18 Views

Мы вышли из метро на предпоследней станции. Стоял поздний зимний вечер, и на фоне ясного чёрного неба по мосту проехал полупустой поезд горящими окнами. Я вспомнил, что мне уже давно пора домой, так как в то время ещё учился в школе, и что надо срочно возвращаться.

Культурная программа на сегодня подходила к концу. Моя замерзающая спутница по имени Катя, с которой мы дружили ещё с осени, проводила глазами последний вагон и, подойдя ко мне, сообщила, что тут поблизости должен находиться исторический музей. С набережной за деревьями действительно были видны купола и башни, погружённые во тьму, и мы двинулись к ним, чтобы просто посмотреть и сразу же вернуться.

Музей представлял из себя монастырь с высокими стенами из белого кирпича. Дорожка вдоль невзрачного кирпичного здания спускалась вниз. Её покрывал лёд, и, разбежавшись, я заскользил по нему. Сзади появился человек в длинном чёрном пальто и очках. Он спросил, не интересуемся ли мы музейной экспозицией. Я ответил, что интересуюсь. Катя тоже ответила утвердительно, и человек предложил нам присоединиться к экскурсии, которая скоро должна была начаться. Оказалось, что он — экскурсовод, и уже давно работает в этом музее.

Мы подошли в группе туристов, стоявших у высокой каменной башни, похожей на башни средневековых европейских замков. Почему-то был день, и над башней плыли серые облака. Заметно потеплело. Все эти изменения произошли как-то сразу, и я их даже не заметил, как и исчезновения Кати, которая, скорее всего, потерялась, смешавшись с туристами.

Экскурсия началась. Экскурсовод, стоя на небольшом возвышении перед башней, рассказывал слушателям о замке, сообщив, как, кем и когда он был построен, и какие важные события с ним связаны. Дальнейшее повествование носило более легкомысленный характер и сопровождалось настоящим представлением. Перед туристами на площади развернулась ярмарка. Окна во дворце ожили. В одном из них показалась дама в высоком старинном головном уборе, безучастно глядящая куда-то. Она зажгла свечу и удалилась вглубь, пропав из вида. Всё это походило на съёмки второсортного исторического фильма, какие можно видеть иногда по телевизору. В замок прибыл купец с востока, и девушки в нарядных костюмах под стилизованную восточную музыку в танце демонстрировали всевозможные диковины, которые он с собой привёз. Они появлялись из стоящего без колёс автобуса, лишённого дверей и стёкол, так, что внутри виднелись старые сиденья, и показывали предметы, изготовленные из драгоценных металлов и богато украшенные, назначение которых не всегда было понятно. Потом девушки смешались со зрителями, закружив их в хороводе и превратив экскурсию в некое подобие карнавала.

Экскурсовод теперь стоял внизу у башенной стены в стороне от веселья и наблюдал за действом. Вместе с несколькими запыхавшимися туристами мы подошли к нему и стали расспрашивать о замке.

— Скажите, — спросила женщина в синем спортивном костюме с раскрасневшимся лицом — а правда ли, что в каждом замке есть своё привидение, ну, или какое-нибудь предание о призраках, оборотнях, вампирах…

— Вы знаете, определённо есть, — ответил экскурсовод, глядя на неё с едва заметной ироничной улыбкой, — Мне нужен один доброволец. Вот вы, — он указал на меня, — Как, согласны?

Я был крайне заинтригован и сразу согласился, к тому же, по всей видимости, несмотря на дневное небо, шёл второй час ночи, и домой я решил отправиться утром.

Через небольшую калитку мы вошли в башню и, преодолев узкий тёмный коридор, оказались в таком же тесном помещении, тонущем в полумраке. Меня усадили в кресло и стали накладывать густой грим. На руки одели перчатки, изображающие лапы монстра, устроенного так, что когти имитировали фаланги пальцев, высовывающиеся из перчаток до половины и облачённые в другие, поверх которых одевались уже те, что служили кожей. «Когти» могли выпускаться и убираться и выглядели очень правдоподобно. Костюм оказался достаточно удобным и представлял собой длинные одеяния из золотистого шёлка и плащ с высоким воротником, доходивший до пят. Всё это дополнялось характерной обувью и украшениями, мерцающими в тусклом цвете.

Уже темнело. Я медленно поднимался наверх по широкой деревянной лестнице, иногда заглядывая в окна, которые располагались слишком высоко, чтобы увидеть что-нибудь кроме неба и фрагментов соседних зданий. Затем деревянная лестница перешла в каменную, ведущую на самый верх. Площадка перед лестницей оказалась узкой и неудобной. В обе стороны от неё тянулась ярко освящённая галерея. Белые двери в таких же белых стенах были закрыты. Пол покрывал старый паркет без лака, ровно лежащий сложным, непривычным узором. Тёмно-синее небо за широкими окнами противоположенной стены равнодушно распростёрлось над землёй, как и пятьсот лет назад чаруя своей глубиной, и я, ощутив себя владельцем замка, двинулся по галерее. Оказалось, что оттолкнувшись ногами от земли, я могу повисать в воздухе, по желанию то поднимаясь, то опускаясь. Научившись управлять своим телом, я принял горизонтальное положение и стал осматривать помещения за дверьми, наслаждаясь открытыми возможностями. Почему-то мебели нигде не оказалось, и комнаты стояли пустыми, сообщаясь между собой. С лестницы до меня донеслись громкие смеющиеся голоса. Наверх кто-то поднимался, и я, подлетев поближе и встав на ноги, спрятался за приоткрытую дверь. Послышались шаги, и в галерее появилась Катя в тонком красном свитере, очевидно сдавшая свою куртку в гардероб. Она подошла к окну и встала к нему лицом, упершись руками в подоконник. Влекомый неведомым доселе инстинктом, я неслышно пролетел по комнатам и, набросившись из-за ближайшей двери, оказавшейся, по счастью, открытой, впился зубами в её шею, почувствовав солоноватый привкус и сдавив в руках её тело, глядя, как на телеэкране граф Дракула в роскошном наряде, прильнув губами к шее своей жертвы, пьёт её кровь.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00