21 Views

Её янтарные глаза…

Из ярых вятичей, глаза — янтарь,
сиречь, сама смола в песках,
и вера древляя, как встарь,
велит класть крест о двух перстах.

С ней не иначе резь у лат,
и не претит плетьми про ценз,
не важен результат,
но сам процесс.

Как колко клёкот клокотал,
прочь побоку плевки-плевелы,
копни Юкон, а то и Юкатан,
и там — побеги древлей веры.

Чего уж вятичи и пермь,
впрямь нет знакомей,
на праздник транс залитых бельм
и говор коми.

У тачки цвета васильков
с ней постояли просто мы,
добыча-дичь её силков
от Вятки и до Костромы.

Презенты прессе с презентаций,
и пены пузыри впредь лишь,
и может, плесень, статься,
и впрямь, — престиж …

Влачась, влачись не по верхам,
себя упустишь ты ж,
и дутым не в дугу стихам —
гуашью стиш!

Хокку ТаКо

Вот девушка с янтарными глазами
взяла разгон на васильковой тачке,
зачем на месте смирно жду трамвай?!.

ta_tochka и тачка

Тачку три в тротуар, кочеврясь,
на коньке под коньяк — твой ли князь?!
Юбка — след: от сидения лыски,
брызги,
грязь…

Подкосился каблук — это Блок,
c Незнакомой сдирает оброк:
ты же — рыжая рысь, неужели,
к киске с бантом тебя низвели
чёрной розой в Богемском фужере
золотого, как запад, Аи!

Поэтесса

Блажен, кого впотьмах настиг
вечор запавший Стих.

Врасплох застиг
зануда Стих.

Верхушки откровения достиг
насильник Стих,

и пусто тем, кто не постиг,
в чём Стих.

Как Дух, везде, а не от сих до сих —
тихоня Стих.

Зачатая, зане томит тирада,
ты рада?!.

Лиловый в фиолет кабриолет,
цвет — пламень пунша,
и ты — Фиалка на Фиате Пунта
цветущих лет!

Сумочка Её мечты

Красотке нравится безумно, —
о цели-ценнике радеет глаз радаром:
160 «зелёных» сумка, —
почти задаром.

Неужто, в сутолоке судорожно сумке
Она, простясь, помашет,
160 «зелёных» — разве сумма?!  
Зато, какой внутри для зеркальца кармашек!

И фурнитура и отделка — обалденны,
для телефона чехлик даже,
спала бы с нею ночь, гуляла б денно,
и плюс на вскидку — скидка распродажи…

Весьма практичная подкладка,
отдел под бутерброд
и обоюдная прокладка
для пластик-карт и для банкнот …

Мечту лелея полусонно,
не подводя к концу черту,
не сомневается Красотка,
но не спешит
осуществить
мечту.

Наша Таня кромку прячет…

Тачанку Таня тянет ходко
и за рулём поёт, как балерина,
очаровательная радиотка,
рекламная легенда и былина.

Опалый лист, кружа, не вяжет лыка,
а барышня, предмет со спортом спора,
на роликах выруливает лихо,
кого — надежда, а кому — опора:

нашарит в мишуре корону —
кулак в кулёк,
заобиходит и корову,
нажмёт курок.

Над ней ни пост-модерн, ни чтиво,
ни гуру, ни сенсей,
она на древлий лад благочестива,
мир Татиане сей!

Замысловат в пассаже,
препрею прю,
и кроме, как она, никто не скажет:
— Люблю!..

Поэзо-разъезд

Пистон-фестон, не стронь ты трон,
том томный дабы, да буклет,
братан-бутон и босс-патрон,
а то ни трон, ни табурет.

В кашне, чай челядь сортом,
ни котировки качества — поэт,
не влез меж поэтесс четвёртым
в кабриолет.

Но пунктуал до пункта,
ни в давке терние тяни,
один — на пол-Фиата-Пунта
и в шубе девушки в тени.

Модель модерна — призма-линза,
на маргинала «зол глагол»:
Мария-Анна, плюс Алеся и Алиса,
да модный малый Джо-Монгол.

В кашне же Шевалье — не еле жаться
у стоеросов и стропил,
последний шанс шального дилижанса
он незнакомке уступил.

Набрёл на ямщика добро бы
сквозь степь да степь,
но на пути, побудь, по грудь сугробы,
ни стёб, ни степ.

В кашне да нараспашку друг продрог,
дрожа, моргнул,
и из сети уйти в завязку дал зарок
умелый малый Джо-Монгол.

С утра под серость в сумрачном реале,
пока далече в поле те-с,
иные жадно, обожая, ублажали
из Минска, и из Вятки поэтесс.

Пурги фривольные повадки,
от фонаря фиакр будто,
впотьмах из Минска и из Вятки
две феи на Фиате-Пунта.

Ни часом, к счастью, честь на части не пилима,
пилон, портал, перрон, перо, как кол,
плацкарт, Принцесса-Прима,
стихи, и камни Крыма, и — Кагор!

Татиане Коньковой…

Та_точка, не шатай устой,
а стань Та_точка_с_запятой,
и чтоб, как губки или полупопка,
шатром круглела подле скобка !

Лит-тёрки как_ты_белки

Крым — горы, даги, мтэби, берги,
бар-барынь бархатный сезон,
лит-тёрки, зажигалки, как_ты_белки,
духи — озон!

С тавро-тату татарских мурз
моторные матроны Коктебеля,
я — к ним спиной за пинтой эля,
как не ручной, а задний тормоз Муз:

на посошок полпорции июля —
жар пар с утра,
а тут с утра и после поцелуя
пар изо рта…

Пар изо рта, тепло — дотла,
трамвай с утра — не сон сиесты,
сел-слез ты
и скопом в скобки скоком от бедра!

Дезодорант — озон,
лит-тёрки, зажигалки, как_ты_белки,
бар-барынь бархатный сезон
в своей тарелке …

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00