13 Views

* * *

Мы никогда не виноваты
мы начинаем как всегда
чужую летопись вопросов
с листа
Мы выглядим бородачами –
морщины тонут в бороде,
но это видимость
мы сами
в нигде
Мы обижаем не сомневаясь
и как всегда –
чужую летопись вопросов
с листа
Пришла пора отбросить крылья,
замедлить бег,
гляди:
стихия. день. Человек.

* * *

Есть чудеса, есть голоса –
но нет нас там.
И люди есть, и их не счесть
— эй, как вас там?
Есть небо белое над морем белым,
и апельсиновое в небе тело

и синие сугробы
и тайные чащобы

и просто музыка над миром –
она везде, она всегда…
задумчивые исполины
города:
есть свежесть ветра дня,
и ярость ветра ночи
и жизни нож, и смерти кочет:
есть чудеса, есть голоса
но нет нас там.

.. и девушка в автобусе читает,
ее улыбка ничего не означает.

* * *

Мы уходим, нас уходят
ничего не происходит
выйди выдохни вздохни –
это все еще они,
те что были ели пили
вышли мимо проходили
размечтались разлюбили
выли выкинули флаг…
жить-то как?

* * *

Да, я точно предавал,
мне знакомо это чувство:
будто плюнул и упал
вверх ли, вниз
легко и пусто.
Свет не умер, не ушел –
просто стал другим.
Я выжил,
выбрав меньшее из зол,
бросив пепельное в рыжий.
Надо мною небеса
проплывают, наблюдая
все, о чем я больше сам
никогда не вспоминаю

(только ночью, в темноте:
лица эти, лица те…)

Шаровое

Шарф накинула на плечи шубу и ушла
в окна шаркнули пилою времени снега.

эх, шарман похмелье утро покати шаром!
ошарашен неурядицами дом –

Я в шарашкину контору не пойду,
на хрен надо на работу не пойду

стану по дому в одних трусаходить
реку жизни по мосткам переходить,

стану-встану покачаюсь на ушах:
буду-буду брызги-дрызги шах-шарах.

Разведу себя на новое и старое
сферу жизни поделю на полушария…

* * *

Раз – пришли невиданные люди.
Два – пришли невиданные звери.
Раздвоилось белое коленце,
без приправы подано на блюде.
Кто
тебя согреет-потревожит?
Вот
ответ на многие вопросы:
белое большое покрывало

небо невозможное,
но все же…

Раз и…

Раз – раздавим,
два – поставим,
на «четыре» Бога славим,
что сегодня собрались.
— Как она, блятьнахуй, жисть?..
Жизнь по-прежнему говно —
это определено,
и за это надо выпить,
и по новой закурить.
Что же делать-то, ептыть?..
Взять бы денег миллион,
ни хуя не делать,
а еще большим как слон
быть и баб ебать!
Твою мать…
А потом: а помнишь, как?
А еще было вот так,
а потом была минута –
вовсе хуем об косяк!
Да, ништяк…
Надо хряпнуть! Будь здоров –
за крутющих пацанов,
настоящих мужиков,
и за клевых друганов!
Будь здоров.
Да, и кстати про работу –
от нее блевать охота,
но куда ж мы без работы?
Идиоты…
Ладно, надо по домам
Заходите завтра к нам:
завтра снова жизнь продолжим,
жить которою не можем.
…- как, вы тоже?!.

* * *

Недопевки, недоделки:
слишком пестры, слишком мелки.
Так… огрызки. Так, обноски…
Недомерки-переростки.

Чьи это обрывки, чья
вдоль дороги чешуя?
Да моя, твоя, его…
а большого — ничего.

Так… проспались да прошлись.
Недопаханная жизнь.

За окном прозрачные кобылы

Мы живем глядеть на голых женщин,
и уже в дверях неинтересно,
двери это разочарованье,
окна это двери в лица женщин
Мы выходим потому что выйти
титры это белое на черном
тигры это красное и тигры
лучше крикни потому что выйти
А еще мы струны на гитаре
а еще мы струны на портьере
а еще детали в интерьере
никуда закладывать не стали
Нечего заказывать на старость
это двери а в дверях мы меньше
не звучит оборванная радость
мало, мало неодетых женщин!
Мало, мало… лица, окна, двери…

мало

– Здрасьте, здрасьте! Как живете?
– Здрасьте! Весело живем!
– Хорошо, что вы смеетесь,
хорошо, что мы умрем.

– Здрасьте, здрасьте! Как вас звали?
– Нас не звали, мы прошли.
– Хорошо, что нас не ждали:
мы в пыли.

Косы-слезы-папиросы,
травы дымные легли…
Речки, рваные уздечки
в отмели

мы иглы вполнакала,
нас мало, мало, мало…

Рвёшься

иногда к счастью, а чаще — на части.
между собой и всеми.
потому что — такое время.

Так тихо летит самолет,
так мирно ты куришь!
Надо бы рыпнуться еще,
но хули ж…
Денег не надо и нет,
жизнь – дерьмо и друзья в коме.
Рвешься вырваться, вырвать ответ:
что еще, кроме?!
День. Депресняк. Ночь.
Опрессовка. Полдень…
Удивительнейший ништяк –
солнце в балконе!
Рвешься.
не важно: откуда, куда,
но
сорваться.
Вот только усталость…
а сколько осталось?!
Тебе восемнадцать.

* * *

Смерть – письмо. Она приходит
с утренней проверкой почты.
Знаешь, это происходит
и с другими. Знаешь, точно
так же линия ладони
просыпается в морщинах.
Знаешь, ты не выбираешь
быть любимым.
Знаешь, все уже исправить
одеяла белый ноготь.
— Не уходишь? Да ведь? Да ведь?!?
Жизнь бывает очень много.
Жизнь вообще намного больше,
только почему-то мало.
В утренней проверке почты –
колокольчики начала/

* * *

Солнце, примиряешь ты ли
с возвращением из пыли,
или сами мы забыли
примиренные тобой –
запах пойманной тревоги,
дрожь тоскующей дороги,
непонятные пороги
оставляя
за спиной.

День и ночь в степи ковыльей,
жаркий воздух вяжет крылья.
Окунуться с головой.
Удивительные звери
у песчаной дальней двери,
путь домой.

Солнце, стой!
Ведь мы любили.
Что пороги? Кучки пыли
за спиной.

* * *

Холодное кажется мокрым,
горячее – острым.
А жизнь понимается нами
как необитаемый остров.

День кажется белым,
а ночь принимается черной.
Хотя, если вдуматься, ночь – это небо
и звезды
над островом,
где мы живем, говорим, умираем…
А значит, по-прежнему остров
необитаем.

Зеленое живо, а красное нас раздражает.
Далекое криво, а близкого
не замечаем.
И люди, которые нас окружают,
нас окружили…
а значит,
на острове мы не живем,
как не жили.

Стоим у ручья, и вотще умираем от жажды.
А жизнь от природы ничья –
навсегда
и однажды.
И вдуматься если, мы в ней
ничего не имеем.
А значит, и острова нет…
сожалею.

— И что остается? — А что еще может остаться?
Есть мы,
и есть крылья, которым дано
расправляться.
И, кажется, нам больше здесь
не дано оставаться…
— Будь ближе! мы выше!
За сердце…
за воздух… держаться!

Девятая орбита

Сентябрь – пора.
Пора влюбляться,
накинув прошлое на пяльцы
писать на будущем
узоры: резные клёновые пальцы
в холодных солнечных просторах

сентябрьских, где терять опору
естественно.
Все будет скоро.

Сентябрь, пора.
Пора решаться.

Сентябрь, пора.
Пора решаться:
жить-быть, пить-плыть, менять-меняться.
Плывут сиреневые тучи
на скатерть – небо голубое…
жил-был один такой могучий,
он с божьей помощью к покою
нашел последнему дорожку…
Сентябрь – малиновая кошка.

Сентябрь!
А ты хотел остаться?

Сентябрь – пора.
Пора прощаться.
Разведка доложила точно:
меняя ночь на ночь на ночь нам
не велели оставаться
в любви – там кони будут сыты,
в беде – нам с нею не расстаться,
в пути – источены копыта,
и нам до цели не добраться.

Сентябрь. Девятая орбита,
с которой хочется сорваться.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00