390 Views

Голь и Де Голль

«По странному стечению обстоятельств Пугачева стала Де Голлем русской культуры.»

Политолог П.

Всё, что живо и здорово,
Умножается на ноль.
Было — Алла Пугачева.
Стало — генерал Де Голль.

Вот откуда и пошло-то —
«Голь на выдумки хитра».
Не монтеневский же «Опыт»
Все почитывать с утра!

Здесь почитывают твиттер,
Углубляются в инсту.
Всюду — Гитлер, Гитлер, Гитлер!
Пара фоточек коту

(Иль кота). А на склоненье
Здесь внима не обраща.
Просто жаждут одобренья,
Как и белого плаща.

И поэтому консенсус
Есть негласный, но такой —
Только конкурс «Лейся песня!»
Станет всей политотой.

И не то, чтобы с поллитра,
Нет, с глоточка коньячка!
Жаль, что не было арбитра
От АП и от ЧК.

Ну, а может быть и был он,
Ибо как еще понять,
Что АП (вот эта глыба)
И АП (вот эта ….).

Просто буквы забираем —
Вуаля и дискурс ваш.
И бабло распределяем,
И берем на карандаш.

Кто не хочет по-плохому,
Кто вообще не хочет так,
Против ЛОМа нет приёма,
Принимай его, дурак!

Но ведь вам напомнят снова,
Что король-то этот гол,
И что Алла Пугачева —
Вам не генерал Де Голль,

И замученный сиделец
Все же не Иисус Христос.
В юном месяце апреле
С миллионом алых роз.

Здесь каждый так добр…

Здесь каждый так добр
Молодой винодел.
Вам целятся в лоб.
А ты шапку надел?

Без шапки, без шапки, без шапки нельзя.
Но ждет эмигрантов Гренада моя.

По гендерной теме кому если над,
То тоже вам хватит различных гренад.
Но только грин-карту бери в те края,
И пару мильонов. И жду тебя я!

Но пару мильонов нерусских рублей!
А с парой мильонов — гарант вам милей
Он вор, кровопийца, тотальный тиран.
Но хмурые лица не клей на загран!

Из мифов и сказок был создан фантом.
И в этом фантоме вы жили притом.
А после вам дал кулаком по губе
Советский обком твоего ПРБ.

В ударе таком содержался ответ,
Что здесь ПРБ, в общем, в сущности, нет..
Зачем вам, ребята, чужие края?
Ни здесь и ни там не нужны ж ни…

А так вам повсюду желают добра —
Сегодня и завтра, и позавчера.
При этом так тщательно целятся в лоб,
Без шапки чтоб бечь чрез границу не смог.

Из мифов и сказок был создан фантом.
И в этой заразе вы жили притом,
Но от Атлантиды до Сектора Газа
Решают все только лишь деньги и связи.

А так вам повсюду желают добра —
Сейчас виноделы, потом опера…

В духе русского сюжета…

В духе русского сюжета
Справедливость словно мед.
«Помер тот, помрёт и этот» —
Повторяют каждый год,

Делегируя природе
Право высшего суда.
Так здесь акции Мавроди
Покупали без стыда,

Так играли в лотерею,
Так писали в Спортлото
Гитлера в Гиперборее
Распинали. Ну а что?

Может плохо сображали?
Но подумайте тогда —
Бабы новых нарожают.
И того, конечно, да!

Так с надеждою на чудо
Как с надеждою на смерть
Евразийские иуды
Жить вас учат и терпеть.

Историческая воля,
Политическая власть
Не затем даётся что ли
Чтоб на все на это класть?

Под стеною мавзолейной
Сахарный прогрызть сухарь.
Сталин-Гитлер-Гитлер-Ленин —
Повторится всё как встарь.

Все сансарные сюжеты
Вам приходится терпеть.
Типа как зима и лето,
Типа жизнь и типа смерть.

Посмеялась бы, наверно,
Над таким подходом, но
Кабы не было модерна,
Вовсе б было всё равно.

Но мы помним эти смерти,
Этот гибельный экстаз.
А потом — у них же дети!
Ах, давайте ещё раз!

Политически субъектна
Революция. Но в ней
Смерть и «этого» поблекнет
Среди множества смертей.

Ожиданье чьей-то смерти —
Это лишь инфантилизм.
В нём запуганные дети
Всё кричат — «Фашизм! Фашизм!»

И основано на лени
Гуманизма — «Не убить!»
Потому и жив ваш Ленин,
Вечно жив и будет жить.

В нафталине фатализма

Все фатальные консенсусы,
Их детали, обстоятельства
Здесь заканчивают смертию,
Очарованной предательством.

Как рыбак античной сетью
Золотую жаждал рыбку,
А она явилась смертью
Как фатальною ошибкой.

Архетипы бедолаги
Разгружали на галерах.
Так «Агу!» кричат в ГУЛАГе
Дети нынешних майоров.

Им распятые кроваво
Завывают: «Не могу!»
А они им: «Что вы, право,
Мы в Аду! Агу-агу!»

Это АДО
ВЕ-
ГЕ-
ДЕЙ-
КА!
Вот вам Дугин — АДГ.
Вот судьба — она злодейка.
Может дело не в судьбе?

А во зле, что хоть банально,
Но пронзает до костей,
Побеждая номинально.
Из программы новостей

Узнаю как колосится
Рожь, похожая на ложь.
И придется согласиться —
Не задушишь, не убьешь

Эту черную Расею,
Вековое торжество.
Чей-то прах она рассеет,
Был герой — и нет его.
………………………………..
В алхимической эссенции
Невозможно ошибиться.
Все фатальные консенсусы
Завершаются убийствами.

И надеялись на чудо ли…
И оно случилась с вами.
И иуды за иудами
Уползают за смертями.

Словно липкие улиточки,
Слизни некой антижизни.
Как тревожно в русской пыточной,
В нафталине фатализма.

Все фатальные консенсусы,
Все вождистские прожекты,
Исторические ребусы
Вас приводят к поражению.

И такое осторожное
Мне приходит понимание,
Что оно вообще заложено
В вашем целеполагании.

Нет, не то, что это заговор,
И не то, что провокация,
Только заново и заново —
Революция? Люстрация?

Нет, фонарики со вздохами,
Выборный аттракцион.
Невеликими эпохами
Мир катился под уклон.

Невыгодно

Как люди тянутся к невыгоде
Один, да прямо за другим!
Кто из окошка тихо прыгает,
Кто ходит год полуживым.

Выходит, он там тайно травится.
Полоний льется в коняьчок.
Зачем? Ему же это нравится!
В кремле же там не дурачок!

Чтоб так палиться с посторонними,
Хранить полоний при себе!
Они же настучат в полицию
И донесут в ЧК-ГБ!

Мы ж тут вам не какие выродки,
И методичка есть для всех —
Спроси — кому же это выгодно?
В ответ молчание и смех.

Нет, это же и вправду весело.
Умом Россию не понять.
Один на лампочке повесился,
Другой решил свой тромб порвать.

Все в детстве баловались ромбами,
А этот рисовал овал.
Такие вот и рвутся тромбами,
Ведь был же чемодан, вокзал,

А вы как пьяные за выпивкой
Стремитесь в репрессивный ад.
Ведь здесь написано «Не выгодно!
Вы не вернетесь уж назад!»

«Оставь надежду всяк входящий!» —
Вам написал Аэрофлот
Про смерть, что будет настоящей,
И что действительно придет.

Вас учит потребленья общество
В конце-концов, капитализм,
Что даже если очень хочется,
Не выгодно, так не берись!

Как-будто в лотерею выиграть,
Стремитесь с шулером играть.
Но вам же говорит «Не выгодно» —
Она, как Родина и мать.

И сам себе ты яму выроя,
Укроешься в земле сырой,
Чтобы не слышать как невыгодно,
Все что ни есть, пока живой.

Глупость

Маяковский писал про сплошные губы.
Ими как в пылесос засасывается глупость.
А сегодня в мире засилье глупых
И они образуют сплошную глупость.

Даже тот на бирже упавший рубль
Не отдам вам, и это не будет скупость.
Может быть, я выражаюсь грубо,
Не желаю платить вам за вашу глупость.

Новостей фейсбука или ютуба
Хватит, чтоб утопить всю реальность за день
В этой бездне, имя которой глупость.
Это все не точно, но курс уж задан.

Не злодейство уводит весь мир по кругу
На сансарной петле, чтоб потом повиснуть,
Чтоб все эти люди вдруг стали трупы,
Да еще во имя сакральных смыслов!

Надо быть идиотами, дурачками,
Хомяками пустыми в мехах облезлых,
Чтоб потом, осторожно моргнув очками,
Из дырявых глаз источать нетрезвость.

Слезный гул неопытных и пугливых.
Кто вам право дал возжелать возмездье,
Если именно вы — есть причина сливов
И хомячьих списков, ведущих к смерти?

Кто пришел с мечом к хомячам, тот от них погибнет
Под зловонный крик хомячья — «Ничья!»
Кто вас выпестовал? Явно не новый Гитлер,
Вы пришли из ничто, из ничтожности хомячья.

Вас сама своя природа погубит.
Не испытывай грусти, как впрочем я.
Ведь всегда наказуема будет глупость —
Тем прекрасна
Рос-
Сия
Бу-
Ду
Ща-
Я.

Как власть питается из жертв

Вы начинали с «Мы здесь власть»,
Закончили — «Верните тело!»
Здесь не заучена матчасть.
И хоть на языке хрустела

Как истина, что лишь ресурс
Преломит статус-кво системный,
Но вам милее был Иисус
Как символ здешней тьмы тотемной.

Как власть питается из жертв,
Так вы питаетесь из мертвых.
Какой там год у вас уже?
Двадцать второй? Сорок четвертый?

Попутав дни, года, века,
Смешав проклятия столетий,
Писали «Вечность» с ЧВК
Или с ЧК. В косплее тлея

Колхозных русских диктатур,
Где пуля дура и культура,
Где дуры все. Из этих дур
Иных мудрее агентура.

Поскольку знала наперед,
Как побежит по методичке
В ее объятия народ,
Как кровь смешается с водичкой.

Вы вышли из виктимной тьмы
С глазами жертв и на закланье,
И от сумы, и от тюрьмы
Не зарекались. Ожиданье

Сие и породило их —
Тюрьму и смерть, суму, и гибель.
Я зарифмую в этот стих
Все, что происходило, ибо

Оно просто, тупо, мало,
Оно рифмуется так хлестко,
Оно есть сущностное зло,
Прикрытое добром для лоска.

Здесь связь времен разорвалась.
Шум стих и сцена опустела.
Вы начинали с «Мы здесь власть»,
Закончили — «Верните тело!»

Родилась в 1973 году в Москве. Публикуется с 1993 г., автор нескольких книг стихов и прозы, в том числе «Аномализм» (1993), «Детская книга мёртвых» (1994), «Последняя старуха-процентщица русской литературы» (1996), «Собака Павлова» (1996; 1999), «Земля Нуля» (1997). На немецком языке вышла книга «Schwarze Ikone» (2002), «Чёрная Икона русской литературы» (2005), «Мир как Воля и Преступление» (2014), «Чёрная Икона русской литературы» (2014), «Сборник стихов А. Витухновской ДООС-Поэзия» (2015), «Человек с синдромом дна» (2017), «Меланхолический конструктор» (2017), «Записки материалиста» (2019), «Постмодернистские постстихи» (2020), «Девочка и козел» (2020). Член Союза писателей Москвы, член ПЭН-Москва, член Международного ПЕН-Клуба. Была награждена литературной премией Альфреда Топфера (Германия). Стихи переводились и публиковались в немецкой, французской, английской, шведской и финской прессе. Её стихотворение также прозвучало в сериале "Школа" авангардного российского режиссёра Валерии Гай-Германики.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00