326 Views

Бездна

Один мой товарищ любил собак… Но как!..
Другой обожал своего кота. Вот так.
А третья подруга была совершенно без крыш:
Она любила гулять босиком и дизайнера Мишу.
И, кстати, любовь к дизайнеру Мише — единственная нормальная ее черта.

А я считаю, что ну их всех,
Пусть живут как хотят,
Пока не раскололось наше вечное небо
И Бездна не прислала солдат.

Один мой товарищ поет по утрам псалмы.
Он женился на юной фашистке, адепте Тьмы.
Она конкретно обижается на слово «холокост»,
Но круто солит грибы и держит строгий пост.
Иногда к ним приезжает ее мама из-под Костромы.

В ее инстаграме примерно поровну
Свастик, березок, руин и котят.
Но еще не раскололось наше вечное небо
И Бездна не прислала солдат.

Один мой товарищ — о если б только один! —
Уверен, что у слова «собеседник» синоним — «кретин».
Другой мой товарищ мечтает о Последней Битве,
Хотя в руках не держал ничего, опаснее бритвы.
Но послушать его — он прямо Зигфрид и Палпатин!

Они готовы разъяснить все мои ошибки
И искренне верят, во что говорят.
А я с ужасом гляжу на трещины в небе
И жду кромешный отряд.

Вот так и живем, не ждем тишину… ну-ну…
В собственном доме как в почетном плену… ну-ну…
А я с тоской вспоминаю, как в каком-то лохматом
году все мы были такие ребята…
И в страшном сне бы не приснилось ни про Бездну, ни про войну.

А мне все чаще снятся черные стены,
И черные люди вокруг лежат…
Но еще не раскололось наше вечное небо
И Бездна не прислала солдат.

Еще не раскололось наше вечное небо
И Бездна не прислала солдат.

Конский самайн

Тебе не понять, как я жду его
И как тоскую о нем..
Я знаю, я верю, что он придет —
Ненастным осенним днем.
Он въедет в наш город по той поре,
Когда сумрачны небеса,
И золотая корона сверкнет
На пепельных волосах.

А под ним будет конь — белей молока,
Белей, чем зимой метель.
Белее ландышева цветка,
Белей, чем девичья постель.
Его глаза — темный бархат и лед,
Он укутан алым плащом.
Тебе не понять, как я жду его
И как тоскую о нем.

Привратник наш распахнет врата,
Выбегут люди на двор,
И я медленно подойду к окну
И отвечу взором на взор.
Он скажет мне: «Здравствуй, судьба моя,
Давно ли ты ждешь меня?»
А я скажу : «Все что хочешь бери,
Но только отдай коня!»

Витые узорные повода
Лягут в мою ладонь,
И вот тогда, о, только тогда
Закричит небывалый конь.
Захлебнется, оскалится, захрапит,
Рванется в тугую высь,
А я прошепчу: «Тут все твое!
Конем оно все любись!!!»

За мартовский снег, за холодный ночлег,
За годы тоски под окном —
Давай, мой конь, залюби их всех!
Любись оно все конем!
И пламя взметнется, объяв дома,
Истошный поднимется крик,
А конь мой, бледный, как я сама,
Будет действовать как привык.

Сажа и копоть с крыш полетят,
Как слезы летят с ресниц.
Вот вам романтика, вашу мать!
«Знай наших!» — добавит принц.
И в самую первую ночь ноября
Я выйду в поле с конем!..
Тебе не понять, как я жду его
И как тоскую о нем…

Четыре коня

Остыли трупы и кругом кровища,
А я кровищи не боюсь.
Миной кораблю пробило днище,
Миной кораблю пробило днище,
Кони плавают, а я смеюсь, смеюсь!

И уносят меня, и уносят меня, пророча ужасный конец,
Четыре коня, эх, четыре коня — Смерть, Голод, Война и Пиздец.

Явился ангел с золотой трубою,
И началась ваще труба.
Мы, конечно же, помрем с тобою,
мы, конечно же, помрем с тобою,
вот такая вот нелепая судьба.

И уносят меня, и уносят меня,  пророча ужасный конец,
Четыре коня, эх, четыре коня — Смерть, Голод, Война и Пиздец.

Из моря вышел зверь, весьма рогатый,
торчат рога со всех сторон.
Брат с оружием восстал на брата,
брат с оружием восстал на брата,
И явился Агнец на горе Сион.

И уносят меня, и уносят меня, пророча ужасный конец,
Четыре коня, эх, четыре коня — Смерть, Голод, Война и Пиздец.

Идет жена и злой дракон за нею,
И Вавилон почти что пал,
Все, кто принял начертанья зверя,
Все, кто принял начертанья зверя,
получается, по-взрослому попал!

И идет по горам, и идет по горамзвенящая копьями рать,
А ангелы режут серпом виноград — чтоб мять его, мять его, мять.
И уносят меня, и уносят меня, пророча ужасный конец,
Четыре коня, эх, четыре коня — Смерть, Голод, Война и Пиздец.

Конь в пальто

Очень холодно зимой
мерзкая погодка
ни согреет ничего
ни чаек, ни водка
а согреет только что? (что?, что?)
крепко сшитое пальто

Если справишь ты шинель
на последний рубель
Не ходи по темноте
там лихие люди
подошли из темноты
с ржанием бесовским
и с тебя снимают что? (что?, что?)
Твое новое пальто

И пойдешь ты в никуда
весь такой убитый
а на выпавшем снегу
круглые копыта
след от пышного хвоста
и навозу куча
и от нового пальта
хлястик отчебучен
а вдали мелькает кто? (кто?, кто?)
блядский конь в твоем пальто

Не поможет экзорцизм
и ружье негоже
из полиции тебя
отфуболят тоже
так что лучше по зиме
отсидется дома
на крайняк заночевать
у своих знакомых
в темноте крадется кто? (кто?, кто?)
лошадь за твоим пальто

Лошади зимою очень зябко
лошади зимою очень грустно
холодно на улицах лошадке
без большого теплого пальта

Тикки Шельен - творческий псевдоним музыканта, поэта, прозаика Марины Богдановой. Родилась в Санкт-Петербурге, жила в Москве. Наиболее известный музыкальный проект - группа «Башня Rowan» (1995-2010). Неоднократно выступала на фестивале "Зиланткон" и других ролевых конвентах. В настоящий момент живёт в Варне, Болгария.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00