё по десять раз повторяли,

а когда отпускали руку терялась тотчас же,
была неумелой женой и плохою дочерью,
матерью бесхребетной, поэтом лапотным,
зато, когда на рояле играла, вокруг все плакали,

когда выходила на сцену была живою,
не мамой, не дочерью, не женою,
а тем, кем я верно и быть должна.
В детстве, мама была нежна,
отец строг, бабушка молода,
я была огонь, а затем вода,
теперь же земля, землица,
и снова лежу в ежовых тех рукавицах.

18.09.2023

* * *

Слыхали ль вы, как все орут в дому,
где я не сторож сердцу своему,
а мальчик для битья и грустный клоун,
я всех могу обнять и рассмешить,
я слово вынимаю из души,
и без конца земные бью поклоны.

Я — фокусник, каких не видел свет,
я превращаю боль и слёзы в смех,
и надвое распиливаю сердце,
минута, и оно опять в строю,
я каждый день из сора восстаю,
и от него мне никуда не деться.

Я — акробат, я прогибаюсь всласть,
я не могу сорваться и упасть,
когда ко мне обращены все взоры,
и я любим, уже любим, тобой,
и я иду над замершей толпой
по ниточке живой и иллюзорной,

натянутой в кромешной темноте.
Я дрессировщик маленьких детей,
зловредных кошек и собак почивших,
и знаю я команду не одну,
и сладкий пряник у меня, и кнут
ещё не истрепавшийся почти что.

Я то ищу, чего на свете нет,
и весь мой дом походит на манеж:
по кругу пони, люди, всё по кругу,
весь мир- одна сплошная карусель,
а я парю над этим надо всем,
и держит кто-то там меня за руку.

14.09.2023

* * *

Ты тоже, ты тоже был маленьким,
таким черно-белым мальцом,
и папенькиным и маменькиным,
смеялся и морщил лицо,

глядел в потолок и небо лишь,
свой первый писал стишок,
меня и на свете не было,
а ты уже в школу шёл,

мечтал и любил по-детски так,
а после, уже всерьёз,
и ангелом был, и деспотом
и в чьих-то руках сырьём,

а я не была ничем ещё,
никем ещё, лишь в пути,
но было нам предначертано
на этой земле найтись,

двум белым цветочным мякишам
в чернильных когтях шмелей,
на этой земле дымящейся,
на этой цветной земле.

22.10.2023

* * *

Обронила ель-швея
водяное платье,
плачет дождь, не плачу я,
я давно не плачу.

Плачет ива, плачет ночь,
плачет звук расшитый,
только в ели всё равно
скрыт какой-то шифр.

Я не плачу, я хочу
знать что в нём таится,
«Потерпи ещё чуть-чуть», —
говорит мне птица,

заострила красный клюв
так, что глаз хоть выплачь.
Я не плачу, я терплю,
я терпеть привыкла.

Переулками звезда
ходит еле-еле,
я не плачу, я- вода
на руках у ели.

Раз игла, и два игла,
водных сто застёжек,
я не плачу, я смогла
я сумела всё же.
30.10.2023

* * *

Ровно 10 лет назад я принимала участие в проекте «Атлантида пограничья». Это был проект между странам-соседями Польшей, Литвой и Калининградом, где мы, творческие студенты и студенты соседних стран обменивались культурным опытом, проводили различные творческие мастерские, совершали свои личные открытия.
И вот, несколько дней назад, а точнее 31 Октября, я вышла на вечернюю прогулку и вдруг четко вспомнила этот день, но с разницей в 10 лет. Это было в небольшом городке Кидайняй в канун их праздника всех святых. Они отвели нас всех на своё местное кладбище, где в эту ночь были зажжены тысячи свечей и лампад. Это было одновременно странное и захватывающе зрелище. И не понятно почему, именно в этот вечер, но с такой огромной временной разницей, пришли первые строки этого стиха.

Повсюду были свечи, свечи, свечи,
и кладбище светилось за версту,
и дух не дух, но город человечий
подобен был и телу и кресту.

Не пусто было место, только свято,
и руки ночи сложены крестом,
мы были все на том кресте распяты,
хотя ещё не ведали о том,

и воздух пах таким горячим воском,
что он почти что плавился в груди,
а может это вовсе был не воздух,
а сгусток света тела посреди,

а может мы и были этим светом,
мы были светом все до одного,
единым плавким, смертным человеком
ещё не отгоревшим ни по ком,

и каждый был уже по-своему вечен,
по-своему шёл в грядущие огни,
повсюду были свечи, свечи, свечи,
но мы горели ярче, чем они.

31-2 Ноября 2023

Ксения Август родилась в 1988 году в Калининграде. Окончила Белорусскую Государственную Академию музыки по классу фортепиано. Преподаватель Калининградского областного музыкального колледжа им. С.В. Рахманинова. Мама четырёх детей. Вошла в поэтический мир в 2002 году, когда начала заниматься в литературном объединении «Родник» под руководством легендарного Сэма Симкина. Лауреат ряда международных литературных конкурсов и фестивалей. Участник семинаров молодых писателей при поддержке Союза писателей Москвы 2019 и 2021 годов. В 2006 году в формате самиздата вышла первая книга стихов «Брызги шампанского». В 2019 году в рамках издательской программы правительства Калининградской области и при техническом содействии Союза российских писателей вышел сборник стихов «Преображение». В Московском издательстве «Секлограф» в 2021 году вышел в свет третий поэтический сборник «Солнечный бумеранг».

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00