21 Views

Вышедшая в издательстве «Свинцовые тучи» книга Косты Карлоффа «Путешествие в Простоквашино» с момента написания в 1980 году выдержала уже семь переизданий в США и переведена на двенадцать языков. Книга, которую я держу в руках – первое издание на русском языке, но очевидно, что за ним вскоре последуют и другие. Нам известно, насколько сильно  влияние, оказанное этой книгой на круги мистиков Запада – для многих она стала настольной книгой; ведь нигде больше не встречается настолько подробное описание аутентичной русской традиции мистического поиска.

Для тех, кто, пребывая в информационном вакууме русскоязычного литературного мирка,  ни разу не слышал об этой книге, вкратце поясняю: Коста Карлофф – американец русского происхождения, случайно во время поездки на родину познакомившийся со стариком, которого ученики уважительно называли «Дядя Федор».

Нам неизвестны причины, по которым Дядя Федор взялся за обучение малознакомого человека; изложению обучения самого Карлоффа посвящены следующие книги цикла. В этой же книге со слов Дяди Федора приведена история его собственного просветления.

Вот как вкратце во вступлении излагает это сам Карлофф:

«Дядя Федор вступил на свой путь, будучи уже зрелым человеком, в возрасте Христа, и пошел по пути интроспекции методом медитации, похоже, с использованием наркотиков.  Короче, регрессировал он по пути вытесненных воспоминаний до возраста 9-11 лет, и тут его поперло. Путешествие в Простоквашино — это его путешествие в глубины собственной психики, где ему сопутствуют различные аспекты его внутренней сущности. Наиболее близкие к нему выступают в виде архетипов Кота и Пса, как Инь и Ян — неотвязно следуя за ним всюду. Другие появляются только в ключевых эпизодах. Важной фигурой является Самость (по Юнгу — вкратце — квинтэссенция собственной мудрости и истинная сущность человека, голоса которой он как правило в своей жизни не слышит); в описанном опыте Самость выражена в образе почтальона Печкина (знатоку трудов Фрейда эта фамилия скажет о многом! вкратце поясню, что она отсылает человека к вожделенному  пренатальному состоянию: Печка – сербск. «пичка» – матка, утроба). Почтальон — посланник; в сюжете он появляется в самых ключевых местах, и его миссия, в отличие от миссии других участников, всегда крайне функциональна. Он приносит некое важное послание для Федора, но не может его отдать, пока тот, выражаясь языком дзен, «не освободит свою чашку» — пока не отдаст взамен нечто такое же (что было в ящике, который унес почтальон, оставив фоторужьё? прежние предрассудки Федора? его устаревшая система мировоззрения?), чтобы почтальон, унеся, отправил это в небытие. Он же — почтальон из внутриутробного мира — появляется, когда Федор приходит к катарсису, к очистительному кризису, когда лежит, начиная осознавать свое состояние, между видимым только ему миром Простоквашино, и реальным миром (как мы помним, на самом деле он никуда не ездил, он лежит дома на кровати в бреду, Простоквашино существует только в его сознании, а над ним тревожно склонились родители). Федор лежит в жару, в лихорадке, и только в этот момент до него наконец смогла достучаться его самость; а с ней — через нее — уже и родители, наконец сумевшие войти в контакт со своим сыном. Ха! они думают, что он «приходит в себя». Наивные! — он внешне становится тем же, но внутренне он теперь стал гораздо сильнее. Опыт мистического путешествия наполнил его уверенностью, он не теряет связи со своими внутренними сущностями; тем символичнее последняя фраза Печкина (олицетворяющего, как мы помним, Самость Федора) — «не надо меня из ружья щелкать! Я только теперь жить начинаю…“

Хочется надеяться, что факт опубликования этой книги – по которой, как нам стало известно  из достоверных источников, уже готовится экранизация  — даст, наконец, адептам мистической традиции доступ к русским знаниям в этой области, хотя и немножко грустно, что они в очередной раз приходят к нам с Запада…

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00