200 Views

* * *

Крадется сон на сто могил,
Как-будто смерть отчизну точит.
Нас было двести. Я здесь жил.
А что ты хочешь?
Я не умею умирать.
Я только сам как плод с пеленок.
Ты сможешь час свой покарать?
Но ты ж — ребенок.
Мы дети времени сполна.
Оно совсем не знает слабых.
Давай приляжем, мать-родна,
В твои ухабы.
Давай забудемся во сне.
Сон нарисует сказку мертвых.
Не вспомнить воду, воздух — нет.
Ты был зачеркнут.
А дальше новые придут.
Они иначе руки сложат.
Сотрут нас господи, сотрут.
Но что же ты дрейфуешь, Боже?…

2023 г.

* * *

Глядишь в песок, а видишь снег.
Глазами в небо — слышишь землю.
Когда закончился твой бег?
Вокруг стена, а ты не внемлешь.
А судьи кто? Увы, не ты.
Зачем все это? Бег по кругу.
И плачешь в страхе слепоты.
А бури-вьюги от испуга.
И смерч как смерть. Да ну, окстись.
Как одуванчиково поле, метель прошлась.
Ну, жизнь, приснись.
Она крадется. Веришь воле?…
Ты нарисуй себя сама.
Мелки закончились, прости же.
И все-таки в душе зима.
Но ты иди, иди, иди же.

2023 г.

* * *

Он говорит — кончается.
А еще не началось.
Они верят, прощаются.
А не встретились.
Вытри с планеты пряди расчесанных своих волос.
Реки текут иначе. Не согреешься.
Не родились еще, умирать не придется нам.
Со стороны смотрим на смешную игрушку глобус.
На каком языке понимают по губам?
Господь семь дней шутил.
На сороковой — угробил.

2023 г.

* * *

Попробуй вырвать дьявола из человека,
Но не зацепиться за его рукава.
Оплетут тебя рукава, и ты калека.
Подмигнет тебе дьявол, и ты халва.
А застрянет он в человеке, и быть ему подлецом и трусом.
Тираном, гнидой, лжецом, скандалистом.
Не спасешь его от такого искуса,
Останешься мученицей и эгоисткой.
— О милый Боже, убери дьявола из того, кто близко,
Чтоб он просто вышел весь,
Исчез высоко или низко;
Чтоб я не зацепилась за его рукава.
Пусть это правда был дьявол, пусть я оказалась права.

2023 г.

* * *

Ты все-таки нема,
Хоть пишешь что-то в ленте.
Пусть это синемА
О Лене, о моменте.
О выборе воды
Из двух полустаканов.
Пока дольют беды,
Но больше балаганов,
Бессовестных страстей,
Причудливых интрижек,
Ты все-таки испей.
Вода все стерпит, слижет.
Вода все смоет, жаль,
Что чистота капризна.
И все-таки печаль,
Она не есть харизма.

2023 г.

* * *

Я купила волка за три рубля,
Стало интересно иметь зверье.
На цепи ласкала я кобеля.
Ест и пьет, аж воет, да брось, — поет.
Песнь его легка мне и шерсть густа.
Не скажу, что волк он, пусть будет пес.
Только рык серьезней стал и с хвоста
Стали падать пряди седых волос.
А моих ли, господи, а моих?
На руках не сохнет кровь, — волк живет.
Может мне погладить и дать поддых,
Чтоб уже не выл волк, чтоб волк привык.
Только вот какой в той привычке толк?
И уже я крадучись, втихаря
Сахарка и мяса кусок жирней.
Только не собачий, гнетущий ор.
Дверь грызет, чтоб выбежать. Страшно мне.
Дома хворь и кажется, быть беде.
Загрызет, накинувшись? Сдохнет сам?
Колдунам пишу я, врачам и тем,
Кому вот такой расклад и не по зубам.
Убежать самой иль загнать в анклав?
Только рядом нет ни лесов, ни стай.
Что-то нагадали мне — вечный лай.
Как теперь здороваться? От хвоста?

2023г.

* * *

Вы скажете: зима похоронила лето.
Да нет же, нет. Она беременная им.
И что, дождемся ли рассвета
Иль будем нисходить до отрицанья зим
Как от гнездовья тьмы и света,
Начала и конца, рождения и смерти?
Отчаянье творца в такой вот круговерти
Ростка и похорон, гербария и цвета.
И как себя не погрузить вот в это?
Оставим без ответа…

Кому прекрасна ночь
И вдох одной полоской?
Кому нужны такие света отголоски?
В надежде — жизнь; она вернется вновь, поверьте;
Короче станет тень и реже будут смерти.
И подпись на конверте
Легче различать
Слезою на полу и утренней улыбкой.
И вот уже луч солнца на открытке.
Младенческой листвы ждут в скорби дерева.
В мороз и в холода. Еще до Рождества.

2024 г

* * *

Миф убьет и эту падаль.
Благо ли падаль убивать?
Я ищу все точки ада,
Но в аду их не видать.
Аки падаль, аки ересь…
Раз упал, уже пропал.
Только хочется поверить,
Если сбит, то наповал.
Как забудешься, услышишь
Хохот смерти, скрежет льда.
Ад во льду зажат и выжат.
Ты же выжить хочешь? Да?
Ты же жить … Прости, оставишь
Брешь смятения и страх,
Как ежи души расправишь
В кровь прокушенных устах.

2024г.

* * *

Не все цветок, что видится вдали,
Хоть и на мак похоже разудалый.
А ты его попробуй удали,
Горячий шлейф, огонь иль вихрь алый.

А ты его попробуй уничтожь.
Сожги себя в себе как папиросу.
Какой-то небывалый пилотаж
Клинком в лицо, вопросом на вопросы.

Залей, забей, оставь на посошок.
Решится все, позволь цветку раскрыться.
Глянь, алый мак, посаженный в горшок,
Поник. И потому не пригодится.

2024 г.

* * *

О чем моя не вписанная жизнь
В экзамен — быть не завтра, а сегодня?
Как узки берега. Держусь. Держись
За оба сразу. Как же не легко в них.
Тропа, река, морока, колея.
Куда бежать? Железный эскалатор.
И почему на нем случилась я?
Из точки А отрезок, он куда-то.
Я не споткнусь. Как замерла, стою.
А бегать я давненько не умею.
Но все равно безвинно устаю.
Не вымолвить. Бреду и цепенею.
А далее наверно путь назад,
В ту память, где сама под стол ходила.
Случится завтра сильный снегопад.
Он был и раньше, просто шел вполсилы.
Он и сейчас. Как грязен серый снег,
Забитый меж железных скользких прутьев.
И кто я?.. Слышу мерзкий смех
Из челюстей, разжатых на распутье…
2024 г.

* * *

Смотри, какая очередь
Безумная, безбожная.
А вы ж и так не против все
Вкусить мое пирожное.
Оно их теста адского
Слоеного подкожного.
В жирах рукоприкладства,
В слезах, в крови. «А можно мне?»
«Боюсь, мне не достанется.
Так вкусно, что не терпится».
Какая давка. Тянетесь
За это долей зверскою.
За злом, судьбой замасленным,
За темным сладким сахаром.
Зачем мне вам препятствовать?
Давитесь в горах страха вот.
Я адское пирожное
Влачу в слезах по скатерти.
А мысль «ну уничтожь его»
Давлю к е@ной матери.

2024 г.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00