20 Views

Сказание про сказочника Прокопа

Прокоп слыл в деревне сказочником. Необычное было то, что всё, о чём он писал, тут же сбывалось.
Сегодня Прокоп решил себя развлечь. Он достал бумагу, сел за стол и начал писать новую сказку. «Жил да был мужик Прокоп. И была у него жена вредная». С печки раздался женский голос.
— Прокоп, не скрипи пером. Спать невозможно.
Прокоп осторожно дописал: «Вредная превредная». С печки в его сторону
полетело яйцо. Прокоп еле успел увернуться. За яйцом полетел арбуз. Прокоп поспешно зачеркнул «вредная превредная» и перевёл дух. «А ещё она была маленькая».
— Прокоп помоги с печки слезть.
Чтобы не отвлекаться, Прокоп дописал: «Она жила на печке и никогда её не покидала».
— Прокоп, подбрось полешку, а то холодновато, — раздался с печки голос жены.
«А ещё у Прокопа был сын, дурак» — написал Прокоп и любопытно прислушался.
— Папа, а дрова на деревьях растут? — сын свесил голову с печки.
— А где ж ещё? — ответил отец. — Пойдёшь за дровами?
— А они съедобные?
— Полный дурак, — обрадовался Прокоп и дописал: «Вдруг в дверь постучали и в дом вошёл сосед Антон».
В дверь робко постучали и сразу за этим в дом вошёл мужик.
— Здорово, Прокоп. Всё пишешь?
«С попугаем» — улыбнувшись дописал Прокоп.
— Я щас, — сказал мужик и вышел за дверь. Он тут же вернулся с большой клеткой, в которой сидел попугай.
— Не говорит, зараза такая, — вздохнул мужик.
«Попугай был говорящий» — написал Прокоп.
— Здорово, Прокоп. Всё пишешь? — сказал попугай голосом мужика.
— Беда с ним, — сказал сосед. — Только в гостях говорит, а дома — ни в какую.
— Ты чего вредничаешь? — спросил Прокоп попугая.
— А о чём я с ним буду говорить?
— Видал? — сказал Антон? — забирай его себе, Прокоп.
— Папа, а он съедобный? — спросил сын дурак.
Попугай заметался по клетке.
— Антон, пошли отсюда. Я согласен говорить с тобой.
— Ну мы пошли, — сказал сосед.
— А чё приходил?
— А чё я приходил, Прокоп?
Прокоп задумался. Потом взял перо и написал: «Антон вышел и завёл в дом свинью». Может так веселей будет, продумал сказочник.
Сосед вышел и сразу вошёл с огромной свиньёй.
— Ты уверен, что со свиньёй? Она же тут всё порушит.
Прокоп согласился и зачеркнул «завёл в дом свинью».
— А с кем ты вошёл?
— Например, с Кузьмой. Он весёлый.
— С Кузьмой так с Кузьмой. — И Прокоп решительно написал: «Антон вышел и зашёл в дом с Кузьмой»
Антон выгнал свинью пинками и зашёл вместе с Кузьмой. У него на груди висела гармошка. Кузьма растянул меха и принялся наяривать.
— Папа, а чем гармошки питаются? — спросил сын.
— Воздухом, сынок.
— Дядя Кузьма, а можно покормить гармошку?
— Прокоп, у тебя сегодня сын — дурак? — спросил Кузьма.
— Есть немного.
— А в прошлый раз смекалистый пацан был.
— А тебе какой больше нравится? — спросил Прокоп.
— Глупый ты мужик, — сказал Антон, — жена твоя больше нравится. Как она в прошлый раз на балалайке играла.
— Для этого у нас сегодня попугай есть, — сказал Прокоп.
Прокоп почесал затылок и взялся за перо.
— Прокопушка, прошу тебя, только не это! — взмолился попугай
«Попугай взял балалайку и заиграл», — проговаривая вслух, записал Прокоп.
Попугай покорно вылез из клетки, взял балалайку и заиграл нарочно фальшиво.
Антон что-то искал по всему дому. Наконец он заглянул в клетку и расстроился.
— Прокоп, ты про самогон забыл написать.
— А чё писать, когда и так весело.
— Прокоп подкинь дровишко, — попросила жена.
Прокоп взял перо и написал: «Попугай взял деревяшку и бросил в печь.» Попугай вышел из клетки и пошёл на улицу за дровами».
— То говорящий, то музицирующий, то работящий, — ворчал попугай. — Быстрей бы домой из этих гостей.

Сказ про Владимира, Всеволода и Святослава

В одном царстве жил царь. Однажды он и говорит своему царству:
— Кто вызволит мою младшую дочь Марфу от змея лютого, тому отдам ее в жены.
Тут же к царю пришел Иван.
— Один пришел?
— Один, царь-батюшка.
— А где остальные?
— По домам сидят. Че мужикам змея воевать, коли они все женатые. Один я не при бабе.
— А Тимоха-шило?
— Тимоха отбил вашу старшую дочку у злого вепря. Зачем Тимохе ешо одна баба?
— И то верно. А Прошка?
— А кто в прошлый мясоед вызволял вашу среднюю дочку у водяного? Прошка. Вы на их свадьбе водочки изволили много откушать. К дохтору вам надо, царь-батюшка. Ничего не помните.
— Не твое дело, Ванька, ступай Марфу вызволять. 
Иван ушел.
Змей жил от Ивана через двор. Иван вошел к нему в дом без стука. Змей сидел за столом. Всеволод, средняя голова, смотрел на чашку с водкой. Владимир, левая голова, гипнотизировал лягушку. Лягушка лезла в пасть Владимиру и орала.
— Мужики, беда!
— Не ори, сосед, Святослава разбудишь, — сказал Всеволод. Святослав, правая голова, громко храпел на столе.
— А че с ним?
— Марфа до утра спать не давала.
— Во баба дает!
— Садись, водки выпей. А то одному не лезет.
— А Вовке-то, Вовке, смотри как лезет, — засмеялся Иван, показав на лягушку.
Всеволод взял обеими лапами чашку с водкой и задумчиво стал вертеть ее.
— Вот ведь водка — сама маленькая, не больше чашки, а посильнее вепря будет.
— Давай, Сева, и мы с ней силами померяемся.
Мужики выпили. Потом еще.
— Ну как водка? — спросил Всеволод.
— Водка как водка.
— Водка как водка, — повторил Всеволод. — Давай выпьем за то, что мы водку пьем, а ей хоть бы что. Сколько ты ее не пей, чем ты ее не закусывай, водка завсегда одинаковая. Не то что мы с тобой. Давай, Ваня, выпьем за водку.
Мужики выпили.
— Сева, а че Вовка с нами не пьет?
— Владимир и не с нами не пьет. Марфа его не подпускает пьяного.
— Во баба дает!
— А теперь давай выпьем за царя-батюшку.
— Чего ж я прибег! — вскочил Иван. — Слыхали, что царь учудил? Хочу, говорит, вызволить свою дочку от змея лютого!
— Че ты орешь? Слыхали мы, — сказал Владимир, не отрываясь от лягушки.
— Твоя жаба шибче меня орет, — обиделся Иван.
— Не перебивай, Владимир, дай человека послушать, — сказал Всеволод.
— Вот. Кто вызволит дочку, тому женой будет, говорит. Ну, я и вызвался, чтобы лиха не было.
— К Марфе нашей клинья подбиваешь, сукин сын? — зашипел Владимир и вперился в Ивана. Лягушка перестала орать и упрыгала со стола.
— Вы че, мужики? Я ж хотел как лучше.
Из спальни вышла заспаная Марфа.
— Здравствуй, Иван. Слышала я, ты у царя был. Как поживает батюшка?
— Совсем сдурел твой батюшка, — всполошился Владимир, — Ничего не помнит! Как мы тебя сватали, как на нашей свадьбе водочку трескал. К дохтору ему надо!
— Вот и я ему то же самое говорил, — сказал Иван.
— Беда! — заголосила Марфа. 
— Да замолчите вы! Дайте подумать, — сказал Всеволод.
Всеволод подумал и сказал:
— Иван, пойдешь с Марфой к ее папаше. Скажешь, так мол и так, порубил змея на кусочки. Отдавай, как обещал, дочку. А ты, Марфа, как отгуляете с Ванькой свадьбу — сразу домой. Сюда домой. Все, ступайте.
— Дайте хоть кокошник надеть.
— Всеволод, а что мне за это будет? — спросил Иван.
— А что ты хочешь?
— Сестру за меня отдадите? Мужики сказывают, что у вашей Василисы не только три головы…
— Ладно, подумаем, — сказал Всеволод. — Ступайте.
— Женишок, я готова, — сказала Марфа и ущипнула за задницу Ивана.
— Во баба дает! — сказал Иван.
— И не вздумай там с ним целоваться, — прошипел Владимир вслед Марфе и попытался стукнуть Ивана кончиком хвоста. Иван увернулся и с криком выскочил за дверь. Проснулся Святослав.
— Человеческим духом пахнет. Мужики, кто приходил? А где Марфа?
— Спи, ходок, — сказал Владимир и стал искать глазами лягушку.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00