13 Views

Светка-крокодилка

Ведьма-ветрянка
царевну-красотку-картинку
сперва обратила в лягушку, а ту — в крокодилку,

В клёвой квартире торчит —
карантин как —
узница ведьмы-ветрянки — краса-крокодилка.

Стать крокодилкой так запросто-просто:
счешешь чешуйку, а после зелёнки — короста.

Но корокодилка ещё ничего в комбидрессе,
чуть с зеленцой, чуть шершава и — возраст Алеси.

Леди-рептилия, бирюзоглаза, пригожа,
в стильном трико из своей крокодиловой кожи,

вся исстрадалась, покуда радела-рядила,
ей бы такого, как я, аккурат, крокодила …

Станция Шулявская

Шулявские, какие Вы ?
Шалавы — бирюза-сурьма !
Вы в Киеве, а в то же и не в Киеве —
Шулява по себе сама …

С Шалавой не дури с тычка
и с кондачка не шастай в кореша,
Шулявой шляется юристочка,
ресницами шурша.

Шалава щедрая шарадами,
с ней не шути,
на Драгоманова талмуды слал шаландами,
про право на сидение в сети.

С утра собаководы с шавками,
а мы со станции Шулявская едва
с Алесей Шаповаловой —
Шулявками,
дом 42 …

А дома — верных явка,
и не вещизм, а пища — борщ да щи,
и шестикрылая Шулявка —
ищи-свищи !

1/14 марта, Евдокия — Светлана.Ru

Как марта цвет, тот цвет, что рано,
ни колесу, ни полозу вожжа,
так на меже Светлана
за рубежом свежа.

С угла лучом, коль кротко, око-дырка
дней-пра,
дабы добычею русалка-крокодилка
из проруби со дна Днепра.

И Кию Киев дан и псевдо-Кию,
на Лыбедь, Щека и Хорива — компромат,
а Светы свет — день в день, на Евдокию,
как только старостильно месяц март.

А на любви и гриф — «наивно»,
медь мелочи любви,
как слиток серебра, что гривна,
в размен изменами на лёгкие рубли …

Непросыхабль

Кучно, скучно и серо,
волку волк, пока не взалкал,
что ни вечер, торчу у сквера,
на лапу бокал.

Крючок ларька клювом клюкну,
аркан клюке,
надраю брюхо-брюкву,
стакан к руке.

Для дефиле — этила эстакада,
подруга и поэт — через дефис,
и вот уже канкан на дне стакана,
и женский визг !..

По гроб ли габить прозы грабли ?!..
Днепром корабль,
как сверху на непросыхабле —
непромокабль !..

Мёдоточиво опрометчив гаммы гам

От ДО до ДО — октава
картаво,
настой настроя —
нас трое.

Нас осень гнёт
до радуги в семь нот,
сонат синод —
семь дней, семь нот.

Клавир:
слоновой кости панцирь
опальным пальцем.
Слон, явь
слюнявь,
когда пасут по сути
посла в посуде.

Сплошной седмицы дома жор,
от до-минора домино до до-мажор.

Как корь, аккорд,
Дир и Аскольд,
Аскольд до дыр,
а с кольтом — Дир.

Орда,
как из ведра,
рта арт-отрава —
октава.

Фуг
звук
нас ищет
несущей сущностью насыщен.

Так, скальпель-луч
с круч
Альп
снимает кальку — скальный скальп,
и в торбу скарб
акын и скальд !..

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00