276 Views

(история одного фэйка)

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

БОСС

ГАЛ

БЕСТ – корреспондент, телеведущая, молодая, креативная

ИНСПЕКТОР ПОЛИЦИИ

МИНИСТР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ЭКСПЕРТ – всегда нервный и напуганный

1. РОЖДЕНИЕ ФЭЙКА

КАБИНЕТ БОССА.

Босс и Гал.

Босс с откровенно скучающим видом сидит за столом.

Напротив него сидит Гал.

ГАЛ. Я тогда ему говорю: смотрите, я же стараюсь. Почему вы так со мной обращаетесь? Я же не то чтобы специально что-то не так… А я же стараюсь. Я ему говорю: вот вы мне вот в прошлый раз сделали замечание, и я послушал. У меня просто, может, не всё сразу получается. Мне просто надо чуть больше времени, чем остальным. Объясняю ему. У меня ещё со школы так. Ну, что надо больше времени, чем остальным. А он вроде как и слушает меня, и вроде как и не слушает. Как будто я и не с ним разговариваю. Ну вот, как вы сейчас.

БОСС. Да нет… отчего же я очень… очень даже внимательно слушаю. Весь во внимании… Так что вы там говорили… Проблемы… они как бы ещё со школы… Да? То есть, носят застарелый характер. Имеют корни в детских фобиях… (Задумчиво смотрит на своего клиента.) М-да… В общем… А знаете что… А не буду-ка я морочить вам голову. Хоть это и не в моих правилах то, что я сейчас делаю. В смысле – не то, что я обычно морочу голову… Да и денег ваших жалко. Человек вы, в общем-то, неплохой, даже – хороший. Это видно. Короче – наплюйте вы на всё это. Не ходите больше ни к каким специалистам.

ГАЛ (заглядывает в рекламный проспект). А как же… вот тут вот у вас написано, что у каждого есть скрытые возможности… Этот… (Заглядывает в листок.) Потенциал. Что каждый человек (читает) – «необработанный драгоценный камень, который только нуждается в руке мастера, которая придаст ему форму. Обнажит и явит все грани его скрытого таланта». Это же ваше?

БОСС. Да… конечно. Но вы же должны понимать, что это не в буквальном смысле, а всё-таки рекламные тезисы…

ГАЛ. Значит, это всё неправда?

БОСС. Но почему же сразу всё?

ГАЛ. Но вот вы написали: «у каждого есть возможности…» Значит, и у меня должны быть.

БОСС. Безусловно… есть. Я же не отрицаю. Вы можете быть прекрасным… Где, вы говорили, работаете?

ГАЛ. Маляром на стройке.

БОСС. Ну вот! Отличная специальность. И в ней можно тоже себя прекрасно проявить наилучшим образом…

ГАЛ. Меня уволили.

БОСС. Ага… Печально. Но… есть же и другие стройки, где можно что-то красить… Главное, что у вас есть отличная специальность…

ГАЛ. Я не умею красить. Поэтому меня и выгнали.

БОСС. Ага… то есть можно рассматривать ваш случай как проблему с превышением уровня компетентности… Скажите, а зачем вы тогда пошли в маляры, если не умеете красить?

ГАЛ. Нужно было подзаработать. А тут как раз искали маляров. Я и подумал, может, это не так уж и сложно. Я старался. Я ему так и говорю: смотрите, я же стараюсь…

БОСС. Да, да… Вы это уже рассказывали. Послушайте, мы с вами очень плодотворно провели время. Выяснили, что вы плохой маляр. И тут я вам помочь ничем не могу. Выяснили, что у вас нет специального образования. Что вы не занимались спортом, не учились играть на музыкальных инструментах, не разбираетесь в технике… И всё-таки вы приходите к специалисту по развитию способностей и мотивации в области профессионального роста, приходите с тем, чтобы вам помогли развиться и продвинуться. В чём?

ГАЛ. А зачем вы тогда написали, что каждый… ну этот… типа… (Заглядывает в рекламный проспект.) Бриллиант. Неогранённый.

БОСС. Опять вы про это! Окей! Если вы настаиваете. Если вам не жалко своих денег… Моего времени. Хорошо. Давайте. Что? Что бы вы хотели? Чего достичь? Добиться? Вы же, наверное, об этом думали?

ГАЛ. Я думал, вы мне скажете. Вы же специалист. (Заглядывает в рекламный проспект.) Дипломированный. Или это тоже только для рекламы?

БОСС. Нет это… Вон он на стене в рамочке висит. У меня их много. Хорошо. Расскажите, чем вы занимаетесь на досуге? В свободное время.

ГАЛ. Смотрю телевизор.

БОСС. Отлично! Ещё.

ГАЛ. Всё.

БОСС. Всё? М-да… Боюсь, что мы опять зашли в тупик.

ГАЛ. Почти всё.

БОСС. Ага. Значит, есть ещё что-то. Есть?

ГАЛ. Я потом люблю это пересказывать. Ну… то, что увидел.

БОСС. Прекрасное занятие. И кому же вы всё это пересказываете? Кто ваша аудитория?

ГАЛ. Когда кто. Я же это не вживую делаю.

БОСС. Что значит – «не вживую»? А как ещё?

ГАЛ. Ну, я в сети. Типа, блогер. У меня свой аккаунт, и я там пересказываю…Сейчас у всех что-то есть. Вот я и подумал: надо тоже блогером стать.

БОСС. Вот как… Интересно, интересно… Блогер. Уже лучше. Как пересказываете? Устно или письменно?

ГАЛ. В камеру. Пересказываю. У меня хорошо получается. Особенно этого, знаете, из вечерней программы, который всё время на всех орёт… У него ещё щёки такие, как у хомяка. Я теннисные шарики в рот кладу. У вас случайно шариков нет? Жаль. А можно из жёваной бумаги сделать. Хотите, покажу? У вас бумага есть?

БОСС. Обязательно посмотрю. Но чуть позже. Так вы, значит, у нас блогер… Что же вы сразу не сказали? И много у вас подписчиков?

ГАЛ. Пока не очень. Но это… аудитория всё время растёт.

БОСС. Сильно растёт?

ГАЛ. За последний месяц почти в четыре раза.

БОСС. Ого! Что же вы молчали? И сколько же это в цифрах?

ГАЛ. Ещё недавно было четверо. Нет трое. Один отписался. Но это вначале.

БОСС. Ага. А сейчас?

ГАЛ. Уже одиннадцать.

БОСС. Отличный результат. Действительно, рост почти четыреста процентов. И всего за месяц? Успех налицо. И у вас есть своя ниша. Пересказ или это больше пародии?

ГАЛ. Когда как.

БОСС. И я так понимаю, что вы бы хотели развиваться именно в этой области? К этому вы стремитесь? Наверное, мечтаете о миллионе подписчиков?

ГАЛ. Не сразу, конечно. Но… У меня уже есть одиннадцать.

БОСС. Да, я помню. Рост в четыре раза.

ГАЛ. Вот я подумал, что, может быть, это и есть мой (заглядывает в рекламный проспект) скрытый талант. Ну, который надо отшлифовать, чтобы эти… грани… (Заглядывает в рекламный проспект.) Засверкали.

БОСС. Почему бы и нет?

ГАЛ. Так вы меня научите? Или вы это не умеете?

БОСС. Нет, это как раз моя область. Диплом вон там, в углу, видите? Лучший SMM-специалист года. Social Media Marketing. Неужели не слышали? Не важно. Но… тут не всё от меня зависит… надо чтобы и вы обладали определёнными навыками… Хотя… м-да… А почему бы и нет? Несколько фантастично. А почему бы и не попробовать… Но зато, если, даже вас удастся раскрутить, то это же какая будет реклама. Этакая нью-Галатея своего рода. Хотите стать моей Галатеей?

ГАЛ. Это как?

БОСС. Был один скульптор. Из глины, можно сказать – из грязи, из ничего, сваял, создал, прекрасную статую. Оживил… Ну, да неважно… Хотите стать продвинутым инфлюэнсором? Знаете, что это?

ГАЛ. Напоминает какое-то заболевание.

БОСС. Некоторым образом. Это тот, у кого не одиннадцать, а сто одиннадцать тысяч, а то и миллионов подписчиков. Вы же этого хотели?

ГАЛ. Сто тысяч… Вы уверены? Некоторым ребятам, конечно, нравится, когда я показываю этого, со щеками. Правда, один отписался… Давайте я вам всё-таки покажу.

БОСС. Обязательно, но в другой раз. Нет, боюсь, что сто тысяч мы на этом не наберём.

ГАЛ. Вы же не видели.

БОСС. Я верю, верю… Но тут понадобится кое-что другое.

ГАЛ. Я ещё могу, если вот так вот нос резинкой вверх прихватить, то получается очень смешно, как будто наш премьер-министр… У вас нет резинки?

БОСС. Не сомневаюсь. Дайте подумать… Раскрутить пиар компанию, что-то типа с нуля до миллиона за один месяц! За неделю!

ГАЛ. Почему с нуля? У меня же есть одиннадцать подписчиков.

БОСС. Ну это так… образно. Вы меня сбили… Всё в прямом эфире. Чудеса мастер-класса от лучшего специалиста по Social Media Marketing… и тренд-вотчера всех времён.

ГАЛ. Это кто?

БОСС. Это всё я. Вон там, на самом верху, диплом. Вы меня всё время сбиваете. Слоган… типа – это посильно каждому… Или…Лучше! На его месте могли быть и вы…. Потом подредактируем… Главное! Если с вами рядом лучший специалист!

ГАЛ. Это…

БОСС. Это тоже я. Слушайте, а как это раньше не пришло никому в голову? Взять вот такого как вы. Полного… совершенно… Как бы сказать, чтобы не обидеть вас… Начинающего… Очень хорошее слово. Начинающего блогера. И с нуля, с полного нуля вывести его в миллионщики.

ГАЛ. Вообще-то у меня не ноль, у меня уже есть…

БОСС. Да, да, я помню. Одиннадцать подписчиков. Но это так говорится – с нуля. Но, если для вас это важно, то давайте отметим ваш личный начальный вклад. Так даже будет более жизненно. Да, обязательно оставим. Осталось дело за малым. (Задумчиво оглядывает ещё раз клиента.) Осталось все-то ничего… Придумать, на чём мы вас раскрутим?

ГАЛ. Вы так и не посмотрели, как я показываю премьер-министра. Когда нос — вот так вот резинкой вверх, то это очень смешно получается. У меня резинки нет, я пальцем попробую приподнять. (Прикладывает ладонь руки к лицу и средним пальцем пытается снизу задрать кончик носа.) Видно? Нет, так рот закрыт, а надо, чтобы и рот, и нос вместе…

БОСС. Стоп! Нет! Оставьте руку на лице. Вторую руку положите тоже на лицо. Закройте его как можно больше. Только глаза оставьте. Как-то так… Человек-инкогнито… Капитан Немо… Нет. Просто без имени.

ГАЛ. Как без имени? Я же вам говорил…

БОСС. Не важно. Человек без имени и без лица! Вот! То, что нужно для начала. Человек-загадка. Готовы стать человеком-загадкой?

ГАЛ. Вам виднее, вы специалист. (Заглядывает в проспект.) Дипломированный.

БОСС. А почему загадка? Что вы такое скрываете? Что? Что это за загадка, которая будет интересна тысячам, а то и миллионам? Ещё раз закройте лицо. Ага… А почему вы прячете своё лицо?

ГАЛ. Вы меня попросили.

БОСС. Я не об этом. Мы сейчас стараемся придумать вам… Боитесь быть узнанным? Скрываетесь? А что может скрывать вчерашний маляр? Нет, нет… Держите руки на лице. Мне это помогает. Минуточку. (Роется в столе, достаёт солнечные очки и одевает на клиента.) Уже лучше. И руки чтобы в перчатках. Добавит таинственности. Дайте-ка я вас сфотографирую… Чуть выше голову. Есть! (Разглядывает фотографию.) Неплохо.

ГАЛ. Можно мне тоже посмотреть? (Подходит и разглядывает фотографию.) Нормально получилось. Жаль только лица не видно. И что? На это будут смотреть тысячи?

БОСС. Сотни тысяч. Миллионы.

ГАЛ. Да ладно. На девушек, которые совсем без ничего, и то нет столько охотников. А тут даже лица не видно.

БОСС. Вот именно поэтому и будут. И ещё, знаете, почему? Ну?

ГАЛ. Почему?

БОСС. Потому что я – лучший.

ГАЛ. Дипломированный.

БОСС. И это тоже. Осталось придумать загадку.

ГАЛ. Это как?

БОСС. Если нет нужной реальности. Создай её сам. Фэйк. Нужен фэйк. Величайший фэйк! Величайшая мистификация в истории… Фэйк, фэйк… (Подходит к столу, достаёт и листает пачку газет.) Кажется, я придумал. Сегодня в утренних газетах на первых страницах. Вот оно. Величайшее преступление года так и осталось нераскрытым. Интервью с комиссаром полиции… общественность требует ухода в отставку министра внутренних дел… но это они уже год требуют. Все задаются вопросом: будет ли когда-нибудь раскрыто преступление века? И кто эта таинственная жертва убийства? Что скажете?

ГАЛ. Я видел по телевизору. Никто ничего не знает. А я могу показать полицейского, инспектора этого.

БОСС. Никто и ничего…

ГАЛ. Надо уши только немного отогнуть…У вас скотча нет?

БОСС. Никто и ничего… да подождите вы со своими ушами. Никто и ничего не знает… И вдруг появляется некто, инкогнито, с закрытым лицом и заявляет, что обладает некими сведениями, которыми он будет делиться в своём блоге.

ГАЛ. Так меня же там все знают. Одиннадцать подписчиков. Там и фотка моя.

БОСС. Нет. Это будет чистая страница с нуля.

ГАЛ. И что же я им расскажу?

БОСС. Это уже вторично. Потом что-нибудь придумаем.

ГАЛ. Да, но я же ничего не знаю. Получается, что я скажу неправду.

БОСС. Неправда… как бы тебе объяснить. Ничего, что я на ты? Вот, когда есть правда и все её знают, а говорят что-то другое, то вот это, другое, и будет неправда. А что у нас?

ГАЛ. А что у нас?

БОСС. А у нас никто не знает правды. Никто не знает, какая она. Нет никакой правды. Значит, чтобы ты не сказал – это не может быть неправдой. Правды-то нет. Понимаешь?

ГАЛ. А что же это тогда ещё может быть?

БОСС. Так… выдумка. Фэйк.

ГАЛ. А что такое фэйк?

БОСС. Как раз наш случай – что-то посередине между правдой и неправдой. Очень удобная штука. Пшик! Ничего! Но на этом ничего можно очень реально заработать. Знаешь, сколько будет стоить реклама на твоей странице? Я пока тоже. Но маляром тебе точно больше работать не придётся. Всё это фиксируем, документируем. В идеале – если бы тебя ещё и заподозрили. Подкинуть им что-нибудь. Потом разоблачаем самих себя. Потом напишем книгу о величайшей мистификации. Сначала каждый свою, потом вместе.

ГАЛ. Я вообще-то не очень умею писать.

БОСС. Считай, что уже написал. Потом продаём права на экранизацию. Потом сиквел, приквел…

ГАЛ. А нам за это ничего не будет?

БОСС. Полиция не любит, когда их выставляют дураками. Но, обрати внимание, возле окна, в золотой рамочке – диплом и сертификат адвоката. У тебя есть полное юридическое сопровождение. Ну что? Готов? Приступим? Для начала сделаем хорошую фотографию. А! Мы же хотели добавить перчатки. И вот ещё, с этого момента – никаких имён собственных. Я босс. Тебе не оскорбительно называть меня боссом?

ГАЛ. Нормально. А как меня?

БОСС. Хороший вопрос. Так чтобы и смысл был, когда всё откроется, и тайну сохранить… Операция Галатея. Нью-Галатея. Хорошо, но в женском роде. Галатей? Как-то не звучит. Давайте пока просто сокращённо – Гал. Как?

ГАЛ. Мне нравится.

БОСС. (Протягивает для рукопожатия руку). Поздравляю, Гал, с началом операции Галатея! Мы теперь партнёры. До самого конца.

2. ВЫПУСК НОВОСТЕЙ.

На экране крупным планом фотография Гала.

БЕСТ. Экстренный выпуск новостей! Перед вами фотография человека, который пока пожелал остаться неизвестным. Он сделал публичное заявление, что располагает сведениями, которые могли бы помочь в расследовании так до сих пор и нераскрытого загадочного убийства, произошедшего ровно год назад. Напомним, это преступление вызвало широкий общественный резонанс, что чуть было не привело к отставке правительства. Полиция пока не даёт никаких комментариев. Все попытки связаться с этим анонимным источником оставались безуспешными. Но уже скоро нам предстоит узнать: когда и на каких условиях он готов передать имеющуюся у него информацию. Следите за новостями на нашем канале. Мы – всегда первые! Мы – всегда лучшие! А я лучшая на лучшем! Поэтому меня и зовут Бест! Ставьте лайки! Твой лайк – наш общий успех!

3. СЦЕНА ВСТРЕЧИ ИНСПЕКТОРА С МИНИСТРОМ

Министр. Инспектор.

МИНИСТР. Инспектор, и что это значит?

ИНСПЕКТОР. Пока не знаю, проверяем, господин министр.

МИНИСТР. Он, действительно, может раскрыть, вернее – закрыть это дело? Откуда он вообще взялся?

ИНСПЕКТОР. Проверяем. Но пока нет никаких данных.

МИНИСТР. Как это скажется на нас?

ИНСПЕКТОР. Пока положительно. У меня на двадцать процентов выросло число лайков и подписчиков. Мой администратор говорит, что поступило три новых рекламных предложения.

МИНИСТР. Как вам это удаётся?

ИНСПЕКТОР. Честно? Ругаю вас. Типа, рыба гниёт с головы… Политикан, который ничего не смыслит в работе своего министерства… Ну и в таком духе.

МИНИСТР. Послушайте. Но это нечестно. Мы же с вами партнёры. Можно сказать, в одной упряжке. А вы всё себе, да за мой счёт.

ИНСПЕКТОР. Что вы предлагаете?

МИНИСТР. Пятьдесят на пятьдесят. Половину всей вашей писанины будете размещать на моей страничке.

ИНСПЕКТОР. Четверть.

МИНИСТР. Треть. Почему мои подписчики должны ставить лайки кому-то, хотя ругают меня? И дайте что-нибудь свеженькое. С выдумкой. Хватит уже этих «старых ослов», «бездарей»…

ИНСПЕКТОР. «Старый осёл» всегда собирает наибольшее количество лайков.

МИНИСТР. Хорошо, осла можете оставить. И последнее. Вы уверены, что этот – кто он там, в маске… Что он не раскроет это преступление века?

ИНСПЕКТОР. Уверен, господин министр.

МИНИСТР. Откуда такая уверенность. Он же ещё ничего не рассказал. А вдруг у него улики… или ещё чего?

ИНСПЕКТОР. Господин министр, никаких улик нет и быть не может. Вам, наверное, надо было об этом узнать раньше… Дело в том… Как бы это лучше сказать…

МИНИСТР. Ну же!

ИНСПЕКТОР. Дело в том, что нечего раскрывать. Никакого «таинственного убийства» нет. И не было. Это своего рода фэйк.

МИНИСТР. Фэйк?

ИНСПЕКТОР. Ну, да… Фэйк-преступление. Хотелось как-то отличиться. А вы ведь знаете, где я тогда служил. Дыра дырой. Там ничего никогда не происходило. А годы идут. Жена пилит. И вот тут случайно подвернулся труп.

МИНИСТР. Труп?

ИНСПЕКТОР. Да. Труп.

МИНИСТР. Случайно?

ИНСПЕКТОР. У нас такое бывает. Мне ещё напарник тогда сказал: жаль, что не убийство. Можно было бы раскрыть, отличиться и выбраться их этой жопы. Вот я тогда и подумал: а что, если такое убийство, которое, ну, совсем не похоже на убийство? Типа – такое хитро задуманное убийство, которое наука ещё не может объяснить.

МИНИСТР. А экспертиза. Там же эксперт?

ИНСПЕКТОР. А ему это больше всех понравилось. Он уже почти спился в нашей дыре, а тут такой шанс. Да он такой отчёт накатал, что наш труп тут же стал популярней всех живых. Чуть ли не гуманоид. Мы с ним тогда впервые аккаунты открыли. За неделю – не поверите, по полмиллиона подписчиков. Журналисты, понятно, своего не упустили. Тут же придумали все эти «самое таинственное», «преступление века». «Смерть инопланетянина». Военные как про инопланетянина услышали, тоже решили оторвать свой кусок пирога. Куда-то его увезли и всё засекретили. Целую базу под это дело построили. Все довольны. Общественность требует раскрытия преступления. Вы громче всех. Вас назначают министром. Нам всем повышение и перевод в управление.

МИНИСТР. Ничего себе… Получается, я стал министром благодаря фэйку?

ИНСПЕКТОР. А я инспектором.

МИНИСТР. Чёрт! Вот уже год мы самые упоминаемые и цитируемые госслужащие… Сколько у вас подписчиков? Можете не говорить. А сколько было год назад? До того. Вот о чём надо помнить. И вот сейчас кто-то придёт и выложит какую-то улику, которая в один момент закроет дело. Или раскроет? Или это то же самое?.. Ну, вы поняли.

ИНСПЕКТОР. Господин министр, так ведь нечего раскрывать. Не было никакого убийства.

МИНИСТР. А если именно это он и раскроет? Ладно, подождём. И помните, что вы обещали отметиться у меня на страничке. Ослов этих побольше, раз уж они им так нравятся. С меня не убудет.

4. ПЕРВОЕ ТОК ШОУ

ТЕЛЕСТУДИЯ.

Бест. Босс. Эксперт.

БЕСТ. Так, мальчики, приготовились. Мы начинаем эфир.

ЭКСПЕРТ. Простите, но мне дадут на этот раз высказаться или будет, как в прошлый раз?

БЕСТ. Всё по сценарию. Особенно финал. Но до этого мы обязательно предоставим вам возможность. Так, время! Три, два, один… Поехали!

Привет, привет, мои любимые. Рада снова встретиться с вами на нашем канале! Сегодня вас ждёт просто сенсационно шоу. Признайтесь, всех вас интересует только один вопрос: как заработать больше денег? И что с ними потом делать, чтобы их стало ещё больше? У нас сегодня в студии эксперты, у которых есть ответы на ваши вопросы. Куда лучше и безопаснее инвестировать свои средства? Первый вопрос нашему постоянному эксперту в области экономики. Чтобы посоветовали вы?

ЭКСПЕРТ (уныло бубнит). Аналитические прогнозы специалистов показывают, что наиболее перспективны вклады в еврооблигации развивающихся стран с горизонтом инвестирования 3–4 года. Очень важно! Если проанализировать последние тенденции…

БОСС. Хренденции! (Смеётся.) Простите, но просто невозможно удержаться. Просто смех берёт от таких вот аналитиков-хреналитиков.

БЕСТ. Давайте пока не будем переходить на личности. А что бы посоветовали вы?

БОСС. Бежать из всех этих фондов с заумными названиями. Вытаскивать свои деньги и бежать, пока не поздно.

БЕСТ. Можете объяснить?

ЭКСПЕРТ. Позвольте я объясню…

БЕСТ. Вам обязательно предоставят слово. В финале.

БОСС. Деньги надо вкладывать туда, где они могут принести максимальную прибыль. БЕСТ. И что же приносит максимальный доход?

БОСС. Минуту назад я произнёс слово «нахрен». Уверен, что в чатах уже пишут: «Прикольный чувак. Просто и доходчиво всё объясняет. Не удивлюсь, если сейчас он начистит кому-нибудь …» Извините… Врежет по … Ну, вы понимаете… Проверьте. Пишут?

БЕСТ. Пишут.

БОСС. И сколько лайков добавилось?

БЕСТ. Минутку… порядка трёх тысяч.

БОСС. Видите, как просто? А я ведь даже ещё никому не дал по… Хотите, произнесу это слово и добавлю вам ещё десяток тысяч лайков?

БЕСТ. Вернёмся к инвестициям. То есть, вы считаете, что медиа-информационный рынок – самый перспективный?

БОСС. А теперь пусть этот ваш эксперт-недоучка – рукоблудная ручка, пусть он попробует одной фразой добавить несколько тысяч лайков в прямом эфире какому-нибудь заводу или пароходу. Вот пусть поднимет за одну секунду их акции хоть на один пункт.

ЭКСПЕРТ. Если мне дадут возможность возразить…

БЕСТ. Обязательно дадут. Но это у нас запланировано в конце эфира. Продолжайте.

БОСС. Вот вам и ответ – какие инвестиции эффективнее. Зачем вкладывать в какие-то пароходы… которые могут потонуть. Заводы… С этими рабочим. Они же вечно чем-то недовольны. Бастуют. Болеют… Но! Но, когда они приходят домой, что они делают? Они включают телевизоры, зависают в интернете и… правильно! Ставят лайки. Лайки… Лайки… Лайки … звонят в колокольчик… и опять лайки! Тысячи, миллионы… И это уже не просто звон колокольчика. Это уже звон денег!

БЕСТ. И что это значит?

БОСС. Что лучшая инвестиция – создать свой медиа-информационный проект.

БЕСТ. Но ведь не могут все вот так вот с нуля на ровном месте создать проект, чтобы это было реально эффективно…

БОСС. А я говорю: возможно! Если за вами стоит опытный дипломированный менеджер.

БЕСТ. Вы, конечно, имеете в виду себя!

БОСС. Нет, своих конкурентов. Конечно, себя. Мы же не будем скрывать, что это я оплатил эту программу. Включая этого хреналитика, которому по сценарию, я должен буду в конце разбить в кровь… сами увидите, что и как… Не покидайте нас. Самое интересное впереди!

БЕСТ. Будьте с нами. Ставьте лайки! Реклама.

ЭКСПЕРТ. Мы сейчас не в эфире? Простите, я на всякий случай хочу напомнить, что вы не должны разбивать мне в кровь, как вы выражаетесь… моё… Вы понимаете. По договору у нас – только схватить за грудки и несколько раз встряхнуть.

БОСС. Это я так, к слову. Конечно, помню. Мы же интеллигентные люди.

ЭКСПЕРТ. И хреналитик, у нас, кстати, тоже не прописано в договоре. Вы могли употребить не более двух раз долбозвон, недоучка, один раз – учёная чудила и до трёх раз на выбор: козлина заумная или недоученный чудачина.

БОСС. Давайте считать, что хреналитик идёт за двух недоученных чудачин. Квиты?

ЭКСПЕРТ. Квиты. Но всё-таки обидно. Постарайтесь придерживаться установленных выражений. И обещайте не бить по лицу. У меня сегодня ещё два ток-шоу.

БОСС. Мы же интеллигентные люди.

БЕСТ. Возвращаемся в эфир. Три, два, один… Мы снова с вами! И вы правильно сделали, что остались на нашем канале. Самое интересное ещё впереди. Прямо сейчас – сенсационное заявление от ведущего специалиста по маркетингу и продвижению. Небывалое предложение! Одновременно и вызов, и спор, участниками которого может стать каждый из вас. Готовы сделать своё заявление?

БОСС. Да. Итак, я готов сейчас в прямом эфире сделать заявление, равного которому ещё никто никогда не делал. Можно?

БЕСТ. Мы все заинтригованы.

БОСС. Я заявляю, что специалист такого класса, как я, может сделать из любого… Повторяю – из любого человека, независимо от внешности, возраста, образования… Из лю-бо-го! В течение нескольких дней – звезду! Героя интернета и всех известных средств медиа-информации. С нуля! Без дополнительного обучения!

БЕСТ. Звучит фантастически! Но как вы это докажете?

БОСС. Очень просто. Я взял одного из самых бесперспективных своих клиентов. Без образования, без профессии, без опыта… Нет, вру. С опытом. У него есть свой интернет-канал и… внимание! – целых одиннадцать подписчиков. Было двенадцать, но один отписался. Одиннадцать подписчиков. Это его потолок. Он пришёл ко мне за помощью и советом. Любой другой – просто выставил бы его за дверь. Но не я. Я воспринял его приход как вызов. А смогу ли я сделать из этого парня звезду с миллионами подписчиков? Звезду, которая побьёт все известные рейтинги. Вы скажете – это невозможно. А я скажу: возможно, когда за дело берётся профессионал моего класса! И в доказательство я готов предложить пари. Всем, кто зарегистрируется на моём канале, я готов в случае неудачи выплатить … Заинтригованы? Подпишитесь, поставьте лайки, и вы узнаете: какая награда вас ждёт в случае моей неудачи. Повторяю: мы соберём рекордное количество лайков за рекордное количество дней!

БЕСТ. Хочу напомнить, что нашему каналу предоставлено эксклюзивное право освещать этот эксперимент. Ну и чтобы подвести итог нашего диспута… Не могу не задать вопрос нашему эксперту. Как вы относитесь к целесообразности подобных проектов?

ЭКСПЕРТ. Экономическая целесообразность, прежде всего, диктуется законами рынка, которые в свою очередь базируются на проверенных временем законах…

БОСС. Кем проверенных?! Кем проверенных, я спрашиваю? Вот такими вот недоученными чудачинами, которые только поучают с видом заумной козлины? А сами ничего не могут добиться!

Звучит весёлая музыка.

Хватает Эксперта за грудки, опрокидывает на пол и пинает ногами.

Эксперт забавно как мячик подскакивает и перекатывается под ударами ног Босса.

БОСС. Учёный-хрен мочёный… Хреналитик хренов… недоучка-самоучка…

БЕСТ. Уверены, те, кто остался с нами до конца, увидели то, что хотели. Следите за нашими новостями! Мы лучшие! Пока, пока! Всё, мальчики, мы уже не в эфире.

БОСС (престаёт пинать эксперта). Нормально? По лицу не попал? (Даёт руку, помогает подняться.)

ЭКСПЕРТ. Вы же должны были только слегка потрясти меня за воротник.

БОСС. Извините, увлёкся. Я оплачу ваше участие по двойному тарифу.

БОСС. И вы опять употребили лишний раз хреналитика. И что это за «недоучка-самоучка»? Этого тоже не было в договоре.

БОСС. Увлёкся. Вставьте в счёт, я оплачу.

ЭКСПЕРТ. Очень обидное выражение. Я проведу по двойному тарифу.

БОСС. Не возражаю.

5. СЦЕНА ИНТЕРВЬЮ БЕСТ И ГАЛА.

КАБИНЕТ БОССА.

В кабинете в кресле сидит Гал.

В дверях кабинета появляется Бест.

БЕСТ. Эй! Эй. Есть тут кто? (Входит в комнату, замечает Гала.) Дверь была открыта. Так вот где он тебя прячет.

ГАЛ. Почему прячет? Я здесь живу.

БЕСТ. Я войду?

ГАЛ. Конечно, входи. А как ты меня нашла? Это Босс тебе сказал?

БЕСТ. Да, Босс. Конечно, Босс. Как бы я тебя иначе нашла? Он мне сам предложил… Так и сказал: сходи, навести парня. Поболтай с ним, а то ему, наверное, скучно одному. Он только не сказал, как тебя зовут?

ГАЛ. Гал.

БЕСТ. Странное имя.

ГАЛ. Это Босс придумал. Он хороший. Вот и тебя прислал. Я видел тебя по телевизору.

БЕСТ. Подожди минутку. Я заставочку сейчас наболтаю. Где у тебя тут выключается свет?

Находит выключатель и выключает свет. Комната погружается в полумрак.

БЕСТ (снимает на телефон комнату и полушёпотом, с надрывом наговаривает текст). Я нахожусь в мрачной, погружённой в полумрак комнате. Атмосфера страха и таинственности витает в этом помещении. Пока меня вели сюда с завязанными глазами, я думала только об одном: а не ловушка ли это? Не страшный розыгрыш неуловимого убийцы-маньяка, который таким образом решил демонстративно заманить очередную жертву? Представьте, какого это идти в полной темноте. Идти и думать: а что, если это – как путь на эшафот? Путь в одну сторону. Хотите знать, чем это кончилось? Заходите ко мне на страницу. Подписывайтесь на мой канал. Ставьте лайки. Я вас всех люблю. (Прекращает съёмку.) Пока хватит. Потом ещё добавлю текст.

ГАЛ. Тебя и, правда, вели с завязанными глазами?

БЕСТ. Да это я так… для атмосферы. Ну что, поболтаем?

ГАЛ. Конечно. Ты садись. Только извини, но я не очень умею разговаривать с девушками.

БЕСТ. Не волнуйся, я тебя научу. Просто поболтаем, посплетничаем. Ты мне, я тебе что-нибудь. Всякие секреты… У тебя ведь есть секреты?

ГАЛ. Не знаю.

БЕСТ. Вот сейчас и узнаем. Ты же мне расскажешь? Только, чур, не врать.

ГАЛ. Да я и не умею.

БЕСТ. Вот мы сейчас и проверим. Давай так: сначала ты мне, а потом я тебе что-нибудь расскажу. Но только такое, знаешь… ну что не для всех.

ГАЛ. Да мне и нечего рассказывать.

БЕСТ. Да ладно… Такой парень и нечего рассказать. У тебя, наверное, от девчонок не было отбоя? Ну? Признавайся!

ГАЛ. Да ничего такого не было…

БЕСТ. Ты чего? Слушай. Не бойся, мне можно. Тебе больше парни нравятся? Ты скажи, ничего такого нет. Я нормально… Я тебе тоже потом такое расскажу. Ну, что? Посплетничаем? (Достаёт оборудования для записи.)

ГАЛ. А что ты делаешь?

БЕСТ. Не обращай внимание. Просто запишу на память, о чём мы тут с тобой болтаем. Потом будет прикольно послушать. А, хочешь, вместе послушаем? Это весело! Вот, смотри. Микрофон. Вот скажи что-нибудь.

ГАЛ. Что?

БЕСТ. Да всё равно. Хоть… ну… что хорошая погода.

ГАЛ. Она разве хорошая?

БЕСТ. Это я так просто сказала.

ГАЛ. Так не надо отвечать про погоду?

БЕСТ. Так… Ладно… Чтобы тебе было легче. Давай я буду спрашивать, а ты отвечать. Вроде игры такой.

ГАЛ. А если я не буду знать, как ответить?

БЕСТ. Тогда я спрошу что-нибудь другое. Готов? Давай, увидишь, это весело. И совсем несложно. Вот я тебя спрашиваю: раз, два, три – поехали! (Делано поставленным голосом.) Скажите, пожалуйста, какая сегодня погода? Ну, теперь ты. Отвечай.

ГАЛ. Сейчас я? Сегодня с утра был дождь. А потом он перестал. Хорошо?

БЕСТ. Отлично! Хочешь послушать?

Ставит запись на воспроизведение. «Скажите, пожалуйста, какая сегодня погода? Ну, теперь ты. Отвечай. Сейчас я? Сегодня с утра был дождь. А потом он перестал. Хорошо?»

БЕСТ. Видишь, как здорово у тебя получается!

ГАЛ. Действительно получилось?

БЕСТ. Отлично получилось! А что тебя удивляет?

ГАЛ. Да у меня обычно сразу не получается. Мне просто нужно больше времени, чем другим. У меня и в школе так было…

БЕСТ. Вот сейчас всё и расскажешь. Продолжим?

ГАЛ. А ты мне сделаешь такую запись, чтобы я тоже мог потом послушать?

БЕСТ. Обязательно. Ну что, готов?

ГАЛ. Опять про погоду?

БЕСТ. Нет, про погоду уже неинтересно. Давай чего-нибудь другое спрошу. Вот про это дело… убийство. Что ты хотел рассказать?

ГАЛ. Я ещё не знаю.

БЕСТ. Что значит – «не знаю»?

ГАЛ. Мне Босс ещё не сказал.

БЕСТ. Вот как… Значит — Босс ещё не сказал… Ну, я так и думала…

ГАЛ. Всё?

БЕСТ. Нет. Что же я зря сюда шла? Расскажи тогда что-нибудь про себя. Кто же ты – загадочный человек в маске?

ГАЛ. Да мне нечего рассказывать. Я почти ничего и не помню.

БЕСТ. Как можно не помнить ничего про себя? Вот где ты родился?

ГАЛ. Не помню.

БЕСТ. Так… Твои родители, кто они? Их ты помнишь?

ГАЛ. Не помню.

БЕСТ. Гал, ты меня не обманываешь? Это тебя Босс научил так отвечать?

ГАЛ. Нет. Я просто не помню.

БЕСТ. Хорошо, а что ты помнишь?

ГАЛ. Многое что… Вот мы с ребятами пошли как-то на футбол и поспорили…

БЕСТ. Нет, я не про это. Школа, где ты учился, помнишь?

ГАЛ. Это была не школа. Мы там жили все вместе, и нас там ещё учили.

БЕСТ. Ага. Значит, ты жил в интернате, а своих родителей не знал. Так?

ГАЛ. Может, и так. Не помню. А давай уже послушаем, как получилось.

БЕСТ. Потом обязательно послушаем. Ещё немного. Гал, а почему ты ничего про себя не помнишь? Так ведь не бывает. В школе, где ты жил. Там никто тебя об этом не спрашивал?

ГАЛ. Там был один, но он не учитель. Больше на доктора похож, но только он никого не лечил, а тоже всё больше спрашивал.

БЕСТ. И что же он спрашивал?

ГАЛ. Ну вот, как и ты. Про родителей… и всякое такое…

БЕСТ. И что ты ему ответил?

ГАЛ. Что ничего не помню.

БЕСТ. А он?

ГАЛ. У него была такая толстая тетрадка. Он туда всё время смотрел. Потом он сказал, что там всё про меня записано. И про моих родителей, и где я родился. И что я должен это помнить.

БЕСТ. Он тебе читал, что там написано?

ГАЛ. Да.

БЕСТ. И что там было?

ГАЛ. Не знаю. Я закрыл уши.

БЕСТ. Почему?

ГАЛ. Потому что я не хотел слушать то, что уже забыл.

БЕСТ. И что потом? Что сказал этот доктор?

ГАЛ. Сказал, что я всё помню, просто так себе придумал. Так себя защищаю. Но это не правда.

БЕСТ. Что неправда?

ГАЛ. Я действительно не помню. Я так умею. Если я не хочу о чём-то помнить, то я просто это забываю. А ты так не умеешь?

БЕСТ. Хотела бы…

ГАЛ. Я могу тебя научить. Это не сложно. Теперь твоя очередь.

БЕСТ. Какая очередь?

ГАЛ. Ты же сказала, что мы по очереди будем рассказывать. Я рассказал. Теперь ты. Чтобы потом не только меня, но и тебя можно было послушать.

БЕСТ. Меня… Ну хорошо, спрашивай.

ГАЛ. Я не умею спрашивать. Ты сама расскажи.

БЕСТ. Сама? Интересно… Ладно, тебе первому. Мне … не важно, сколько мне лет. Я редкая сука. У меня нет принципов. Я продам за лайк мать родную. Я всё помню, ничего не забываю, никогда ничего никому не прощаю… Мне всё равно с кем спать, но лучше, если от этого будет какая-то польза… Тебе, действительно, всё это хочется знать?

ГАЛ. Ты очень красивая. Теперь опять я? Только не спрашивай о том, что я не помню.

БЕСТ. Не бойся. Но только один вопрос: тебя кто-то в детстве обижал? Может быть родители или ещё…

ГАЛ (резко закрывает руками уши, начинает раскачиваться и монотонно, постепенно переходя на крик, повторять одну и ту же фразу). Не помню… Не помню… Не помню… Не помню!

БЕСТ. Всё! Всё! Успокойся. Я больше ничего не спрашиваю.

ГАЛ (осторожно отнимает от ушей руки, убеждается, что его ни о чём не спрашивают). Я же просил. Не спрашивать о том, что я не помню.

БЕСТ. Извини. Я не думала, что это так важно. Чёрт! Будь оно всё не ладно! (Выключает и собирает аппаратуру.)

ГАЛ. Что-то случилось? Я сделал что-то не так?

БЕСТ. Всё не так! Всё, всё, всё – не так… Блин, первый раз со мной такое…

ГАЛ. Извини, я не хотел тебя обидеть. Просто я не умею с девушками. Может, я чего не знаю… Ну, как с вами надо…

БЕСТ. Да нет. Ты ни при чём. Но этот твой Босс… Он… он просто…

ГАЛ. Он очень хороший человек.

БЕСТ. Да-а! Лучше некуда. Втянуть тебя в такое дерьмо… Ничего, что я так при тебе?

ГАЛ. Вообще-то я думал, что девушки не ругаются. Но, если тебе хочется…

БЕСТ. Ты не представляешь, как хочется! Попался бы мне сейчас этот твой Босс. Вот я бы ему всё сказала.

ГАЛ. Босс – очень хороший человек.

БЕСТ. Лучше некуда.

ГАЛ. И ты тоже очень хорошая.

БЕСТ. Ты просто со мной не знаком. Но, по сравнению с этим твоим Боссом, я начинаю чувствовать себя просто ангелом.

ГАЛ. Он очень умный. У него вся стенка кабинета обвешена дипломами.

БЕСТ. Вижу. Ты не понимаешь, что он тебя использует?

ГАЛ. Мы с ним партнёры. Знаешь, сколько я уже заработал? Может, тебе нужно? Я всё равно не знаю, на что их тратить. А девушкам всегда не хватает денег.

БЕСТ. Так всё-таки у тебя была девушка?

ГАЛ. Не то чтобы была… Она хотела стать моей девушкой, но только для этого я должен был начать больше зарабатывать.

БЕСТ. Это она так тебе сказала?

ГАЛ. Да. Я пошёл работать в пекарню. Работа была тяжёлая, но мне хорошо платили. Я отдавал ей все деньги, но этого всё равно было недостаточно, чтобы она уже стала моей девушкой.

БЕСТ. Она так и говорила: недостаточно?

ГАЛ. Как-то так…

БЕСТ. Сука! Извини. Зато теперь ты богатый, и никто тебе не скажет – недостаточно. Любая девушка будет рада стать твоей подругой.

ГАЛ. Скорей бы. Но только Босс говорит, что ещё рано тратить деньги. Что их ещё надо… это… покрутить. Я вот всё думал: а как он это делает? Если монетку, то легко. А вот, если, например, бумажные деньги?

БЕСТ. Сволочь он, этот твой Босс. Какой…. Он что, не видел, с кем связывается? Это всё равно, что обидеть ребёнка или собаку. У меня тоже нет особых комплексов, но… короче, Гал, послушай меня: беги от него, пока не поздно.

ГАЛ. Почему я должен от него бежать?

БЕСТ. Спасайся, Гал. Беги! Наплюй на деньги, на всё – просто беги. Пока он не довёл тебя до беды.

ГАЛ. Как же я могу убежать? Мы же партнёры. Я обещал, что мы будем вместе до конца. А хочешь, тоже быть нашим партнёром? А потом… когда всё кончится, мы могли бы так и остаться вместе… Я не знаю, как это правильно сказать. Я же не умею разговаривать с девушками. Я так сразу и сказал, что не умею… Как-то по-другому надо было сказать? Да?

БЕСТ. Да нет… Гал, ты всё правильно и очень хорошо сказал. Мне никто ещё так хорошо не говорил. Ты просто отличный парень, Гал. Поверь, я не та девушка, которая тебе нужна. Но ты ещё обязательно найдёшь свою. И я ей завидую. Ты уже целовался с девушками? Не отвечай. Подойди сюда. Ближе. Это очень просто. Я тебя научу. Обними меня, крепче. Вот так. А теперь надо губами прижаться. Не бойся. Ближе… ещё…

Появляется Босс.

БОСС. Выследила всё-таки. Вот стерва!

БЕСТ (резко отстраняется от Гала). Кто бы говорил. Ладно, я пошла. Гореть тебе в аду за то, что ты делаешь.

БОСС (передразнивает). Кто бы говорил! Стой! Раз уж ты здесь. Хочешь эксклюзивное заявление? Вот не надо только этих укоризненных взглядов. Ну… Мы же оба профессионалы. Кстати, я не для себя одного стараюсь. Мы же партнёры! Верно, Гал?

ГАЛ. Да, у нас с Боссом всё поровну. Пятьдесят на пятьдесят.

БОСС. Я могу и кого-то другого позвать.

БЕСТ. Чёрт с тобой! (Достаёт и настраивает камеру.)

БОСС. Потом ещё мои дипломы вон там, на стене, сними крупным планом.

БЕСТ. По десятке за штуку.

БОСС. Десять тысяч лайков за один диплом? Это грабёж!

БЕСТ. Твой выбор. Я не нанималась за так на своём канале лишь бы кому накручивать хайп.

БОСС. Это и тебе в зачёт пойдёт.

БЕСТ. Ну вот, всё понимаешь. Не поняла, так будем снимать дипломы?

БОСС. Снимай.

БЕСТ. Надо было больше брать. Давай, раскладывай свои фантики. А потом тебя крупным планом.

6. ВТОРАЯ СЦЕНА ТОК ШОУ

ТЕЛЕСТУДИЯ.

Бест, Инспектор и Эксперт.

Эксперт осторожно подходит к инспектору со спины. Во время последующего диалога старается всё время сохранять дистанцию.

ЭКСПЕРТ (покашливает, чтобы привлечь к себе внимание). Извините…

ИНСПЕКТОР (резко поворачивается). Да?

ЭКСПЕРТ (нервно отскакивает в сторону). Мы ведь с вами будем сегодня оппонировать?

ИНСПЕКТОР. Чего будем?

ЭКСПЕРТ. Дискуссировать. Я эксперт. Ваш оппонент на передаче.

ИНСПЕКТОР. Оппонировать… Ну и словечко. Я уж подумал ты из этих…Рад познакомиться. (Протягивает руку.)

ЭКСПЕРТ (сначала испугано отскакивает, а потом с опаской приближается и жмёт руку). Я только хотел, на всякий случай, удостовериться… Вы достаточно подробно изучили договор с правилами дискуссии?

ИНСПЕКТОР. Это то, что мне дали подписать?

ЭКСПЕРТ. Но вы же… вы же перед этим внимательно изучили? Нет? (Достаёт лист бумаги.) Вот, смотрите. Копия нашего договора. Вот здесь и здесь… Очень важно строго придерживаться… особенно, того, что в финале… и списка выражений… Ещё раз посмотрите.

Эксперт всучивает инспектору копию договора. Тот, не читая, суёт её в карман.

Появляется Бест.

БЕСТ. Так, мальчики, приготовились. Мы начинаем эфир.

ЭКСПЕРТ. Простите, но мне дадут на этот раз высказаться или будет, как в прошлый раз?

БЕСТ. Всё – как всегда. Особенно финал.

ЭКСПЕРТ. Но мне кажется, мой оппонент даже не успел прочесть…

БЕСТ. Всё под контролем. Время! Три, два, один… Поехали!

БЕСТ. Всем привет! Рада, что вы снова с нами. И мы вас не разочаруем. Особенно тех, кто останется до финала. Сегодня мы будем обсуждать с нашими экспертами тему рейтингов. У нас в студии вместе с нашим постоянным экспертом по экономике очень неожиданный гость, инспектор полиции. Со своим достаточно нетрадиционным взглядом на эту проблему. Как всегда, первый вопрос нашему экономическому эксперту. Как вы можете охарактеризовать нынешнее положение на рынке рейтингов?

ЭКСПЕРТ. К сожалению, сегодняшний рынок ликвидности медийных средств массовой информации переживает острейший кризис. Я хотел бы показать любопытнейший график…

ИНСПЕКТОР. Хренагфик! (Смеётся.) Я прошу прощения, но это просто невозможно слушать без смеха. Если рынок и подвержен риску, то только из-за таких вот недоумных пустобрёхов, которые не могут отличить настоящего маньяка от посредственного извращенца.

БЕСТ. Неожиданно. Что вы имеете в виду?

ИНСПЕКТОР. Возьмём рынок криминальных лайков. Вот, если он эксперт, пусть попробует объяснить: почему практически исчезли маньяки?

ЭКСПЕРТ. Маньяки… так это же хорошо, если их нет…

ИНСПЕКТОР. О, господи! И это говорит эксперт по экономике? Кому хорошо? Вашей экономике? Да она и одного дня без них не протянет.

БЕСТ. А почему именно – маньяки?

ИНСПЕКТОР. Да потому что именно маньяки – всегда были эталоном и мерилом общественного интереса. Скажем, рейтинг обычного убийцы – максимум потянет в половину даже начинающего маньяка. Насильники – чуть выше. Воры, грабители, взяточники – доли процента. Пол лайка с грехом пополам заработаете. Давайте спросим у этогоэксперта: какова на рынке доля именно криминального лайка?

ЭКСПЕРТ. Весьма значительна…

ИНСПЕКТОР (передразнивает). Весьма значительна… И это говорит эксперт. Будь я маньяк, с каким удовольствием я бы вас отмудохал.

БЕСТ. Не будем с этим спешить. Нам ещё далеко до финала нашего эфира. Хотите знать, чем он закончится? Оставайтесь с нами. Будет интересно. Реклама!

ЭКСПЕРТ (подскакивает к инспектору). Мы сейчас не в эфире? Простите, я на всякий случай хочу напомнить, что вы не должны меня, как вы выражаетесь… отмудохать. У нас стандартный договор – только схватить за грудки и несколько раз встряхнуть. Вот, посмотрите. (Достаёт из кармана экземпляр договора и протягивает инспектору.)

ИНСПЕКТОР (не читая суёт в карман договор). Это я так, к слову. Конечно, помню.

ЭКСПЕРТ. И недоумного пустобрёха у нас, кстати, тоже не прописано в договоре. Посмотрите, я вам дал копию. (Достаёт из кармана ещё одну копию и зачитывает.) Вы могли употребить не более двух раз – дермолив захолуйский, один раз – кивала бесхребетная и до трёх раз на выбор: трендяк болтовняк и недоученный поучала.

БОСС. Давайте считать, что недоумный пустобрёх идёт за двух недоученных поучал. Идёт?

ЭКСПЕРТ. Идёт. Но всё-таки обидно. Постарайтесь придерживаться установленных выражений. И обещайте не бить по лицу. У меня сегодня ещё два ток-шоу. Вы пока посмотрите. (Протягивает инспектору экземпляр договора.)

БЕСТ. Мальчики, возвращаемся в эфир! Три, два, один! Поехали. Мы снова с вами, дорогие мои. Я возвращаюсь к теме нашего разговора. Итак, почему именно маньяки?

ИНСПЕКТОР. Я уверенно заявляю, что именно маньяки являются истинным движителем экономики. Хотите заработать лишнюю сотню тысяч лайков? Идите в маньяки. Сфотографируйтесь с маньяком. Возьмите у него интервью. Маньяк в нашем деле это – как золотой запас, который всегда обеспечивал ликвидность и стабильность рынка. Представьте только на секунду, что завтра пропали все маньяки? Бум! Куда делись миллионы лайков? Где подписчики? А на что подписываться? Не о чем говорить. Не о чем писать… Рекламодатели в панике. Акции масс-медиа индустрии, социальных сетей – бум! Падают. И где ваша экономика? Сказать? У вас в эфире можно?

БЕСТ. У нас в эфире всё можно. Уверена, что у вас есть решение этой проблемы! ИНСПЕКТОР. Для начала – бить тревогу! Отсутствие интереса к маньякам – сигнал, что общество неизлечимо больно. Подходит к опасной черте!

БЕСТ. То есть вы предлагаете измерять духовную составляющую общества по интересу к маньякам?

ИНСПЕКТОР. А как ещё? Политика? Экономика?

БЕСТ. Общественные институты, система образования…

ИНСПЕКТОР. Всё обрыдло. Никому ничего не интересно. Уже никого, ничем невозможно удивить! И можно понять. И всё можно простить.

БЕСТ. Всё?

ИНСПЕКТОР. Всё, кроме маньяков. Потому что это уже запредельный показатель безразличия и равнодушия общества. Его бездуховности. Если сегодня вам неинтересен маньяк, то завтра мы просто превратимся в бездушных роботов.

БЕСТ. В чём вы видите источник проблемы?

ИНСПЕКТОР. Кризис перепроизводства. Теперь же все, кому не лень, лезут в маньяки. Хотят срубить в лёгкую сотню другую тысяч лайков. Или взять, к примеру, извращенцев. (Показывает рукой на эксперта.) Ну, если у тебя нет ни выдумки, ни фантазии, то нахрена ты сюда лезешь? Так нет! Они же сразу в высшую лигу норовят выскочить. Но так не бывает. Начни с чего-то попроще… попробуй себя для начала хотя бы… зоофилом. Там особой фантазии не требуется. Или… Фетишистом… Хотя, это уже сложнее. На худой конец – иди в лунеры.

БЕСТ. Это ещё кто?

ИНСПЕКТОР. Те, кто возбуждаются от лопания воздушных шариков.

БЕСТ. Вот, уж, действительно, извращенцы. И каков ваш прогноз?

ИНСПЕКТОР. Утешительный. Всё-таки, даже при отсутствии настоящих маньяков, общество продолжает испытывать к ним здоровый интерес. А что это означает?

БЕСТ. Что?

ИНСПЕКТОР. Что мы ещё не растратили окончательно свои человеческие ценности.

ЭКСПЕРТ. Мне кажется, вы стараетесь привлечь внимание к криминальной теме, чтобы поднять спрос и ликвидность лайков близкого вам рыночного сегмента.

ИНСПЕКТОР (встаёт, направляется к эксперту и хватает его за грудки). Это он на что намекает? Недоученный ушлёпок. Пришёл тут всех поучать. Да из-за таких вот пустобрёхов нормальные люди становятся маньяками.

ЭКСПЕРТ (достаёт из кармана очередную копию договора). Вы нарушаете правила договора.

Звучит весёлая музыка.

Инспектор хватает эксперта за грудки, трясёт за шиворот, а затем опрокидывает на пол и начинает пинать ногами.

Эксперт забавно, как мячик, подскакивает и перекатывается под ударами ног.

ИНСПЕКТОР (продолжая пинать). Дермолив захолуйский, кивала бесхребетная! Сливняк перекатный! Недоученный чудачина!

БЕСТ. И как всегда – традиционный финал нашего эфира. Уверены, что мы вас опять не разочаровали. Следите за нашими новостями! Мы лучшие! Почему? Да потому что с вами лучшая! Ваша Бест! Пока, пока! Всё, мальчики, мы уже не в эфире.

ИНСПЕКТОР. Нормально? По лицу не попал? (Даёт руку, помогает подняться эксперту.)

ЭКСПЕРТ. Вы же должны были только слегка потрясти меня за воротник.

ИНСПЕКТОР. Извините, увлёкся. Я оплачу ваше участие по двойному тарифу.

ЭКСПЕРТ. И что это за «пустобрёх»? Этого тоже не было в договоре.

ИНСПЕКТОР. Увлёкся. Вставьте в счёт, я оплачу.

ЭКСПЕРТ. И почему, когда вы говорили про извращенцев, то показывали пальцем на меня? Это очень обидно. Я проведу по двойному тарифу.

ИНСПЕКТОР. Не возражаю.

7. СЦЕНА ПРЕДЛОЖЕНИЯ СОТРУДНИЧЕСТВА

КАБИНЕТ БОССА.

Босс и Гал.

Гал стоит напротив Боса. Репетируют.

ГАЛ. Я… Я хотел… хотел… сделать это… заявление… Заявление… Бос, я забыл, как там дальше надо говорить. Может, всё-таки вы мне напишете?

БОСС. У тебя очень хорошо получается. Очень хорошо, что ты запинаешься. Как бы волнуешься.

ГАЛ. Я очень волнуюсь, Босс.

БОСС. Вот и отлично. Гал, получается очень естественно. Вот только как-то более расковано встань… Руки свободнее. Можешь ими жестикулировать.

ГАЛ. Я не умею жестикулировать, Босс.

БОСС. Это очень просто. Вот смотри. Когда хочешь подчеркнуть, что-то выделить. Как там… Я хочу сделать заявление! И рукой так вверх. И палец указательный, как бы призывая к вниманию… Понимаешь? Давай!

ГАЛ (резко выбрасывает руку с отставленным указательным пальцем). Я хотел бы…

БОСС. Стоп! Стоп! Гал. Это надо вместе. И руку, и текст. Понимаешь? Одновременно. Давай ещё раз.

ГАЛ. Я хочу сделать! (Резко выбрасывает руку с отставленным указательным пальцем.)

БОСС. Что? Что ты хочешь сделать? Гал, это важно. Заявление ты хочешь сделать.

ГАЛ. Я разве не сказал?

БОСС. Нет, Гал, не сказал. Давай ещё раз. Будь внимательным.

ГАЛ. Я хочу сделать заявление! (После небольшой паузы.) Ой! Извините, Босс, забыл. (Резко выбрасывает сжатую в кулак руку. Потом, спохватившись, резко выпрямляет указательный палец.)

БОСС. Отлично. Но, знаешь что… Пожалуй, не надо этой жестикуляции. Гал, это не твоё. Стой, как стоял. Просто скажешь текст. И, наверное, ты прав. Лучше я тебе заранее напишу.

Звенит дверной звонок.

БОСС. Это ещё кого? Ты пока порепетируй один.

Идёт открывать дверь и возвращается с Инспектором.

ИНСПЕКТОР. А это, значит, и есть наш таинственный свидетель.

БОСС. Ну почему же таинственный. Мы как раз собирались сделать публичное заявление. Прилюдно снять маску. Можно поинтересоваться целью визита?

ИНСПЕКТОР. Какая может быть цель у полицейского? Вот пришёл забрать вашего свидетеля.

БОСС. Арестовать? На каком основании? Есть ордер на арест?

ИНСПЕКТОР. Ну почему сразу арестовать? Были бы основания и ордер, разве я так с вами разговаривал. Я на данный момент хочу предложить вам, как бы это сформулировать… Сотрудничество.

БОСС. И в чём оно заключается?

ИНСПЕКТОР. Ваше неожиданное вмешательство в эту историю с убийством создало крайне неприятную ситуацию. Вы понимаете, о чём я?

БОСС. Пока не очень.

ИНСПЕКТОР. Общественность недовольна, что власти, ничего не предпринимают. Обвиняют в бездействии. Требуют отставки – моей… министра внутренних дел. А кое-кто уже поговаривает и об отставке всего кабинета. А там и досрочные выборы президента… И, сами понимаете, президенту это очень не нравится.

БОСС. И что вы предлагаете?

ИНСПЕКТОР. Мы хотим попросить вас о небольшом сотрудничестве. Дать нам возможность проявить инициативу. Показать общественности результат наших действий. Что мы не зря тратим деньги налогоплательщиков…

БОСС. Успокоить общественность, показать эффективность работы…

ИНСПЕКТОР. Приятно иметь дело с человеком, который тебя понимает с полуслова.

БОСС. И какой у вас план?

ИНСПЕКТОР. Мы подумали, что самое правильное сейчас было бы показать, что расследование, наконец-то, вышло из тупика. После года упорной работы… Вы понимаете?

БОСС. Вы хотите, чтобы он лично вам передал факты преступления.

ИНСПЕКТОР. Оставьте. Нам обоим прекрасно известно, что ему ничего не известно и нечего сообщать.

БОСС. И что вы предлагаете?

ИНСПЕКТОР. Добавить вашей истории реалистичности. Подтвердить ваш фэйк конкретными следственными действиями. Вам самая прямая выгода.

БОСС. И как это сделать?

ИНСПЕКТОР. Проще некуда. Выдаём сообщение, что в результате упорной кропотливой работы полиции, наконец-то, удалось установить так называемого свидетеля преступления. В настоящий момент он задержан и ведётся проверка подозрений его сопричастности к преступлению.

БОСС. Прорыв в деле преступления века! Свидетель становится подозреваемым! Тайна приоткрывает свои покровы…

ИНСПЕКТОР. Знал, что вы меня поймёте.

ГАЛ. Босс, я, может, чего-то не понял. Но свидетель – это же я. А я — вот он. И никто меня не задержал. Или это опять будет этот… фэйк?

ИНСПЕКТОР. Нет, парень, на этот раз всё должно быть по-настоящему. Придётся тебе немножко посидеть в тюрьме.

ГАЛ. Босс, мы так не договаривались. Я не хочу в тюрьму.

БОСС. Извините, инспектор. (Отводит Гала в сторону.) Гал, ты слышал, что сказал инспектор: «немножко». Зато, представляешь, какой это будет прорыв? Они же играют нам на руку. Вспомни, что я говорил вначале: если тебя будут подозревать, это только лучше. Смотри, они сами пришли. Гал, нельзя упускать такой случай. Чего ты боишься?

ГАЛ. Не знаю… это всё-таки тюрьма. И что значит – подозреваемый? Не нравится мне это слово.

БОСС (громко). Инспектор, вот мой партнёр не понимает: что значит –  «подозреваемый»? Объясните, что в этом нет ничего такого…

ИНСПЕКТОР. Да тут и объяснять нечего. Парень, можешь быть спокоен. Подозреваемый — это вообще ничего. Это я могу сейчас взять любого с улицы и подозревать его в чём угодно. Но, если он, ни в чём не виновен, то мне придётся его отпустить. Ты же ни в чём не виновен?

ГАЛ. Я не делал ничего плохого…

ИНСПЕКТОР. Вот! Значит, мне и тебя придётся отпустить. Да ещё и извиниться. Тебе абсолютно нечего бояться.

БОСС. Гал, ты совершенно напрасно боишься тюрьмы. Современная тюрьма — это совсем не то, что ты думаешь. Ты ведь никогда не был в тюрьме?

ГАЛ. Нет, Босс, не был.

БОСС. Как же ты можешь судить, что там плохо?

ГАЛ. Тогда бы туда не сажали. И там плохие парни…

БОСС. Нет, Гал, неужели ты думаешь, что мы с инспектором поселим тебя с плохими парнями? Инспектор!

ИНСПЕКТОР. Конечно же, нет. Дадим тебе нашу лучшую отдельную камеру.

БОСС. Вот видишь, Гал, лучшую. Будешь жить в отдельной камере. Санузел имеется?

ИНСПЕКТОР. Конечно. Личный санузел. Пользуйся, сколько хочешь.

БОСС. Вот видишь, это… это почти как отдельный номер в пятизвёздочном отеле! Ты когда-нибудь жил в пятизвёздочном отеле?

ГАЛ. Я никогда ни в каком не жил.

БОСС. Ну вот и поживёшь. Надо же когда-то начинать. Отдельный номер, отдельный санузел… Питание сколько раз?

ИНСПЕКТОР. Три.

БОСС. Трёхразовое питание! Галл, это называется – всё включено. Прогулка?

ИНСПЕКТОР. Ежедневная часовая прогулка.

БОСС. Фантастика. Ежедневная прогулка, трёхразовое питание… и никаких тебе забот! Да я бы сам с радостью, прямо сейчас пошёл. Инспектор, может, меня заберёте вместо Гала?

ИНСПЕКТОР. Много вас таких желающих отдохнуть за казённый счёт. Да я бы и сам не прочь. Ну что?

БОСС. Гал, ты же слышал, что сказал инспектор? У президента могут быть неприятности из-за всей этой истории. Верно, инспектор?

ИНСПЕКТОР. Ещё какие! Сначала отставка кабинета. Потом досрочные выборы…

БОСС. Гал, ты же не хочешь подвести нашего президента?

ГАЛ. Я за него голосовал. А он знает, что я ничего плохого не делал? Что это всё так…

БОСС. Конечно, Гал. Иначе инспектор сюда не пришёл и не просил бы тебя помочь. Инспектор!

ИНСПЕКТОР. Не хотел говорить, это государственная тайна. Но… так и быть. Он вызвал нас с министром и просил передать, что это его личная просьба. Так и сказал: попросите этого парня немного нам помочь.

БОСС. Вот видишь как, Гал. Видишь, как всё обернулось. Мы же не можем отказать президенту в такой маленькой услуге?

ГАЛ. Босс, но ведь это ненадолго?

БОСС. Инспектор!

ИНСПЕКТОР. Пару дней. Только, чтобы все успокоились. Потом выпустим. Извинимся, и гуляй на все четыре стороны.

ГАЛ. И когда мне туда? В тюрьму?

ИНСПЕКТОР. Да прямо сейчас. Корреспонденты, телевидение… все уже ждут нашего выхода. Советую: никаких комментариев. Я сам всё, что надо скажу.

БОСС. Нет, так не пойдёт! Мы своё тоже должны получить. Я прокомментирую в качестве его личного адвоката. Не волнуйтесь, ничего лишнего.

8. СЦЕНА РЕДАКТИРОВАНИЯ СТАТЬИ

ТЕЛЕСТУДИЯ.

Бест и Эксперт.

БЕСТ (Эксперту). Ну, где, где вы ходите? У нас же скоро эфир.

ЭКСПЕРТ. Я пришёл сказать, что больше не буду ходить на ваши шоу.

БЕСТ. Но вы не можете. Вы же гвоздь программы. Весь финал на вас держится. Вас не устраивает гонорар? Это можно пересмотреть.

ЭКСПЕРТ. Я хожу сюда не только ради гонорара.

БЕСТ. Интересно, а зачем тогда?

ЭКСПЕРТ. Чтобы донести до вашей аудитории свои экспертные заключения.

БЕСТ. В натуре? Так вы и выполняете свою роль эксперта. Мы вас очень ценим.

ЭКСПЕРТ. Мы, видимо, несколько по-разному оцениваем мою роль. Я хожу сюда не для того, чтобы каждый раз получать по… по… Ну вы понимаете.

БЕСТ. Я поняла. Так кто вам не даёт? Пишите статьи, читайте лекции…

ЭКСПЕРТ. Пишу. Только их же никто не читает! Про то, кто и с кем развёлся – читают. А про экономику…

БЕСТ. Не читают. Вас это удивляет?

ЭКСПЕРТ. Меня это оскорбляет. На голых баб готовы пялиться часами. А интереснейшие, поучительные графики, которые описывают изменения их накоплений…

БЕСТ. Не хотят смотреть графики?

ЭКСПЕРТ. Не хотят.

БЕСТ. А вы не пробовали рисовать графики на фоне голых баб?

ЭКСПЕРТ. Вы уверены, что они будут разглядывать графики?

БЕСТ. Но это я так… Хотя… Может быть интересно. Чур, моё! Это я первая придумала. Послушайте, так, может, вы просто писать не умеете?

ЭКСПЕРТ. Что значит, не умею? У меня три степени по экономике.

БЕСТ. Так почему вас тогда не читают? Никогда не думали?

ЭКСПЕРТ. Думал, конечно. К сожалению, экономика сегодня никого не интересует…

БЕСТ. Так напишите так, чтобы было интереснее, чем кто и с кем развёлся.

ЭКСПЕРТ. Вы думаете это возможно?

БЕСТ. Всё возможно, если знать свою аудиторию. На спор, хотите, прямо сейчас напишем статью по вашей экономике. Лайки пополам. Идёт? Давайте так: вы абзац, как умеете, а потом я перевод для нормальных людей. Погнали? Тема?

ЭКСПЕРТ. Обзор экономики за неделю и перспективы её развития.

БЕСТ. Да уж, тема… Окей. Заголовок. Крупно: какими способами вас имели в течение недели, и в каких позах отымеют в ближайшее время. Нормально?

ЭКСПЕРТ. Несколько неожиданно.

БЕСТ. Погнали дальше. Только самую суть.

ЭКСПЕРТ. Аналитики видят основную проблему недоверия к фондам в снижении профессионального уровня финансовых консультантов. Это во многом определяет…

БЕСТ. Стоп! Давайте переведём пока это на нормальный язык. Так… Мальчики, девочки, между нами, что вы делаете, если у вас не всё ладится в постели? Правильно, идёте к специалисту, который в два счёта всё приведёт в порядок. Так, что даже кролики вам позавидуют. Но вы не забыли, что мы про экономику? Всё – то же самое. Хотите, чтобы ваши денюжки плодились, как кролики? Идите к проверенному профессионалу. Идите к лучшему! Как?

ЭКСПЕРТ. В общем-то, суть выражена верно.

БЕСТ. Что дальше?

ЭКСПЕРТ. Хотел коснуться проблемы, как активировать инвестиции и возродить к ним доверие.

БЕСТ. Ну, это совсем просто. Мальчишки и девчонки! Пока ваши деньги будут лежать, как семечки в позе миссионера, никакого движения у вас не получится. Ребята, а, ну-ка, вспомним, что мы вытворяем в постели, чтобы оживить и заставить работать – сами знаете что. Так вот, от денюжек, мои дорогие, тоже мало толка пока они просто вяло лежат без движения. Иногда, чтобы всё заработало надо принять таблеточку. Но мы же про экономику! Виагра экономики – инвестиционный фонд. Поднимает ваши накопления на небывалую высоту! Всё?

ЭКСПЕРТ. Совсем маленький абзац про экономическую терминологию. Люди должны понимать значение основных терминов, иметь понятие о фьючерсах, экспирации… волатильности.

БЕСТ. О господи! Но, если нужно… Ладно. Сделаем, как рекламный ролик. Врубаем эротическую музыку. (Звучит музыка.) Запускаем обнажённую sexy girl, прикрытую только двумя прозрачными папочками. Текст! И напоследок, дорогие мои, секретные слова. (Томным, сексуальным голосом.) Фьючерсы, экспирация, волатильность… О-о! У этих ребят, которые крутят наши денюжки, похоже, тоже есть свои скрытые фантазии. И они даже придумали для них свои названия. (Очень интимно. Почти шёпотом, с придыханием, как секс по телефону.) Хочешь поговорить о фьючерсах… Звони на нашу горячую линию! Наши помощницы, горячие и влажные, ждут тебя! Наши девчонки научат тебя всему!

Как-то так… Вставляем ссылку на инвестиционный фонд. С вас – 10% от каждого нового клиента.

ЭКСПЕРТ. А где мы возьмём этих – горячих и влажных, знакомых с терминологией? БЕСТ. Не думаю, что потребуется глубокое знание терминологии. Но вы должны обещать, что останетесь в программе. Готовьте новые темы. Сделаем еженедельной рубрикой.

9. ГАЛ ИДЁТ В СУД.

КАМЕРА.

Гал, Босс.

Гал беспокойно ходит по камере.

Входит Босс.

ГАЛ. Ну, наконец-то. Босс, уже думал, что вы про меня забыли.

БОСС. Как можно, Гал. Смотри, что я тебе принёс. Пицца. Ты же любишь пиццу?

ГАЛ (раскрывает коробку с пиццей, начинает есть). О! С ветчиной и сыром. Спасибо, Босс.

БОСС. Всё, как ты любишь. А ты неплохо тут устроился. Прямо, номер люкс. Как тебе?

ГАЛ. Нормально. Но, Босс, если все пятизвёздочные гостиницы вот такие вот как эта моя камера… То я не очень понимаю, зачем за них платят большие деньги. Скоро меня уже отпустят?

БОСС. Скоро. Совсем скоро. Я тоже не хочу, чтобы тебя тут долго держали. Поэтому потребовал, настоял, чтобы суд состоялся уже завтра. Видишь, как я забочусь о тебе?

ГАЛ (перестаёт есть, откладывает пиццу в сторону). Постойте, Босс, о каком суде вы говорите?

БОСС. Самый обычный суд, Гал. Ты что, никогда не был в суде?

ГАЛ. Босс, но ведь про суд уговора не было! Вы говорили, что поживу тут день-два, а потом меня выпустят. Ведь так?

БОСС. Конечно, так. И ничего не изменилось. Но, какая разница: выпустят до суда или после? А для дела… Для нашего дела, Гал, это просто огромная разница! Суд! Телевидение, журналисты… интернет-трансляция только для подписчиков. Представляешь, сколько будет желающих? Это же то, о чём мы мечтали! И осталось-то ничего – потерпеть ещё один два дня! Не понимаю, что тебя не устраивает?

ГАЛ. Босс, но ведь это суд. И там будет судья.

БОСС. Конечно. А как иначе. Всё по-настоящему. Больше никаких фэйков. Вспомни, Гал, с чего всё начиналось? С пустого места. Фэйк. Тьфу! Ноль! А теперь у нас самый настоящий суд. Разве не здорово? Ты ешь, а то остынет.

ГАЛ (берёт кусок пиццы, но опять откладывает его в сторону). Но, если суд настоящий… И будет судья… Он же не знает, что я ничего не делал. А вдруг он решит оставить меня в тюрьме?

БОСС. За что? За что, Гал, оставлять тебя в тюрьме? Ты правильно говоришь: ты ничего плохого не сделал. И я это завтра всем докажу. Уверяю, судья тебя прямо там и отпустит.

ГАЛ. А если не отпустит? Вот у нас был в пекарне один парень, так его судья приговорил к году тюрьмы. И потом ещё одного… Судьи всегда к чему-то, да приговаривают.

БОСС. Гал, ну о чём ты говоришь? Какой приговор? Да об этом можно было бы только мечтать. Какую бучу мы могли бы поднять! Апелляция! Невиновно осуждённый! Петиции в защиту. Миллионы подписей! Президент даёт тебе помилование… Нет, Гал, об этом можно только мечтать. Судья там – полный дурак. Всю жизнь занимался только штрафами и разводами. Где ему тебя посадить. Так что, Гал, хочешь ты или нет, а придётся завтра возвращаться домой.

ГАЛ. Босс, мне это не нравится.

БОСС. Если честно, и мне не очень по душе. Но, смотри, что получилось? Инспектор тебя арестовал.

ГАЛ. Он сказал, что я только подозреваемый.

БОСС. Правильно. Но они же не могут просто так держать в тюрьме невиновного человека. Их могут за это наказать. Они должны были написать, в чём и почему тебя подозревают. Что-то они там целый год искали, собирали какие-то улики… Ты бы видел, сколько бумаги они исписали. Но ничего, завтра судья во всём разберётся и отпустит тебя домой.

ГАЛ. А без судьи нельзя, просто пойти домой?

БОСС. Ну как же можно? Гал, посуди сам: год искали убийцу, все думают, что нашли, и вот так вот просто отпустить его без суда домой?

ГАЛ. Босс, действительно все так думают?

БОСС. Это ты о чём, Гал?

ГАЛ. Действительно все думают, что нашли убийцу?

БОСС. С чего ты это решил, Гал?

ГАЛ. Вы так сейчас сказали. Ну… все думают, что нашли. Это получается, все думают на меня?

БОСС. Гал, это я так сказал… Просто неудачно выразился. Конечно, никто так не думает. Если даже кто-то и … Да какая разница? Мы-то знаем, что ты ничего не делал. И завтра, поверь мне, мы им так врежем, что они ещё прощения у тебя будут просить. Но ты же не злопамятный, Гал? Ты же их простишь?

ГАЛ. У меня ещё никто никогда не просил прощения.

БОСС. Видишь, как? Всё когда-то в первый раз. Ничего страшного. Ты ешь, пока не остыло.

ГАЛ. Босс!

БОСС. Слушаю тебя, Гал.

ГАЛ. Босс, мне страшно.

БОСС. Понимаю тебя, Гал. Это нормально. Не надо этого стесняться. Но ты должен думать только об одном: тебе ничего не угрожает. Абсолютно не о чем беспокоится. Ты же меня знаешь, я никогда тебя не подставлю… Но сейчас я просто прошу ещё немножко помочь мне. Нам. Помнишь условия нашего пари? Я обещал, что мы станем первыми. Побьём все рекорды. И нам осталось совсем немного. Гал, ты не поверишь, мы уже на третьем месте. Впереди нас только слив интервью космического агентства с инопланетянами. И секс с гуманоидом. Конечно, потом это оказалось фэйком, но рекорд они побили. Но мы их обставим! Обставим, Гал? (Протягивает руку Галу.) Партнёр, вставим этим сукиным детям с их гуманоидами?

Гал пожимает руку Босса.

БОСС. Ну, вот и отлично. Я знал, что на тебя можно положиться. Ну вот, пицца остыла. Я попрошу, чтобы тебе подогрели. До завтра, Гал!

10. ПОСЛЕДНЕЕ ТОК ШОУ С МИНИСТРОМ

ТЕЛЕСТУДИЯ.

Эксперт, Министр, Бест.

Эксперт нервно ходит в ожидании начала эфира. В руках у него лист бумаги.

Появляется Министр.

Эксперт бросается к Министру.

ЭКСПЕРТ. Где? Покажите ваш экземпляр! Давайте сверим.

МИНИСТР. Экземпляр чего?

ЭКСПЕРТ. Договора. Допустимых выражений и действий.

МИНИСТР. Я не помню…

ЭКСПЕРТ. Но с вами же подписывали вот такой вот договор? Посмотрите. (Протягивает свой экземпляр.)

МИНИСТР (читает). Отстойник заливайский… болтовняк задолбоняк… испражняк недомыслик… не более двух раз… Это что?

ЭКСПЕРТ. Это список допустимых выражений. Вы должны были подписать.

МИНИСТР. Я не помню. Возможно…

ЭКСПЕРТ. Вы министр! Вы так и правительственные документы подписываете? Что значит – «возможно»?

МИНИСТР. А это важно? Все эти… (Заглядывает в листок.) Болтовняк –задолбоняк… испражняк недоумок…

ЭКСПЕРТ. Не «недоумок», а «недомыслик». Вот видите! Вы же совершенно не готовы к эфиру. И как вы собираетесь вести дискуссию?

МИНИСТР. Мне сказали, что импровизация приветствуется.

ЭКСПЕРТ. Кем?

МИНИСТР. Не знаю. Так сказали. Наверное, зрителями.

ЭКСПЕРТ. Значит, так… Никаких импровизаций. (Даёт ему листок.) Изучайте, пока есть время.

Появляется Бест.

БЕСТ. Нет времени! Мальчики! Начинаем эфир. Все по местам! Приготовились! Три. Два. Один! По-ехали! Привет, привет, дорогие! Мы снова вместе. И сегодня у нас особый гость – член кабинета министров. Все вы его хорошо знаете, и он не нуждается в представлении. Но для начала, как всегда, мы начинаем шоу с выступления нашего постоянного эксперта. Мы попросили его подготовить краткий обзор… обзор… Да он сам лучше сейчас всё расскажет. Прошу вас.

ЭКСПЕРТ. Меня попросили подготовить краткий обзор экономической ситуации. Даже самый поверхностный анализ, позволяет сделать необходимые выводы уже по первичным результатам аналитики рынка…

МИНИСТР. Хренолитики! (Смеётся.)

ЭКСПЕРТ (вскакивает). Нет! Я отказываюсь! Я больше так не могу! (Достаёт договор, бросается к министру.) Где? Где? Где здесь написано слово – «хренолитик»? Нету в нашем договоре никакой «хренолитики»! Я же вам давал для ознакомления. (Хватает министра за грудки и трясёт.) Где в этом грёбаном договоре вы нашли «хренолитику»?

МИНИСТР. Это… это была импровизация.

БЕСТ. О! смотрите, что происходит! Наше шоу обещает быть особо горячим. Господа, давайте прибережём эмоции на финал. Прошу всех успокоится и продолжить нашу дискуссию.

Эксперт возвращается на своё место.

МИНИСТР. Я смотрел ваши шоу. Все так шутят. Я думал, что так и положено. Импровизация…

ЭКСПЕРТ (вскакивает со своего места). Что? Что положено? Вы же министр. Должны уметь работать с документами. Где? Где здесь написано – «хренолитика»?

БЕСТ. Пусть наши гости немного остынут. А мы с вами прервёмся на небольшую рекламу.

Эксперт бросается к Министру.

ЭКСПЕРТ. Пока реклама. Давайте прорепетируем. Вот, смотрите. Это просто. Сейчас я начну. Скажу буквально два предложения, и вы меня перебьёте. Давайте прорепетируем. Я – экономика требует взвешенного подхода… И тут вы: пока каждый… и вставляете из утверждённого списка – болтовняк задолбоняк… или испражняк недомыслик… По своему выбору. Попробуйте. Пока каждый… ну вставляйте… болтовняк задолбоняк. Ещё раз. Пока каждый…

МИНИСТР. Болтовняк задолбоняк…

ЭКСПЕРТ. Отлично! Типа, строит из себя эксперта…

МИНИСТР. Строит из себя эксперта…

ЭКСПЕРТ. Видите, как просто! Давайте дальше.

БЕСТ. Мальчики, эфир! Приготовились! Начали! Мы снова с вами. И мы остановились на экспертной оценке нашего специалиста по экономике. Хотите продолжить?

ЭКСПЕРТ. Собственно, я только хотел добавить, что экономика требует… (Делает паузу и смотрит на министра.) Требует взвешенного подхода… (Делает паузу и смотрит на министра.) Очень взвешенного подхода… Мне кажется, что господин министр хочет что-то возразить?

МИНИСТР. Уже я? Э-э… Минутку… Пока каждый… каждый… сейчас вспомню… каждый… как же там… пока каждый раздолбай… болтовёрт… будет строить из себя специалиста…

Эксперт вскакивает и бросается к министру.

ЭКСПЕРТ (размахивает перед его носом договором). Где? Где? Какой раздолбай-болтовёрт, если здесь чёрным по белому написано – болтовняк задолбоняк… Вы что, не чувствуете разницу? (Хватает за грудки и начинает трясти Министра.) Неужели сложно запомнить? Вы же министр. Вам доверено управление страной, а вы не можете отличить болтовняк от задолбняк?

Звучит весёлая музыка.

Эксперт валит Министра на пол и начинает пинать его ногами.

Министр забавно, как мячик, подлетает и перекатывается при каждом ударе ногой.

ЭКСПЕРТ. Как вы страной управляете? Отстойник заливайский… Испражняк- недомыслик…Заумняк-недоумный … Фуингрун-околотун…

БЕСТ. Какой финал нашего шоу! Таково ещё не было. Мы умеем удивлять. Оставайтесь с нами! Почему? Да потому что мы лучшие! Почему? Да потому что с вами я самая лучшая. Я Бест!

Внезапно музыка прерывается. Бест прикладывает руку к уху, как если бы слушала указания из студии по микрофону.

БЕСТ. Минуточку. Прошу прощения, но, кажется, у нас произошло что-то экстраординарное. Я сейчас вернусь.

Уходит и тут же возвращается с листом бумаги в руках.

БЕСТ. Меня попросили зачитать экстренное сообщение, которое мы только что получили. Если честно, я даже сама не знаю, что тут написано. Надеюсь, ничего такого, что испортит всем нам вечер. (Начинает читать показно-бравурно.)

Экстренное сообщение!

О! Уже интересно!

Информационные агентства сообщают об окончании суда по делу о таинственном убийстве, которое более года приковывало к себе внимание общественности.

После тщательного рассмотрения дела суд… (постепенно замедляет темп чтения) полностью признал вину обвиняемого, который ещё недавно проходил по делу в качестве свидетеля. И после непродолжительного совещания вынес ему приговор в виде… смертной казни. Более подробно смотрите в наших вечерних выпусках новостей.

Это как? Но… это не может быть! Он же не виноват. Я точно знаю. У меня есть доказательство. Запись интервью. Я хочу сделать заявление!

ГОЛОС. Бест! Эй, что с тобой? Бест! Ты уже не в эфире. Всем спасибо! Все свободны.

11. СЦЕНА СОВЕЩАНИЯ

Босс, Инспектор, Министр, Эксперт.

Министр, Инспектор, Босс и Эксперт одновременно выходят и усаживаются в круг.

МИНИСТР. Все в сборе? Приступим.

Все сидят молча.

МИНИСТР. Никто не хочет начать?

Сидят молча.

МИНИСТР. Так и будем молчать?

ИНСПЕКТОР. А что тут скажешь? Парня, конечно, жалко… Чёрт его знает, как так всё получилось?

БОСС. Теперь вы говорите – «жалко». А кто несколько томов дела состряпал?

ИНСПЕКТОР. Там и доказательств никаких не было. Собрали лишь бы что. Только для вида. Должны же мы были что-то собрать? А вы его адвокат. Что вы там делали?

БОСС. Этот старый дурак, судья… Я до сих пор не понимаю: как он мог? На основании чего? Зачем? Мы же с ним договорились, что весь этот процесс – сплошной фэйк. Попиариться немножко, заработает своё.

МИНИСТР. Не такой уж он и дурак. Сидел всю жизнь на штрафах, да всякой мелочевке. А тут такое дело привалило. Видимо, решил хапнуть не «немножко», а по полной. Мне доложили, открыл аккаунт, набрал подписчиков. У него в три дня за миллион перевалило. А под этот приговор – вообще озолотится. Ещё книжку напишет. Потом продаст права на экранизацию. Да что я вам говорю…

БОСС. Я могу подать апелляцию.

МИНИСТР. Чтобы ещё больше его озолотить? Он только этого и ждёт.

ЭКСПЕРТ. Но можно ведь попросить президента о помиловании.

МИНИСТР. Ну вот, как его сейчас помиловать? Посмотрите, что творится! Включите телевизор, любой канал. Сидят какие-то бывшие подруги-жертвы насилия Гала. Послушайте, что они рассказывают? Чудовище какое-то! Чего он только не вытворял – с ними, с их детьми. Как живы-то остались. Откуда они все взялись? Садист, насильник, педофил… Да ведь и с подробностями… И конца им не видно. Ток шоу работают двадцать четыре часа в сутки. Рынок лайков зашкаливает как никогда. И вот как? Как его сейчас выпустить? Как президент такого монстра может помиловать? Кто за него завтра после этого пойдёт голосовать? Что скажете?

БОСС. Можно переждать.

ИНСПЕКТОР. Только хуже будет. Каждый день какие-то хреновы расследователи объявляются. Эксперты, мать их… Раскопали нераскрытые преступления за последние годы и доказывают, что все их совершил Гал.

МИНИСТР. Кто-то верит?

ИНСПЕКТОР. Да какая разница? Система работает. Фэйк плодит фэйк… Идёт накрутка.

ЭКСПЕРТ. Экспоненциальный рост.

МИНИСТР. Что?

ЭКСПЕРТ. В экономике это называется экспоненциальный рост. Чем большее значение величины, тем быстрее она растёт. Упрощённо – чем больше фэйков, тем быстрее они плодятся… Полностью неуправляемый процесс.

ИНСПЕКТОР. Вот я и говорю: все хотят поживиться, урвать свой кусок.

Сидят некоторое время молча.

МИНИСТР. Предложения?

БОСС. Можно опубликовать, что вся эта история – фэйк. Мы так и хотели сначала. У меня сохранились все документы.

ИНСПЕКТОР. Да, но тогда надо будет и нам признать, что никакого убийства не было. Что это был фэйк…

МИНИСТР. Что я покрывал фэйковое расследование… Что все журналистские публикации были сплошным фэйком…

ИНСПЕКТОР. Что армия построила фэйковую базу…. Что судья собирался вынести фэйковый приговор, что все заявления президента – тоже фэйк…

МИНИСТР. А что будет с миллионами лайков, если выяснится, что всё их обеспечение построено на фэйке?

ЭКСПЕРТ. Обвал рынка и полный экономический кризис.

МИНИСТР. Нет, парня, конечно, жалко… Но есть ещё и национальные интересы. Доверие граждан к институтам власти. Чем-то приходится иногда жертвовать во имя высших интересов.

БОСС. Господин министр, вы уверены, что ему захочется собой пожертвовать во имя каких-то интересов?

МИНИСТР. А как бывает на войне? Человек приносит себя в жертву, чтобы спасти других. Это как раз большая честь совершить героический поступок. Далеко не каждому выпадает такой шанс в жизни.

БОСС. Там за это хотя бы получают почести, награды …

МИНИСТР. Отличная мысль! Обязательно! Непременно надо наградить. Только так, чтобы об этом никто не знал.

ЭКСПЕРТ. А это возможно?

МИНИСТР. Есть же герои невидимого фронта, о которых никто не знает, но их иногда даже награждают. Посмертно. Можно, кстати, поговорить с президентом. Уверен, он не откажет. Вручить нашему герою что-нибудь такое очень почётное. Думаю, ему это будет приятно. Напоследок.

БОСС. Приятно посмертно?

МИНИСТР. Ну, можно в порядке исключения при жизни. Накануне… Как бы почти посмертно, но ещё при жизни. Чтобы всё-таки сделать ему приятно. Что скажете?

ИНСПЕКТОР. Проявить, так сказать, человеколюбие. Мы просто обязаны это сделать для него.

ЭКСПЕРТ. Если это поможет скрасить последние часы…

МИНИСТР. Но… Лучше всё-таки минуты… Это хоть и исключение, но всё-таки официально посмертно. Должно хоть как-то соответствовать.

ИНСПЕКТОР. За десять минут?

МИНИСТР. Чуть меньше.

ИНСПЕКТОР. Минута?

МИНИСТР. Ну да. Минута. Как последнее желание – покурить… или что там обычно в таких случаях просят?

БОСС. Он не курит.

ИНСПЕКТОР. Вот как раз ему в порядке последнего желания. Дать время насладиться. Осознать своё предназначение.

МИНИСТР. И всё-таки опасно. Как ни как – награда президента, и прижизненное награждение посмертно это может его дискредитировать.

ИНСПЕКТОР. Жаль. Хотелось бы всё-таки поддержать парня в трудную минуту.

ЭКСПЕРТ. А вот я слышал, что после смерти сознание человека ещё некоторое время функционирует и вполне воспринимает информацию.

БОСС. Это вы к чему?

ЭКСПЕРТ. Получается, что если очень, очень быстро зачитать приказ о награждении, сразу после приведения приговора, то ему это станет известно.

МИНИСТР. Получается, что и не нарушим статус посмертного награждения…

ИНСПЕКТОР. И сделаем парню приятное…

ЭКСПЕРТ. Так сказать, скрасим последние мгновения.

МИНИСТР. Всё-таки я опасаюсь… Если вдруг как-то выяснится, что президент наградил серийного убийцу? Пусть даже и посмертно. Представляете, какой скандал будет? Может опять вылезти вся эта история с фэйками…

ИНСПЕКТОР. Фэйк… Фэйк. Видимо, никуда в этой истории от них не уйти. Тогда, почему уж не добавить ещё один?

МИНИСТР. Что вы имеете в виду?

ИНСПЕКТОР. Мы же просто хотим скрасить парню последнее мгновение.

МИНИСТР. И…

ИНСПЕКТОР. И так ли уж важно: наградил президент, не наградил… Главное – сделать парню приятное. Проявить человеколюбие. Сочините сами что-нибудь.

БОСС. Фэйк приказ, о фэйк награждении, фэйк герою, за фэйк убийство…

ИНСПЕКТОР. Сами всё это начали. Чего уж теперь.

МИНИСТР. Ну вот, видите, как всё замечательно разрешилось. Осталось последнее: кто сообщит ему, что ни апелляции, ни помилования не будет?

БОСС. Получается, что мне. Я же его адвокат. Да и вообще…

МИНИСТР. Если не хотите, можно просто передать официальное извещение через тюремную администрацию.

БОСС. Нет. Надо самому. Никогда не чувствовал себя так погано.

МИНИСТР. В таком случае, совещание окончено.

Встают и расходятся.

12. БУНТ БЕСТ

ТЕЛЕСТУДИЯ.

Погружённое в полумрак помещение телестудии.

Появляется Бест.

БЕСТ. Ребята, давайте проверим микрофон. Слышно? Нормально?

ГОЛОС. Сейчас немножко добавлю.

Включается полный свет.

БЕСТ. Нет! Не надо. Ещё кто-то увидит. Оставь, как было. Мы же сегодня неофициально. Партизаним. Будете готовы, скажете.

Свет выключается.

ГОЛОС. Так тебя совсем не видно. Выйди чуть вперёд. Ещё. Нормально.

БЕСТ. Всё? Можно начинать?

ГОЛОС. Бест, ты уверена? Вообще-то мы нарушаем.

БЕСТ. Я же сказала, всё беру на себя. Готовы?

ГОЛОС. На счёт три. Три, два, один. Эфир!

БЕСТ. Здравствуйте дорогие мои и любимые! Многие из вас сейчас наверняка гадают: почему я вышла в эфир в столь неурочное время. Поверьте, для этого есть более чем важная причина.

Совсем недавно вы стали свидетелями судебного процесса так называемого «преступления века». Но сейчас вы станете свидетелями моего расследования и, поверьте, его результаты перевернут ваше представление о случившемся. Возможно, что это моё последнее выступление. Но ведь кто-то должен сказать правду.

Итак! Если и существует какое-то преступление, то ему можно дать только одно название – величайший фэйк века. И я прямо сейчас, в прямом эфире, готова заявить, что располагаю неопровержимыми доказательствами того, что всё так называемое «преступление века» – это от начала до конца выдуманное преступление. Фэйк! Через несколько минут вы услышите отрывок из интервью, которое я взяла у так называемого преступника. Прослушав его, вы поймёте, что этого человека обвинили в преступлении, которое он не совершал. А потом я покажу документы подтверждающие, что никакого преступления просто никогда не было.

Дайте фонограмму. Эй! Вы что, уснули? Поставьте запись.

ГОЛОС. Бест! Бест, остановись!

БЕСТ. Что?

ГОЛОС. Бест, нас отключили. Ты не в эфире.

БЕСТ. Давно?

ГОЛОС. Почти сразу.

БЕСТ. Так сделай что-нибудь.

ГОЛОС. Ничего нельзя сделать. Извини.

БЕСТ. Суки!

ГОЛОС. Ещё кое-что. Бест! Ты слышишь?

БЕСТ. Да.

ГОЛОС. Сообщили, что твой пропуск аннулирован. Ты больше не работаешь. Извини.

БЕСТ. Да ладно… Спасибо. Было приятно с вами работать.

Гаснет свет. Слышна фонограмма транслирующейся рекламы.

13. СЦЕНА ПОСЛЕДНЕГО ВИЗИТА

КОМНАТА СВИДАНИЙ В ТЮРЬМЕ.

Появляется Босс.

ГОЛОС. Ждите здесь. Сейчас его приведут.

Открывается дверь и входит Гал.

ГАЛ. Наконец-то, Босс. Я думал, что вы уже про меня забыли.

БОСС. Ну что ты, Гал. Как я мог.

ГАЛ. Скоро уже меня выпустят?

БОСС. Скоро, скоро… Осталось совсем немного. Всё идёт по плану. Как мы и хотели.

ГАЛ. Отличные новости. Когда?

БОСС. Да уже завтра. Вот только есть одна небольшая формальность… Осталось кое-что сделать. Как бы это сказать…

ГАЛ. Да всё, что угодно, Босс. Я на всё согласен, лишь бы уже скорее отсюда выбраться. Что надо делать?

БОСС. Да ничего такого… Ещё одно маленькое представление. Обещаю, на этот раз – последнее.

ГАЛ. Если опять отвечать на всякие вопросы, то вы знаете, я в этом деле не мастак.

БОСС. Нет, Гал, на этот раз никаких вопросов. Всё гораздо проще. Тебе вообще ничего не придётся делать. Как бы это лучше сказать…

ГАЛ. Да, как есть, так и скажите, Босс.

БОСС. Тут, понимаешь, так всё закрутилось… Но всё под контролем. Ты не думай.

ГАЛ. Да я вам верю, Босс. Что надо делать?

БОСС. Этот дурак судья, как ты помнишь, вынес тебе смертный приговор. Нет, мы были к этому готовы.

ГАЛ. Ну, да. Вы сразу так и сказали, что так даже будет лучше. Для большего эффекта, чтобы потом врезать им по полной.

БОСС. Именно так. Хорошо, что ты всё понимаешь.

ГАЛ. Это вы здорово придумали. Зато теперь мы можем подать апелляцию.

БОСС. Ты знаешь, этот судья оказался такой дурак, что даже нет смысла тратить время на эту апелляцию. Да она и не нужна.

ГАЛ. Ну да. Вы так и сказали, что меня всегда может освободить президент. Ведь так?

БОСС. Всё точно так… Но есть небольшая загвоздка. Понимаешь, Гал, тут так получилось…Ты ведь знаешь нашего президента? Он хороший человек?

ГАЛ. Я за него голосовал.

БОСС. Ну вот, видишь. И ещё многие другие. И тебе, наверное, не хотелось бы его подвести? Ведь так? Тебе бы, наверное, не хотелось, чтобы он сказал: этот парень меня подвёл.

ГАЛ. А разве я могу?

БОСС. В том-то и дело, Гал, что можешь. Тут так повернулось дело, что если он подпишет тебе амнистию, то люди его не поймут.

ГАЛ. Но ведь я ничего не сделал?

БОСС. Конечно, не сделал. Но только другие об этом не знают.

ГАЛ. И президент тоже не знает?

БОСС. Нет, Гал, президент как раз знает. И очень хорошо к тебе относится. Но

другие-то думают, что ты убийца.

ГАЛ. Так пора всем показать, что это всё понарошку… ничего не было… фэйк. Врезать, как мы и хотели. Мы же так и договаривались. Помните?

БОСС. Конечно, помню, Гал. Но, понимаешь, так всё закрутилось… Короче, если мы сейчас всю эту историю вскроем, то пострадает очень много хороших людей. И президент в том числе.

ГАЛ. Как это?

БОСС. Долго объяснять, но ты мне поверь, Гал, именно так и будет. Ты же не хочешь, чтобы из-за тебя пострадал президент. Чтобы он сказал, что ты его подвёл.

ГАЛ. Нет, конечно. Нельзя, так и не будем никому ничего рассказывать. Пусть просто так меня выпустят. Я согласен.

БОСС. Просто так тоже не получится. Тут ведь – что? Приговор есть. Так?

ГАЛ. Так.

БОСС. А раз есть приговор, то его надо привести в исполнение. Так?

ГАЛ. Так-то оно так… Но ведь президент обещал меня помиловать.

БОСС. Так-то оно так… Гал, но так всё закрутилось, что он сейчас этого никак не может сделать.

ГАЛ. Босс, но меня же не могут казнить? Я ведь ничего не сделал. Вы же знаете. И президент…

БОСС. Гал, как ты мог такое подумать? Даже обидно. Нет, конечно. Но… приговор есть. И так вышло, что президент тебя сейчас не может помиловать.

ГАЛ. То есть, придётся подождать?

БОСС. Гал, ты же не хочешь ждать амнистии десять лет, как, помнишь, тот парень, что ограбил банк? Ведь нет?

ГАЛ. Нет, конечно.

БОСС. Вот и мы не хотим. Мы тут кое-что придумали. Тебе это может не понравиться, но всё будет хорошо. Ты мне веришь?

ГАЛ. Раз вы говорите, конечно, верю, Босс.

БОСС. Вот и хорошо. Мы тут подумали, что раз не получается тебя просто так выпустить… Сам понимаешь, суд, приговор… Вот приговор этот, как ни крути, а надо привести в исполнение. Вот так вот сложилось, Гал.

ГАЛ. Босс, как же это? Ведь, если его приведут в исполнение, то… то, что же будет со мной? Это меня, получается, казнят?

БОСС. Гал, да как ты такое мог подумать? Как тебе только такое в голову могло прийти? Чтобы я… Даже президент знает, что ты хороший человек. И как он может допустить, чтобы тебя казнили? Ты меня очень обидел, Гал.

ГАЛ. Простите, Босс. Я не хотел вас обидеть. Ни вас, ни президента… Но вы сами сказали. Вот я и подумал: а как тогда иначе? Это ведь мой приговор.

БОСС. Да я понимаю. Я же тебе ещё не рассказал, что мы придумали, и ты, конечно, мог подумать… Но всё равно, Гал, это очень обидно. Хорошо, что президент не слышал.

ГАЛ. Но вы же ему не расскажете?

БОСС. Нет, конечно, можешь на меня положиться. Всё просто, Гал. Проще некуда. И на этом всё – конец этой истории. Ты будешь свободен. Езжай куда хочешь. Ты ведь очень богатый человек, Гал. Всё, как ты и хотел. Всё, как я и обещал. Помнишь, как ты ко мне пришёл в первый раз? У меня – одиннадцать подписчиков. Рост – четыреста процентов!

ГАЛ. Если бы тот не отписался – то все пятьсот!

БОСС. Точно! И как ты мне хотел показать этого – с хомячьими щеками.

ГАЛ. Да только у вас не нашлось теннисных шариков. Но можно было нажевать бумаги…

БОСС. Да, да! И ещё резинкой хотел вот так вот нос задрать…

ГАЛ. И ещё скотчем можно было уши прижать, тогда – вылитый премьер-министр! Жаль, я вам так и не показал. Вам бы понравилось! Ребята, ну эти, мои подписчики, они очень смеялись.

БОСС. Обязательно ещё покажешь, Гал. У нас ещё будет куча времени! И покажешь… И посмеёмся… Да… хорошее было время. Весело так начиналось…

ГАЛ. Точно!

Стоят молча.

ГАЛ. Босс, вы так и не сказали, что такого придумали? Что за представление такое?

БОСС. А это… Да, так, пустяк… ты с лёгкостью справишься. Мы тут решили, что раз тебя непременно надо казнить, то пусть так и будет… Тихо, тихо! Гал, дослушай до конца. Не по-настоящему, конечно. Но чтобы со стороны всё выглядело, как взаправду. Понимаешь?

ГАЛ. Это как, Босс?

БОСС. Со стороны всё будет, как и должно: выведут тебя, посадят, привяжут… ну, всё как положено. Но ты не думай, это только представление для зрителей. Как в театре.

ГАЛ. Я никогда не был в театре, Босс.

БОСС. Как в телевизоре. В кино. Там же артистов никто не убивает?

ГАЛ. Это я понимаю. Иначе и не напасёшься их.

БОСС. Вот. Представь, что ты артист. Что тебя пригласили сниматься в кино. Ты же не будешь бояться, что тебя по-настоящему казнят?

ГАЛ. Нет, конечно.

БОСС. Вот и тут – всё будет, как в кино. Настоящее кресло, тебя привяжут, огласят приговор, наденут на голову мешок. Но ты не должен бояться. Это всё только для того, чтобы все поверили. А потом нажмут рубильник, и свет так замигает, как будто по-настоящему ток идёт.

ГАЛ. А на самом деле?

БОСС. А на самом деле – ничего не будет. Почти ничего. Но чтобы все поверили, дадут самую малость… Чтобы тебя так чуть, чуть туркнуло… ты даже ничего не почувствуешь. И всё!

ГАЛ. Как-то мне это не очень нравится, Босс. Что значит – «туркнуло»?

БОСС. Совсем малость. Только, для правдивости. Ты в детстве никогда батарейку к языку не прикладывал? Немножко неприятно так щипало. И больше ничего. Все так в детстве делали и ничего, остались живы.

ГАЛ. Босс, если честно, мне это и в детстве никогда не нравилось.

БОСС. Ну, придётся потерпеть. Ничего не поделаешь. Всего ничего, как батарейка…

ГАЛ. А потом?

БОСС. На этом всё. Занавеску опустим, чтобы тебя никто не видел. Ещё раз светом для правдивости помигаем – и всё! Всё, Гал! Свободен, как птица. Лети, куда хочешь! Можешь до конца жизни больше ничего не делать.

ГАЛ. Мне нравится красить.

БОСС. Это ты о чём, Гал?

ГАЛ. Я говорю, мне нравится красить. Помните, я рассказывал, что у меня не получалось? Ещё, когда в первый раз к вам пришёл.

БОСС. Конечно, помню, Гал.

БОСС. Я думал, что мне так никогда и не научиться. А тут, в тюрьме, понадобилось кое-что покрасить. И мой сосед по камере уговорил пойти с ним. Я сначала не хотел. Боялся, что опять ничего не получится. Но он обещал меня всему научить. И вы не поверите, Босс, у меня получилось. И другим нравится, как у меня получается. Просто, мне надо немножко больше времени, чем другим. Это у меня ещё со школы…

БОСС. Да, да… Я помню. Помню. Рад за тебя.

ГАЛ. Я так и решил, что когда меня отпустят, я пойду в маляры.

БОСС. Да кем угодно, Гал. У тебя вся жизнь впереди. Купи себе ранчо, построй забор и крась его, перекрашивай хоть каждый день. Раз тебе так нравится.

ГАЛ. Могу и другим. Причём, бесплатно, раз у меня будет много денег. То я могу делать это бесплатно.

БОСС. Отличная идея.

Некоторое время молчат.

ГАЛ. Босс!

БОСС. Да, Гал.

ГАЛ. Босс, а нельзя просто отпустить меня, как будто ничего и не было? Да ведь ничего и не было.

БОСС. Вот в этом-то вся и проблема, Гал, что ничего не было. Один сплошной фэйк… Ну! Не смотри так. Соглашайся.

ГАЛ. А я могу не согласиться?

БОСС. Если честно, Гал, нет. Не можешь… Кстати, у меня есть для тебя и хорошая новость. Знаешь, сколько людей уже подписались на трансляцию твоей казни? Ты не поверишь! Мы выиграли пари. Побили все рекорды! Даже этих гуманоидов из космического агентства. И это ещё не конец. Ну! Рад? Вот твоя мечта и сбылась. Ты самый популярный блогер.

ГАЛ. Действительно, хорошая новость, Босс. Спасибо.

Некоторое время молчат.

ГАЛ. Ну тогда я пошёл. До встречи, Босс. (Поворачивается и делает несколько шагов.)

БОСС. Гал, подожди. Тут ещё кое-кто пришёл тебя проведать. Догадался? Я знаю, она тебе нравится. Не буду вам мешать. (Уходит.)

Появляется Бест.

ГАЛ. Здорово, что ты пришла.

БЕСТ. Да вот… заскочила. Как дела, Гал?

ГАЛ. У меня хорошие новости

БЕСТ. Здорово! Какие?

ГАЛ. Меня скоро выпустят.

БЕСТ. Откуда ты знаешь?

ГАЛ. Босс сказал.

БЕСТ. Поздравляю. Когда?

ГАЛ. Может быть, даже завтра. Или придётся подождать денёк другой, пока всё стихнет. Здорово?

БЕСТ. Это хорошая новость. А ты уверен, что он тебе всё рассказал?

ГАЛ. А как иначе?

БЕСТ. Всё, всё, всё?

ГАЛ. Мы же партнёры. У нас нет тайн друг от друга.

БЕСТ. И даже, что президент не подписал тебе помилование?

ГАЛ. Конечно. Но ты не бойся. Всё будет понарошку. Это как батарейку к языку приложить. Мне вот только и в детстве это не нравилось. Но, Босс сказал, что придётся немножко потерпеть. Зато потом я буду свободен. Бест!

БЕСТ. Да, Гал.

ГАЛ. А помнишь, я говорил, что… Что мы могли бы вместе куда-нибудь уехать…

БЕСТ. Конечно, помню. Обязательно. Обязательно уедем, Гал. А сейчас я просто пришла с тобой попро… повидаться.

ГАЛ. Спасибо. А скоро мы сможем видеться, когда и сколько захотим.

БЕСТ. Конечно!

Какое-то время стоят в тишине.

ГАЛ. Я уже говорил, что не умею разговаривать с девушками.

БЕСТ. Ты отлично умеешь разговаривать с девушками, Гал. Мне очень интересно с тобой разговаривать.

ГАЛ. Правда?

БЕСТ. Честное слово.

ГАЛ. Я вот что хотел сказать… Этот ток… Это такая штука – никогда не знаешь, что там и как получится. Я никогда не понимал, откуда он берётся.

БЕСТ. Да я тоже ничего в этом не понимаю. И знаешь, Гал, между нами: по-моему, вообще мало, кто понимает.

ГАЛ. Вот и я про это. Это такая штука – никогда не знаешь, что может случиться. Вот я и подумал, если что не так пойдёт, то ты не расстраивайся из-за меня.

БЕСТ. Почему что-то должно пойти не так? Гал, даже не думай об этом.

ГАЛ. Это я так. На всякий случай. Но, если всё-таки что-то случится, то ты не расстраивайся.

БЕСТ. Как же я могу не расстраиваться?

ГАЛ. А это очень просто. Помнишь, я тебе говорил, что умею забывать то, что не хочу помнить? Жаль, я тебя не успел научить. Но это не трудно. Ты умная. Ты и сама научишься. Просто забудь.

Звучит резкий звонок.

БЕСТ. Это что?

ГАЛ. Мне пора.

Поворачивается и направляется к выходу.

БЕСТ. Стой! Гал!

ГАЛ (останавливается). Что?

БЕСТ. Давай сфотографируемся. На память. Чтобы нам было, что потом вспомнить. Как с той записью, помнишь?

ГАЛ. А она у тебя осталась?

БЕСТ. Конечно. А теперь у нас будет ещё и фотография.

Бест подходит к Галу и делает совместную фотографию.

Пронзительно звучит звонок.

Появляется Босс.

БОСС. Пора, Гал. (Замечает, что они фотографируются.) Эксклюзивное фото? Разумно.

БЕСТ. Ублюдок. Это для личного пользования.

БОСС. Кто бы сомневался. Спорим, что выложишь?

БЕСТ. Чтоб ты сдох! (Разворачивается и уходит.)

БОСС. Пошли, Галл. Пора.

Уходят.

Пустая сцена.

Пронзительно звучит звонок.

Звуки разряда электричества. Мигает свет. Опять звонок… разряд… мигание света.

Сцена погружается в темноту.

14. ФИНАЛЬНАЯ СЦЕНА. ПОСЛЕ КАЗНИ

На сцене в скорбных позах стоят министр, инспектор и Босс.

ИНСПЕКТОР. Давайте просто минутку помолчим.

Молчат несколько секунд.

ИНСПЕКТОР. А он молодец! Так мужественно держался.

МИНИСТР. Мне показалось, что он даже улыбался. Что вы ему сказали?

БОСС. Уже не важно.

МИНИСТР. Чёрт! Совсем забыл!

БОСС. Что случилось?

МИНИСТР. Приказ. Приказ президента о награждении. Вот же у меня папка. Мы же хотели быстренько зачитать, сразу… после… Чтобы сделать ему приятное. И забыли. Нехорошо получилось. Может, ещё не поздно…

ИНСПЕКТОР. Главное, что мы хотели. Так сказать, скрасить парню… Мы кого-то ждём?

МИНИСТР. Сейчас подойдёт Эксперт. Я прошу не расходиться. Нам необходимо срочно обсудить ситуацию, сложившуюся после окончания этой истории.

БОСС. Что вы имеете в виду?

МИНИСТР. Экономические последствия вашего фэйка.

БОСС. Тогда уж позвольте заметить – нашего фэйка. Не мы начали эту историю.

МИНИСТР. Сейчас это уже не имеет значение. А вот и Эксперт.

Входит Эксперт.

ЭКСПЕРТ. Господа, мне передали вашу просьбу сделать предварительный прогноз последствий данного события на рынок инвестиций… Но давайте сразу договоримся: только согласованные оскорбления и не бить меня по… Ну вы понимаете.

МИНИСТР. Господи, о чём вы говорите. Это же не ток-шоу, а, считайте, экстренное заседание кабинета.

ЭКСПЕРТ (оглядывается по сторонам). Точно? Нет даже скрытых камер?

МИНИСТР. Под мою ответственность. Что вы можете сказать? Без подробностей, только суть.

ЭКСПЕРТ. Если только суть… в эту историю, было в короткий срок закачано такое огромное количество лайков, плюс финансовых вложений от рекламодателей, плюс…

МИНИСТР. Необязательно всё перечислять. Только суть.

ЭКСПЕРТ. Суть такова: что если в один момент они все окажутся без обеспечения, то рынок их ликвидности может просто рухнуть. А это в свою очередь потянет за собой кредиты рекламодателей, инвестиционные фонды… рынок ценных бумаг…

МИНИСТР. Не продолжайте. Дальше понятно. Начнут искать виновных. Отставка кабинета, досрочные выборы… Какие предложения?

ЭКСПЕРТ. Нужно найти всему этому рынку лайков новое обеспечение.

БОСС. Кажется, я начинаю понимать…

МИНИСТР. Я пока не очень понимаю. Что значит – «новое обеспечение»?

БОСС. Позвольте я. Тут уже моя область компетенции. Нужна новая история, которая будет поддерживать рынок лайков и подписчиков на прежнем уровне. Так?

ЭКСПЕРТ. Главное, не допустить резкого обвала.

ИНСПЕКТОР. То есть, нужно что-то новенькое… так сразу и не придумаешь… Может быть, маньяк? Они всегда в цене.

Появляется Бест. Стоит в стороне и слушает.

БОСС. Нет, давайте попробуем продолжить старую историю…

МИНИСТР. Что же там можно продолжить?

БОСС. Слушайте. А если этот ваш труп – не труп… Гуманоид, или кто он там был… А если он оживёт?

МИНИСТР. Как он может ожить? А как же убийство?

БОСС. А вот и не было никакого убийства!

ИНСПЕКТОР. А что я тогда расследовал всё это время?

МИНИСТР. А я контролировал?

БОСС. А вот потому и не могли ничего расследовать, что никто его не убивал. А он просто впал в летаргический сон. Неизвестный науке.

МИНИСТР. А за что же мы тогда парня?

БОСС. Судебная ошибка. Представляете, какая дискуссия развернётся? Правозащитники…

МИНИСТР. Президент выступит с покаянным обращением к нации…

ИНСПЕКТОР. Судьёй придётся пожертвовать.

МИНИСТР. И ещё с военными надо договариваться. Он же, как бы у них…

ИНСПЕКТОР. Надо ещё найти подходящего парня. У меня есть на примете.

МИНИСТР. Что скажете, эксперт?

ЭКСПЕРТ. Меня волнует только обеспечение активов. А каким способом это будет достигнуто…

БОСС. Этим предоставьте заниматься мне.

БЕСТ (хлопает в ладоши). Браво! Сколько идей! Одна другой интересней. И главное, тут же, на месте… Без остановки. The show must go on… Шоу должно продолжаться! Вам запах гари не мешает?

МИНИСТР. Прошу вас… Нам тоже всем очень жаль. Но государственные интересы требуют принятия экстренных мер.

БЕСТ. А я ведь, как и Гал, почти поверила… Что, это, действительно, так было необходимо? Столько уже фэйков в этой истории, устроили бы ещё один.

ИНСПЕКТОР. Вот в этом-то вся беда: что одни только фэйки.

МИНИСТР. Если честно, мне тоже вся эта история не по душе.

БОСС. Нам всем не по душе… Но давайте вернёмся к нашему новому проекту. Кстати, можем предоставить вам эксклюзив на информационное обеспечение.

БЕСТ. Отличное предложение! Но у меня есть ещё одно. Гораздо лучше! Причём, обратите внимание: никакого фэйка. Всё по-настоящему! Должно ведь уже случиться что-то настоящее?

БОСС. Вам ли не знать, что фэйки всегда превосходят по своим рейтингам реальность.

БЕСТ. А я вам говорю, что на этот раз мы побьём все рекорды. Это будет сенсационное преступление.

ИНСПЕКТОР. Этим сейчас трудно кого-то удивить. Теперь даже маньяки никому неинтересны. А убийцы и подавно.

БЕСТ. Всё зависит от личности жертвы. Представьте, что речь идёт об убийстве одного из самых богатых, популярных, влиятельных…

МИНИСТР. Голубушка, я надеюсь, речь не идёт о президенте?

БЕСТ. Боже упаси! Но, представляете, какой можно раздуть интерес? Да рейтинги просто взорвутся. Что скажете, господин эксперт?

ЭКСПЕРТ. Это могло бы способствовать стабилизации рынка.

БОСС. Осталось дело за малым. Кто же это может быть? Кто эта таинственная жертва?

БЕСТ. Вы. (Достаёт пистолет и стреляет в Босса. Тот падает замертво. )

ИНСПЕКТОР. Отличный выстрел!

ЭКСПЕРТ. Это по-настоящему?

БЕСТ. Инспектор, вы меня прямо сейчас арестуете или, может быть, сделаем это в прямом эфире на вечернем шоу?

ИНСПЕКТОР. А зачем мне вас вообще арестовывать? Голубушка, у нас в кои веки, наконец-то, есть прекрасный настоящий труп. Любо-дорого смотреть! Убийство, которое можно замечательно расследовать и расследовать… Господин министр, я думаю: не менее года.

МИНИСТР. А я мог бы взять дело под свой личный контроль. Спешка совершенно неуместна. В конце концов, мы должны думать об экономике. Господин эксперт!

ЭКСПЕРТ. Очень точно намечен бизнес-план на ближайшую перспективу.

ИНСПЕКТОР (берёт за ногу Босса). Господин эксперт, вы мне не поможете?

Эксперт наклоняется и берётся за вторую ногу Босса.

МИНИСТР. Стойте!

ИНСПЕКТОР. Что случилось?

МИНИСТР. Я подумал… У меня же припасён приказ президента о посмертном награждении.

ИНСПЕКТОР. И что?

МИНИСТР. Хотели зачитать Галу, но забыли.

ИНСПЕКТОР. И что?

МИНИСТР. Жалко. Всю ночь писал. Не пропадать же. Так, может быть, сейчас прочесть. Этому… Я думаю, ему будет приятно.

ИНСПЕКТОР. Валяйте. Только давайте для начала утащим его, пока никто не видел. Помогайте.

Эксперт и инспектор утаскивают труп Босса. Министр идёт рядом и скороговоркой зачитывает «приказ президента».

«За выдающиеся заслуги перед государством, за проявленное самопожертвование в деле сохранения и обеспечения высших государственных интересов…»

Бест берёт микрофон и начинает репортаж экстренного выпуска.

БЕСТ. Срочные новости! Экстренный выпуск! Смотрите только на нашем канале!

Загадочное убийство, которое по своим масштабам и последствиям не имеет равных в истории преступлений. Кто мог заказать самого популярного человека нашего времени? Кто он – некоронованный король интернета? Кому он мог помешать, и какую нераскрытую тайну он после себя оставил?

Все подробности в эксклюзивном расследовании нашего канала. Вы знаете, почему надо смотреть только нас, потому что мы лучшие! У нас всегда есть для вас новости! Подписывайтесь на наш канал. Ставьте лайки! Ставьте лайки! Ставьте лайки!..

КОНЕЦ

Апрель 2021

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00