287 Views

«Меня со мной не надо сравнивать»

меня
со мной
не надо сравнивать
как говорится был да вышел
меня со мной пора бы — стравливать
но кто из вас сегодня выше

покрыться
панцирем
полезнее
чем пить сияние лазури
мы нежным веществом поэзии
забрасываем амбразуры

мы держим пальцами прозрачными
своё
свинцовое
сегодня
и как его ни поворачивай
не видно отсвета господня

Верлибры

Я не люблю верлибры, но порой
Они переливаются, как реки,
И речь во рту приятно осязать.

Попробуй вслух – не правда ли, красиво?
Слова преобразуя в изреченья,
Бессмертию ты обрекаешь их.

Ну-ну. Так и о чём же этот стих?

А это – жизнь: ты, мол, не обессудь, что я с тобой вот так разговорилась. Нарядно предисловие, но суть в торжественном теченьи растворилась. Всё было так значительно, дружок, ты шёл к вершинам, где сам воздух сладок, и вот – на холмик водрузил флажок… Ну что ж, неплохо. Но сухой осадок тебя разочаровывает, да? Ты осознал, что не того калибра твой пистолетик?.. Горе не беда, вернёмся в русло верного верлибра!

И потекли валы великих слов,
И на вершине водружен твой флаг,
И речь переливается во рту,
И нет тревоги о сухом осадке,
И нет тревоги.
Нет.

Но этот стих,
Он только называется свободным.

Ремесло

Так вот оно какое, ремесло:
Ты гол, как правда, но тебе тепло!
Да, ты не знал, тебе не рассказали,

Как ласково хоронит снегопад,
Когда идёшь, счастливый невпопад,
Под фонарей печальными глазами.

Да, ты не знал.
А что, скажи, ты знал?..

Самоучитель игры в поэзию (пародия)

самоучитель игры в поэзию
да конечно этому можно научить
а также стать богатым и счастливым
(это не про поэзию но этому тоже учат)
п. 1: пишите темно и вяло или грубо
что мы зовем пост- мета- транс-
п. 2: умножайте смыслы
(на ноль)

— например о высоких материях
все что мы называем метафизикой
сводится к простой иллюзии
ошибочно принимающей за усмотрение разума то
что в действительности заимствовано только из опыта
и благодаря привычке приобрело
видимость необходимости

— но можно и о дохлых носках
они валяются мертвыми птицами
на страницах еще живых журналов
смыслы умножены? о да

— или о клиторе
не потому что автор влюблен и лишился разума
гораздо лучше если автор женщина
и описывает особенности собственного клитора
как в анатомическом атласе

все правильно
так нам и надо
разве в жизни еще есть любовь?
еще есть одержимость?
разве мы еще можем гореть?
еще можем (внимание!) концентрировать внимание
(на ком/на чем предложный падеж)
долее трех минут?

кон-цен-три-ро-вать
какое длинное слово
нельзя ли короче

КОН ец
ЦЕН ностей
ТРИ…. . . . . .

вы думаете зная меня сейчас наконец начнется поэзия
а она уже давно началась

ах да очень важно

п. 3: добавьте звукоподражание
ц-ц-ц-ц-ц-ц-ц-ц—ц—ц-ц-ц-ц-ц-ццц
так цокает клавиатура
когда я набираю этот текст
(это СТИХОТВОРЕНИЕ!)
сразу в компьютер набело
надо уложиться в три минуты
пока не кончилось внимание
моё и ваше

п. 4: и поиграйте с расположением на странице
это уже было век назад и тем не менее
это облегчает восприятие
к тому же о времени мы уже поговорили
(о трех минутах)
теперь пора о пространстве

пространство
есть чистое созерцание
в самом деле
представить себе можно лишь одно-единственное пространство
и если говорят о многих пространствах
то под ними разумеют лишь части одного и того же

итак вы автор стихов
вы поэт
теперь вам нужен не менее важный самоучитель
о литпроцессе
но три минуты истекли
и это за отдельные деньги

Аксакалы

«Не тот поэт, кто рифмы плесть умеет
И, перьями скрыпя, бумаги не жалеет…»

Пушкин

«Есть среди них большие мастера.»

Цветаева. Искусство при свете совести

Как «сдобрымутром» разминая скулы и связки прочищая от трухи, все эти аксакалы, old school’ы рукой привычной делают стихи. По силам им такая физзарядка, с дыханья не собьются нипочём, и кто-то очень маленький и гадкий у них за левым ёрзает плечом.

Супруге мадригал, сонет о вечном и философский цикл «Тщета и блажь». У них не мышцей пишется сердечной, а мышцами, что держат карандаш!

Держась своей – о нет, не стаи: стайки, внутри распределившись по местам, друг другу научились ставить лайки: дай пять, дружище. – руку жму, братан. Не отрывая грифель от бумаги или внося играючи в планшет, они уже предчувствуют аншлаги… но не дошед до сердца, не дошед!

А ведь за всё написанное нами когда-нибудь придётся отвечать.

О Боже, не оставь меня словами – или хотя бы мужеством молчать.

Что пел Нерон

Памяти Татьяны Бек. Основано на реальных событиях.

Туркменбаши – при жизни божество:
любимец Янардаг – в гербе страны,
лик – в букварях, на стенах, на монетах,
и золотая статуя его
венчает что-то там, вращаясь-с-солнцем
(а ночью, вероятно, вверх ногами?)

А вот поди ж ты, хочет быть в поэтах.
Конечно: ведь поэт повыше будет.

Вдруг трое небожителей к нему
нижайше обратились, предложив
перевести его стихи на русский,
«чтоб значимость поэзии поднять».
Ого, какой заход! Ведь без стихов
Туркменбаши словесность наша чахла,
и это несмотря на то, что в ней
«большие мастера ещё остались,
хоть их уже немного», – на себя
невинно намекнули три поэта,
регалии невинно перечислив
сердару, золотому истукану.

Ачотакова? Да, а что такого?

Ахматова же Сталина писала!
Тарковский же его переводил!
А мэтрам не хватает на пельмени.
К тому же разве не было бы ценным
узнать, что пел Нерон?..

Что пел Нерон…

Не пахнут деньги, а пельмени пахнут
и вызывают слюноотделенье.
Приятнейшего мэтрам аппетита!
Тиранам – перьев, перьев золотых!
А кто от этих аргументов рухнет,
кому откажет сердце – тот и был
магистром, небожителем, поэтом.

Так есть ли смысл в поэты так стремиться?

Янардаг – конь Сапармурата Ниязова (Туркменбаши).
Сердар – «вождь» по-туркменски, ещё один титул Сапармурата Ниязова.

Феврадский карнавал

«Война — это сила, величие, мощь, любовь и молочные груди. (…) Война — это самая лучшая мать и манная каша из детства.»

Из z-поэзии

«…виднейшие представители поэтического подраздела МАССОЛИТА – Павианов, Богохульский, Сладкий, Шпичкин, Адельфина Буздяк.»

Булгаков

Война – это радость, война – это рай!
И наше счастливое детство!
Давай же, поэт-некрофил, забирай
Глумящейся музы наследство,
И в груде обрубков с восторгом узрей
Тугие молочные груди,
И вырез своих же капризных ноздрей
Узнай на дымящемся блюде.

…Боишься, мудак, не мечтал о таком?
Zассал словеса свои взвесить?
Когда ты на почте служил ямщиком,
И то был умнее раз в десять.
Гори, буратино, ты сам себе враг,
Тебя за язык не тянули.
И я понимаю твой стрёмный напряг:
Читают других, а тебя ну никак.
Врагу не сдаётся наш гордый Варяг,
А ты отступаешься хули?

Берись за перо и пиши: «не боюсь,
Меня вдохновенье накрыло:
Да здравствует новый февральский союз
Меча – и орала – и рыла!
Не смей же, читатель, меня отрицать:
Во имя, и ныне, и присно
Я буду кимвалом звенеть и бряцать,
И цаком гордиться, и «ку!» восклицать,
Талантливо и бескорыстно!..»

Гулял по Уралу Чапаев-герой,
Пока не утоп на Урале.

Напрасно старушка ждёт сына домой:
Его по частям собирали.

Привет

«мы же писатели сука каторжники пера»

А. Цветков

то ли мир довертелся то ли в лаборатории
бог-второкурсник нарушил баланс зла и добра
долг наш теперь последний фиксировать крах истории
мы же поэты сцуко каторжники пера

белые хризантемы вспышками хиросимы
распускают над шариком дикие лепестки
к бою братья-поэты встретим конец красиво
сделаем из сахары сахарные пески

здесь без конца историю воссоздавали заново
только рисковей на каждом витке и злей
вышли в финал так падай пожарный занавес
заизолируй зарево и залей

чтобы дурной пример для других галактик
не подавали пора пора на корню
чтоб неудачных лабораторных практик
минимизировать выхлоп и пачкотню

лидеры сверхдержав рухлядь дерьмо никчёмность
плачут не то нажав мир отгорел на треть

видимо мы и есть те самые люди в чёрном
всё нипочём нам лишь бы запечатлеть

и разлетаются фейерверком обломки
шарика голубого крепкой земной коры
свет напоследок дальше будут потёмки
вот и узнаем как выглядят тартарары
вот и узрим предсказанья певцов отпетых
и подберём антоним к святая святых
и второпях из слов уже не распятых
в преткновения знаках всяких там запятых
соорудим нетленку последняя ночь помпеи
дань отдавая прощальную языку
чтобы однажды эксперт из кассиопеи
мучаясь долго всё же прочёл
ку-ку

Шиповник

«Шиповник так благоухал,
Что даже превратился в слово…»

Ахматова

Этот мир предрассветный
пока ещё мглою окутан;
дремлют даже влюбленные,
свет своих глаз погасив.
Я же снова в бессменном дозоре:
в иные минуты
лишь поэты бессонные ведают, как он красив!

А когда я уйду
и останется утро слепое —
все слова на стихи израсходовав до одного,
я хочу стать пчелой, залетающей в белый шиповник,
залетающей в самую глубь,
в сердцевину его.

Найдётся никогда

Душа моя, устанешь ли однажды
Скреплять мои худые позвонки?
Я рассыхаюсь каждый день от жажды,
От тихой, немигающей тоски.

Но каждый день ты поднимаешь снова
Меня для незаметного труда
На поиски единственного слова,
Которое найдётся никогда.

Лорка

«Все мы волки дремучего леса Вечности.»

Цветаева. Поэт и время

Да что нам твоё железо,
Выстрелы между глаз?
Мы волки в е ч н о г о леса,
Время нам не указ.

Ты ударяешь первой,
Целишь в наши умы.
Вой, современность-стерва:
Побеждаем мы.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00