135 Views

* * *

Лениво расплетаю мысли,
Чтоб отчётливость им придать,
Чтоб после словно бы по-лисьи
Следы мечтаний заметать.

Я до сих пор могу часами
Сидеть, уставясь в пустоту,
И близорукими глазами
Спокойно видеть чистоту.

Трамвай, заборы, люди, липы
Мне видны плохо — но сквозной
Мой взгляд к подобному не липнет,
А видит бесподобный зной.

Подобно древней птице Феникс,
Чтоб жить, мне надобно сгореть.
Плывёт асфальт. Дома нагрелись.
Мне в жарком воздухе лететь

И видеть до смешного ясно,
Как город хочет замереть.
Малейший вздох — как приступ астмы,
Движение — почти как смерть.

Я плавлюсь в солнце, как медуза
На раскалённом берегу,
Но чудный зной мне не обуза:
Я наслаждаться им могу!

Расплывшись маревом над миром,
Так упоительно мечтать,
Что коль понадобится — милым
Могу глоток прохлады дать.

* * *

Хочу выйти на площадь —
И чтобы солнце над головой,
И чтобы босой ногой на камни —
Невозможно!
Что мне райские кущи!
Я и так раздавлена мглой,
Хочется света, жара, чтоб плавил —
До ничтожного!

И когда от меня
почти ничего не останется,
Когда солнце вытопит
мне глаза, губы, ветер
кожу и кости развеет,
Я — бестелесная —
на весь свет крикну:
— Нравится!

Нравится, что я
над целым миром рею.
Хочу — рухну в разнотравье сумеречное,
Хочу — на волнах качаться буду,
Хочу — притворюсь утром солнечным
И устрою тебе ласковую побудку.
А может — тайком лягу спать рядышком
Или же устрою себе норку в небе искристом.
А может — обернусь камушком
И в речку навсегда прыгну быстро.
К чему? Просто выйду на площадь,
И солнце будет жечь мою голову.
Потом — что может быть проще? —
В тень поплетусь. Чего искать нового?

* * *

Мне кажется,
Что когда к вечеру город остывает
Паром с асфальта поднимаются
Душные видения проходящего июля.

Под лампой
За столом на венском стуле
Увидеть очень трудно, и бывает,
Что на подоконнике с собой лучше ладится.

И чудишься
Себе сторонним наблюдателем —
Таким громоздким или слишком крохотным.
Ловишь себя на том, что поёшь.

Иногда пугаешься
Такой честности и от страха не врешь,
Шевелиться при этом нежелательно.
Сидишь и наблюдаешь за призрачным отроком.

Приопустив ресницы,
Видишь, как он ходит по городу и шёпотом
Рассказывает какие-то тайны. Кажется — умрёшь
От любопытства. И тоскуешь безосновательно.

На мгновение отвлечёшься —
Отрок уже по крышам крадётся,
Озираясь, будто заподозрил наблюдателя.
Чтобы не смущать его, хочешь закрыть глаза.

Ноги поджав,
Сидишь замерев — иначе нельзя.
Дух вечерний полной грудью сладко пьётся.
Люди и души играют между собой.

В перекрёстках заката и фонарей —
Антенны на крышах — словно распятия.
Кто-то обычно смеётся
За одной из балконных дверей,

Как хочется стать маленькой флейтой!

* * *

Никого и не было рядом
В лёгкий час паденья прохлады.
По росе подол намочила
И ушла. Устала. Почила?

Притомилась, сжалась в комочек,
Где деревья по ветру ропщут.
Рот ладонями крепко зажала.
Как ушла? Почила? Устала?

Тихой тенью вскользь вдаль заборов
Ни к чему давать себя — разговорам.
Никого и не было рядом,
Никого и вовсе не надо.

* * *

Оглушительная яркость
Залила разрезы улиц.
Жар звенит в ушах. Останусь,
Посмотрю на лето лиц.

Все походки так небрежны.
Люди валятся на части,
Люди тают. Солнце нежно
Оглушает. Безучастно

Солнце льётся. Я, прищурясь,
Наблюдаю лень и лето.
Звон в ушах привносит ужас —
Пряный, лишь едва заметный.

* * *

Всё, что вокруг, заползает в зрачки
И умещается там.
Мягко щекочут дыма клочки —
Дыма, который сам
Стелет по городу вечер и гарь,
Что сквозь трамвая окно
Льют в мои лёгкие чью-то печаль —
Тех, кого знала давно.
В оцепенении глядя вперёд,
Вижу, как будто кругом.
Резок, неловок трамвая полёт,
Дым превращается в дом.
Где-то на дне недовыспанных глаз
Сад и крыльцо и гамак,
Рядом — огни новостроек в свой час
Светят, как мегамаяк.
Где-то на дне глаз — те люди, в каких
Так не уверена я.
Не оттого, что люблю я других —
Время? Огонь? Полынья?
Люди на самых глубинах зрачков
Недостижимы вполне.
Ветер и гарь. Миллионы сучков,
Не говоря о бревне.

* * *

Когда-то, спустя многолетие,
Смогу я сказать с чистой совестью:
«Когда я была человеком…»
Вы мне, может быть, не поверите,
А может, сочтя непристойностью,
Сказать не велите об этом…

А зря. За такие метания,
Каким человеки подвержены
Я снова всю жизнь отдала б.
А вы — задержите дыхание,
Вы, воздух вдыхая разреженный,
В грудных превращаетесь жаб.

Как быстро миную недельное,
Что страшно — вдруг вечное кончится.
Так трудно опять начинаться.
Вчера ли, сегодня — смятённая,
Смятенье так просто пророчится —
А вдруг — не смогу надышаться.

Вдыхаю — весь мир, как отчаянье,
Как радость, как боль, как забвение…
Когда я была человек.
А вы — не сдержав обещания
Размереньем гробите рвение,
Сменив на столетие — век.

* * *

Ты — переполнен, словно губка,
И если жизнь начнёт с тебя
Стекать водой — не удивляйся,
Засохнуть сможешь — не пугайся.
И могут выжать — ради шутки,
А могут изорвать — скорбя.

* * *

Воспоминания, как правило, беззвучны,
Изменчивы и долги — облака
На небе прожитого.
Будущее — в землю!

* * *

Ты хочешь покоя.
В беззвучное утро
Добавить окно, растворённое настежь,
И крупную бабочку на занавеске,
И мятых подушек распаренный сон,
И можно молчать, по-кошачьи тянуться,
Из дрёмы выпластывать тело своё.
Добавь ещё стол, сигареты и завтрак,
И вазу с цветами, и чай, и жару,
Что снова опустится с неба на город,
И утренний душ, и отсутствие дел,
Рубашку на стуле, свободу для мыслей,
Медведя из плюша, людей под окном —
Случайных прохожих. А кто не случаен?
А может быть, лучше всех тех, что с тобой —
Всего высота потолка? Что же хочешь
Сегодня я буду
С тобой говорить?
С тобой говорить в добавленье к покою.

Родилась в 1975 году в городе Тула, но, в отличие от большинства соотечественников на отдыхе, москвичкой себя не считает. Одновременное презрение к быту и пристрастие к пыльным вещам вынудило со скрипом закончить факультет русской филологии Тульского Государственного Педагогического Университета имени Л. Н. Толстого и начать работать в Объединении «Тульский историко-архитектурный и литературный музей». Отсутствие в Туле должного уровня театральных студий заставило Ольгу временно забыть об артистической карьере, но, видимо, нет ничего более постоянного, чем временное. Хочет на сцену и устраивает себе сцену в жизни. В чувствах преданна, постоянна и скрытна несмотря на кажущийся эгоизм и излишнюю откровенность. Утверждает, что патологически нормальна.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00