27 Views

Вездеездовские

Даже если я не знал заранее, что прославлюсь, я бы так не поступил бы никогда бы.
А было всё просто. Они объявили конкурс идиотов, в котором я решил участвовать. Мне мама с детства говорила: ну ты, мол, и дурак, сынуля, если ты понимаешь, о чём я говорю, потому что я таким и вырос.
И вот объявили конкурс идиотов, в котором я решил участвовать. Обещали: кто победит, того сделают умным и навсегда дадут денег.
В котором я участвовал, конкурс, он был особенный. А так у нас все конкурсы обычные. Везде.
И надо было написать рассказ, который надо было прислать на конкурс, на который надо было присылать рассказы. Вот такие большие!
Я написал. Красиво так написал. Про волков и ландыши. Никогда больше так не стану. Или не смогу. А может, смогу.
А написал про то, как они их едят, а они у них в животе прорастают. Вообще-то это был не конкурс идиотов, а конкурс писателей, я вспомнил.
А ещё у нас был один конкурс: кто больше счастливых билетов в автобусе купит. Но там я проиграл. Их вообще-то мало бывает, поэтому печатают и несчастные билеты тоже.
Я написал и прислал. То есть я про лису написал. Они такие же оранжевые. И нога в гипсе.
Не знаю, кто эти конкурсы придумывает. Поэтому не стал ничего посылать. А рассказ я спрятал.
Но они его нашли и сказали, что у меня первое место.
У лисы нога в гипсе — это просто она в капкан попала и пришла к фельдшеру. Он статуи делает. Гипсовые. И у неё вместо ноги теперь бюст рыжий.
А про волков я им ничего не сказал. Они сами узнали.
У меня первое место. И время. Поэтому у меня есть часы.
Я теперь думаю: рассказ — это как счастливый билет. Потому что их печатают, и надо побольше собрать. Вообще-то писать рассказы никто не умеет, только печатать.
Они все называются: первопечатник Фёдор Конюхов!
У вас у всех такая способность есть. Не знаю какая, потому что всё всегда по-разному. Даже вчера по-разному было.
Нельзя больше писать — у нас вечер.

Внезапный генетик

Гены придумали генетики. А бывают антигены. Это такое: Иммунитет Мечников. Их придумали кто против генетики. Главный мичуринец Трофим Денисович Лысенко. Он большой, метров сорок, кучерявый такой и с большим херувимом между рук. И фамилия у него: Иммунитет Мечников.
Вообще-то их два, и обе женщины и мужчины. Охраняют какое-то дерево, не знаю.
Вообще-то знаю: новогоднюю ёлку. Один Иммунитет Мечников с бородой и с мечом. Нет, с мячом — он футболист. Нет — с мешком, а там подарки. Другой Иммунитет Мечников с косой. Называется: Смерть Моя Лысенко Антиген.
Но они оба поменьше: не один по сорок, а два по двадцать пять. Потому что в розницу.

На полюс! На полюс!

Восточные полюсные сейчас никуда не годится. Знаешь, куда стали в экспедицию пускать? Называется: Медицинский Страховой Полюс ИНН! Туда чуть-чуть на троллейбусе едешь, чуть-чуть потом по лесу пройти, а там знаешь какие грибы растут? Чайные, да!
Их никто не кушает, только слоны, потому что называется: чай со слоном. На слонах теперь на полюс будем ездить.
Чёрный шахматный слон такой на ножках. Они, вообще-то, быстро бегают, тебе ни за что не догнать. Все убежали на полОс ИНН в клеточку и полосочку!

Карл Густав Юнг

Его знаете как звали? Карлик! Карлик Густав Юнг. Жил в норке, это зверь такой. И родил от зверя двенадцать сыновей, их всех звали: Великан Густав Юнг.
Вообще-то правильно не Густав, а август, самый густой месяц великанские дела. Он придумал крест и лошадь, и потом знаешь что сказал? Коллективный бессознательный, он сказал. Да, так и сказал, а потом, когда это сказал, ещё сказал: моя, однако, один сознательный, моя будет делать психотип личности.
И потом они придумали шизофреников. Теперь все кругом шизофреники, а все другие в норке попрятались.
Вы ничего не понимаете: называется Город Норильск.

Некоторые двери

Из которого видны все двери, она называется Гороскоп Иван Сусанин. Я вчера там был и проверял: все поляки ушли на фронт раком и водолеем, никого не осталось. Совсем никого, да.
А раньше там дверей не было видно. Знаете, что это такое? Замуровали — вот что это такое. Они на фронт ушли, а кто не ушёл, тех замуровали. Очень много кирпича пришлось купить. Почему? Ну как же! Поляки они, понимаете, поляки. Они полные очень, их замуровать уходит очень большой расход кирпича и раствора. И строителям много работы. Им за это специальные гороскопные премиальные дали. Теперь все пьяные лежат.
А сегодня одного размуровали. Он там раком стоит и водку пьёт. Знаете почему? Потому что ему другие поляки с фронта водку передали. Это называется водолей-водолей, стаканЫ подставлей. А кому премиальные не достались, пьёт раствор и кирпичом закусывает.
Теперь эскимосов будем муровать и кормить мороженым. А то у каждого поляка уже по одной двери есть — всё, хватит, пусть отдохнут.

Ландыхание

Вообще-то волки ландыши не кушают совсем. Они мясом питаются. Шерсть у него густая-густая, если почесать, то на сто семьдесят три пары валенок хватит. А в животе у них урчит всё время. Это они не на Луну воют, вы не думайте, это у них так громко урчит в животе. Я знаю.
И хлеб волки тоже не кушают. Поэтому его покупать не надо никогда, надо купить мяса и большую деревяшку. А из деревяшки выстругают телевизор.
Вы просто не пробовали из деревяшки телевизор стругать. А если пробовал, то не из той деревяшки. Это специально надо выбирать, в Липецке есть рынок телевизорный деревянный, там знаете сколько волков! Я как по телефону один раз позвонил, а мне в трубку: “У-у-у, у-у-у, у-у-у, у-у-у!” Четыре волка! Значит, шестьсот деввяносто две пары валенок.
Они там потому, что без валенок телевизор нельзя смотреть, особенно деревянный. Валенки очень хорошо проводят электричество, и дерево тоже. Это пластмассовое дерево, такое всего одна штука растёт в Ботаническом Саду, я вчера саженцы купил. Поэтому на мясо денег не хватило.
А у магазинов пластмассовое дерево стоит не настоящее. Это чтобы собачки писали-какали, а для волков такие не подходит совсем.
А про ландыши я пошутил.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00