65 Views

Вся мудрость Востока

Мудрец аль-Суфи, слава Аллаху, Всемилостивому и Милосердному, жил в городе Багдаде.

К мудрецу шли люди, как ишаки на водопой. Громко крича на весь Багдад о своих бедах. Мудрец давал им советы, как больше не быть ишаками. И Багдад расцветал с каждым днем. Ночью аль-Суфи слушал шепот звезд. Звезды читали ему строки из Книги Жизни, и он становился мудрее.

Однажды утром к мудрецу пришла женщина, и он ощутил беспокойство. Женщина была красива даже под паранджой. Ее дыхание было нежнее запаха горных роз. А поступь легче шагов Ахалтекинского иноходца. Аль-Суфи влюбился в нее и перестал быть мудрым. Теперь его видели торгующим халвой и пирожками на базарной площади. Некому было больше давать советы жителям Багдада. Они начали советовать друг другу. Багдад скоро пришел в упадок и был завоеван немиролюбивыми соседями.

Слава Аллаху, Всемилостивому и Милосердному, ниспославшему любовь в нефтедобывающие регионы Ближнего Востока !

Римский папа и улитка

Ранним утром Римский папа с активистами из Opus Dei гулял во дворе собора Св.Петра. Навстречу им бесстрашно выползла улитка.

Римский папа хотел через нее перешагнуть, но не смог. Улитка хотела перешагнуть через папу, но не решилась. И они стояли друг напротив друга. А кардиналы отошли покурить крепкие папиросы «Средиземноморканал». Пока суть да дело. Улитка устала ждать, и стала решительно наползать на Римского папу. Папа засуетился и стал отбегать в сторону. Но не успел. Улитка наползла ему на чищеный итальянским салом сапог. Папа стал читать молитву о спасении малых сущих сих. А улитка уже ползла под его сутаной вверх по ноге. Медленно назревал конфликт. Тогда кардиналы затоптали окурки и бросились деловито бить улитку сапогами по рогам. А папе было всех жалко. Хотя и очень больно.

В этот день службу в соборе Св. Петра отменили. К вечеру вышла папская булла о запрете кардиналам подковывать сапоги железными набойками. Эта булла вызвала большие кривотолки среди верующих.

Жители города Содом

В веселом городе Содоме жители творили что хотели. Почти не хуже, чем в соседней Гоморре. Имели кто кого куда хотел прямо посреди белого дня. А ночью уж тем более. С большим чувством собственной правоты. Прямо на площадях любимого города.

Прописан был в Содоме только один мужик правильный. Его прозвали Лот Лохович. Потому что был просто женат и имел дочерей. Один раз Лоту подфартило, и прилетели к нему на постой два гостя. Красивые молодые иностранцы. С крыльями за спиной. Лот прикосел от счастья, вина гостям налил, разговоры ведет задушевные. А соседи ему через калитку кричат, мол, классные у тебя мальчики, нам тоже их охота. Познать немного. Под это дело сбежалось народу содомского немеряно. Все подписались. Лот соседям орет сквозь бороду – «Да вы охренели в конец! Кого познать вздумали? Уж лучше дочерей моих возьмите, а пацанов этих не тронь!» А соседи ржут над стариком – «Твоих дочерей уже вся улица семь раз имела. Поздно спохватился, лошара праведная! Ты нам этих крылатых лучше дай! Не обидим, не боис!»  Тут Лот понял, что соседей плюшками не умаслить. И вечером, кое-как огородами удрал со всей семьей из любимого города. А пацаны крылатые сами улетели. Не маленькие.

А к субботе от Содома остались одни головешки. Да и от Гоморры заодно. Напалмом их пожгло, наверное. Или шумерский истребительно-карательный батальон подошел из Ниневии. Но содомцев до сих пор помнят. А вот про гоморрцев даже и говорить неохота. Тьфу на них всем ртом!

Ежик и Святая Инквизиция

Ежик попал в лапы Святой Инквизиции. За свои убеждения. Он любил осенью собирать гнилые яблоки. А Святая Инквизиция – нет.

Ежика принесли в главную пыточную залу в Толедо. Ему там было очень уютно — темно и сыро. Когда ежика разложили на главном пыточном столе, он свернулся клубком. И уколол главного просекьютора до крови. Тогда ежика решили бросить в воду. Чтобы он нахлебался. Но он не стал хлебать, а выбрался из ведра и спрятался в живот Железной Девы. Его оттуда пять отцов-иезуитов ломами выколачивали. А он заснул под стук ломов. Ему снился лес и свежеупавшие гнилые яблоки.

Когда ежика везли на костер, он весело пыхтел носом. А толпа злобно кидала в него дорожной грязью. Но больше попадала в палачей. На костре ежик так и не отрекся от любви к гнилым яблокам. А ловко убежал по поленице дров в лес. Как нераскаявшийся еретик.

Небесная каша

Кое-как удрал один народ из тьмы Египетской. Оборванный, голодный и оскорбленный. Ну, начальник Моисей их по пустыне за собой сорок лет водит. Чтоб зaбыли негостеприимную турфирму фараона Немогунехотепа.

На сорок первом году народ взмолился:

– Слухай, батька, а когда перерыв на обед-то уже будет ?

Моисей почесал в затылке — а, ведь и правда, людям харчеваться иногда надо. А кругом на сто верст только суслики сушеные прыгают. И водицы гнилой в соседнем мираже чуть налито. Ну да ладно. Обратился он по своим каналам на самый верх — Куда-Надо. Оттуда манка и посыпалась. Высшего сорта. Без упаковки. Народ прикосел с непривычки, однако чувство реальности не потерял. Стал есть халявный хавчик, да причмокивать. За пазуху впрок пихать. А Моисей ходит, и все увещевает:

– Братва, вы не давитесь с голодухи — глотайте помалу, а то пучить же будет!

Народ прочихался малость и дальше по песку к горизонту потянулся.

С тех пор многие в сторону неба поглядыват. Мол, авось чего снова обломится. И некоторым, бывает, обламывается. Кому – прямо в карман, а кому – просто так, по чайнику. Ну, это уж у кого какое счастье. Да и поговорка такая есть: «Кашу манкой не испортишь». Кто бы другой спорил, а мы не будем.

Мальчик и Сатана

Мальчик с обручем в руке стоял у водопроводной колонки. К нему из полицейской машины вышел Сатана. Попить свежей воды.

Мальчик посмотрел на его тяжелые подкованные ботинки Stinger-S. И решил, что ему с Сатаной не справиться. Сатана приветливо улыбнулся мальчику и похвалил его обруч. Мальчик догадался, что обруч у него сейчас отнимут. И поскорее отдал его сам. Пока не поздно. Сатана в обмен предложил свой пистолет Magnum. Мальчик хотел заплакать от страха, но удержался. Сатана сунул пистолет мальчику в руку. Потом спортивно развернулся на своей полицейской машине. И умчался по делам, раздавив по дороге курицу.

Мальчик принес домой подарок Сатаны и отдал его папе. Папа обрадовался, взял Magnum и пошел во двор стрелять голубей. Мальчик не любил своего папу и голубей. Потому что все они пачкают чистое постельное белье.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00