376 Views

* * *

Мечи огня страшны и языкаты.
В заморской маленькой стране
Детишек, девушек и музыкантов
Убили.
Тяжелей втройне,
Что и моей страны солдаты
Врывались в беззащитные дома,
Что те же самые орали автоматы,
Что той же мировой пещеры тьма
Взрастила их. И на тебя легло
Безумие тьмутараканье.
Гляди, гляди в зеркальное стекло
Затянутое чёрной тканью.
9 октября 23

* * *

С головой пылающей,
С огнём под кожей,
Я скорбящий и многознающий,
Впивался зрачками в заповеди Божьи.
Шептал привычное «Прости”.
Нашлось грозное, нашлось многое,
Сбивавшее меня с чистой дороги
Лишь одного не нашёл я у Бога:
НЕ МСТИ.
10 октября 23

* * *

Земной свой путь пройдя почти до точки
Я оказался в жопе. Я гляжу,
Я озираюсь, я высокоточным

Найти пытаюсь взглядом — с кем дружу,
Кто ненавистен злобой крупноблочной.
Я никого вокруг не нахожу.

Ни Данте, ни экскурсовод Вергилий,
Нейдут на встречу. Оба сотни лет
Блаженствуют в заслуженной могиле.

Ни от кого не прозвучит ответ,
И сам пройти я должен новый ад,
Неважно — виноват — не виноват.

10 октября 23

* * *

Кто б мог подумать, что городу Кия и Ершалаиму
Готовится общая чаша,
Общая каша,
Кровавая каша.
Век-то наш вот чем прославится,
Вот чем украшен,
Страшно украшен.
Переплетаются сходятся вместе дороги,
В следах от копыт и когтей, копыт и когтей зверья.
Надо кому-то надеяться средь безнадёги.
Пусть это буду я.
Пусть это будем ты и я.
11 октября 23

* * *

С сознанием, что всё же пригодился,
Что всё произошло в урочный час,
Он умер так же тихо, как родился,
Как умирают в первый раз.

Во сне. Ему как мальчику уснулось.
Вдруг ощутил касание крыла.
Но осознать, что именно коснулось,
Смерть не дала.

12 10 23

* * *

Мы о минувшем. О вечном, вечном,
Стирая седую пыль.
Вот у колодца стоит овечка,
Имя её Рахиль.

Будем теперь о нынешнем, нынешнем,
Мрак наползает, мрак.
Стройная девушка из дому вышла,
А на спине рюкзак.

Вышла из дома — выйдет из мрака
Вместе со всей страной.
Рядом идут Рахиль и Иаков
Гулкой порой ночной.

В небе сирены грозно завыли,
В небе ракеты летят.
Некогда, некогда плакать Рахили,
В руках у неё автомат.

13 октября 23

* * *

Нет ли свободного тела собаки?
Ворона? Соснового ствола?
Пересидеть. На время. Стать инаким
Пока река не унесла
Мертвые тела, детские надежды, дома
С памятью о шёлковых днях,
Покуда тьма, тьма и тьма
Не минует меня.

Отворачивают лица ,
Зверь в бег, птица в лёт, рыба в плавь.
Ни за что не хотят мной становиться.
Ты царь природы. Царствуй. Правь.
14 октября 23

* * *

Наорал на кота. Не сечёт в украинско-израильском конфликте,
А туда же.
Уже час, как кричит идиотка, застрявшая
в лифте
В пустоте межэтажной.
На Вернадский проспект просыпается
нежить и жуть
сквозь дыру в ноосфере,
Над моею страною Молочный створожился путь.
Я живу в «Англетере».
Только нету таланта предсмертные строки
писать
И особой охоты.
Вижу детских друзей, тёмно-синий фасад,
вижу мать,
Вижу Сашку-сокурсника, он говорит:
«Ну чего ты? Чего ты?»
Да не пью я шампанское. И «Фигаро»
наизусть,
И с ковидом мы квиты.
Вижу белые пальцы над чёрною кнопкою
«Пуск»,
Вижу лёд ледовитый.
Вижу — вместе сливаются Днепр, Иордан,
и Нева,
И как строчка припева,
Отделяясь от песни, пролетает моя голова
Над песками Негева.
И кричащий кричит, но молчащий молчит
По эсхиловской мере.
Видишь — «Чёрный квадрат» бьётся в раму и мироточит
В Третьяковском вольере?

16 октября 23

* * *

Быть бы не наземной, а Внеземной,
Явилось бы новое чудо миру.
Но Б-г не говорит с тобою и мной,
А только с главными. По ранжиру.

И куда «качнётся жизнь» — кто разберёт?
И откуда прольются «свет и слава»?
История пишется задом наперёд.
Справа налево, а не слева направо.

17 10 23

* * *

Надо начать строфу.
Надо собраться.
Продукты лежат не в книжном шкафу,
А в холодильнике. Белые овальные яйца.
Само совершенство. Соль сыпят на сковороду ?
Нет, конечно. Сначала, вообще, масло,
Надо собраться. В 1904 ом году
Не стало Чехова. Бабочка улетела.
Лампа погасла.
Два лета назад. Я был личностью.
Я говорил «да». Я говорил «нет».
Это называется «яичница»?
Странный цвет.
Надо посмотреть в Википедии.
Только не заглядывать в ютьюб!
Хлеб. Аз. Буки. Веди.
За окном бухенвальдские шпили труб.
Надо собраться. Это котельная.
Мне некуда собираться, я в своем дому.
Значит — он умер в своей постели.
Горе от ума. Горе уму.
Всё сгорело! У меня был Крым.
Рим. Иерусалим.
Всё невыносимое выносимо.
«Артиллерия бьёт по своим».
Кто это? Галич? Межиров? Симонов?
18 октября 23

* * *

Потом приедет мой товарищ дальний.
Мой релокант, мой детский, мой всегдашний.
И будет славный вечер выпивальный,
Воспоминанья — Маши да Наташи…

Похоже, мы уже не будем равные.
Внезапно милый взгляд его темнеет;
И что-то страшное,невыносимо главное
Он рассказать мне толком не сумеет.

Весенний воздух за окном разреженный,
Вдруг гром прокатится дорогою неезженной!
И я увижу как он сдержится,
Чтоб не бежать искать бомбоубежище.

19 октября 23

* * *

Застенчивый большерукий парень Каин.
Вот он и разводит этими руками:
Говорит: А чего он?
Каин ни в чем не разочарован.
Не думает — был в праве ль?
Авель лежит головой в щавеле.
Кисло ему Авелю.

Каин это у нас пионер. Первенец. Закоперщик.
Дальше бури , тайфуны, смерчи.
Кровавые наводнения. Убойное витийство.
Раскрывайся википедия: Массовые убийстva.

Сюрпризов нет. На всех континентах,
Во всех временах, при всех королях-президентах.
Птица Ворон прилетeл.
Птица сел на груду тел.
Сколько синих, сколько чёрных, cколько глаз!
Это ж надо. Повезло в который раз.

Эти этих. Этих эти.
Мамы, дедушки и дети.
В ямах, в каменных палатах,
И над пропастью во ржи.
Камни, палки, автоматы
И ракеты, и ножи.
Бесполезно — не бежи.

А только обнимись в последний раз,
С Наташей, Лесей,Лейлою, Ревеккой…
Как гордо звучит званье Человека!
Гордись! Про нас. Ведь это же про нас.
21 октября 23

* * *

У города внутри.
Проходными дворами выйти от Кировского 27
На Льва Толстого 1/3.
Сесть на 17 ый в любую сторону.
Впрочем, их всего две.
Вороны думают, что они вОроны.
И ходят туда и сюда по траве.
А весной по лужам.А осенью по листьям.
О! « Осенние листья” Ж.Косма.
Не помню Жорж, Жак или Жюль.
Ещё у ворон бывает зима.
Трамвай. А не прятаться от ракет и пуль
В Запорожье или Сдероте.
Трамвай всем телом скрипит на повороте.
Дома.Деревья.Тьма.Полутьма.

22 октября 23

* * *

До чего я несвободен
До чего я суетлив
И до дела непригоден
И без смысла говорлив

Потерял друзей и знакомых
Говорю же — забросил дела.
Хожу с молотком по дому
Бью зеркала
23 октября 23

* * *

Нет-нет. Это слишком далеко
От вязаных на груди оленей,
От блаженной воскресной лени,
От ампира и рококо
Мороженого на углу Малой Монетной,
Ключика от ненужного пианино,
От ужасных слов «говядина” и «свинина”,
От пистолетика, от пластилина —
Он ребристый и разноцветный.
Медведик плюшевый и безответный.
Маляры, носящие колпаки из газет.
Блеск паркетный в маленькой спальной…

Это понятно, это реально.
А всего сегодняшнего просто нет.

24 октября 23

* * *

«Как ныне сбирается вещий Олег
Отмстить неразумным хазарам.
Их сёла и нивы за буйный набег
Обрек он мечам и пожарам.»

Того, что себе позволяют князья,
Потомкам Давида позволить нельзя.

Тихонько сижу на окрайне Москвы,
Не езжу верхами, не лезу в волхвы.

“Волхвы не боятся могучих владык.”.
Дык…

24 октября 23

* * *

Залезть бы по горло в бутылку,
Чтоб забыли, чтобы забыться.
Или льдину к затылку,
Или под плинтус забиться.

Да надо вставать утром ,
Путать овсянку и гречку,
Выстукивать сердце компьютера,
Слушать речи и речи.

И вдыхать воздух,
В котором весёлые суки
Вбивают живые гвозди
В иисусовы руки.

24 го октября 23

* * *

Идёт по дворам мировым, по задворкам старьевщик.
Берём-покупаем старые вещи:
А вот кому убивать, калечить, наси-ловать?

Несёт по дворам мировым точильщик cвоё колесо.
Точим ножи, топоры, гильотины и прочее всё.
Казнить, говорит, ни в коем нельзя поми-ловать.

Плачут шарманщик с гимнасткой среди двора,
Свёрнутый коврик да на мехах дыра.
Земля-то закончилась.Некуда эмигри-ровать.

25 10 23

Скороговорка

Было дело, было — типа
Бухенвальдского набата,
То ли вправду, то ли липа,
Да и было-то когда-то
И развеялось, как над трубою дым.
Ты спроси у патриарха
Или ,скажем ,у аббата….
Кто же помнит-то, ребята?
Да и знать не надо это молодым.
Было дело ,было дело,
Что же ныть теперь веками,
Что размахивать руками?
Что горело, то сгорело,
А когда-то, это значит не сейчас.
Даже если было что-то
Кого нету, тот не встанет,
А кто старое помянет
То-то, в общем и оно-то,
Береги, короче, глаз.
Было дело, было дело,
А сейчас другое дело.
И к чему теперь дебаты,
И какие там набаты.
А они всегда весь мир перехитрят.
И всегда не виноваты.

И ещё сто раз подряд.

25 октября 23

* * *

В селе Небожино не осведомлены.
О происках израйльских интервентов
Не пишут ни постов, и ни комментов.
Особенно не знают Кузьмины .
У Кузьминых детей примерно шесть,
А если посчитать , так чуть не восемь.
Все в основном не пашут и не косят
И всю дорогу норовят поесть.
Картошка — врать не будем — родилась,
Не глядя на конфликт ближневосточный.
И брак у Кузьминых безмерно прочный.
И очень удивительная власть,
Дающая пособия. За что?
Детей-то они сами налюбили.
На всех на семерых два-три пальто,
Чтобы зазря бы шляться не ходили.
У Кузьмина и у его жены,
Весь мир на них самих сосредоточен,
Они всегда друг в друга влюблены
И ждут и не дождутся новой ночи.
Они не ходят в церковь — далеко,
Они не смотрят “Время» или «Вести”.
Им некогда — они всё время вместе.
Cлова «каршеринг” ,”вебинар” “Ленком”
Для них невнятны. Дети подрастают.
В их доме никогда не слышен мат.
Но что в райцентре есть военкомат
Они когда-то всё-таки узнают.
26 октября 23

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00