134 Views

Я опять задумалась, как сказать родителям о том, что я принесла домой котёнка, когда мы со Светкой стаяли у небольшого табачного магазина и покупали друг другу грибфрутовую жвачку. Танька свалила в тот день на дачу к предкам, и мою грусть могла разделить только эта злобная толстушка с сожжёнными гидропиритом волосами и такой грудью, что фиг в автобус поместишься, если час пик.

В общем, и в этот раз она со мной не церемонилась. Я уже думала, куда бы прилепить жвачку, чтобы она испачкала только бомжей и алкашей, а не таких солнышек как мы, как вдруг Светка как выпалит:

— Чтобы добиваться своей цели надо иметь стойкий характер. А у тебя его нет!

Я аж на измену присела, так это было неожиданно.

— Нет, Свет, ну что ты несёшь, ну как это нет характера? Сама же знаешь, что я могу выпить стакан водки, не морщась.

— Да это любой алкаш может, а характер проявляется совсем в другом. Не способна ты, Анька, на настоящий поступок!

Я ещё больше присела на измену и почувствовала, что если сейчас не решусь на что-нибудь отчаянное, то всё закончиться ужасно, и бантики опять будут в слезах насквозь. Выхода не было. Жестоко сжав зубы, я собрала волю в свой миленький девчоночий кулачок и сказала:

— Пойдём в Парк Горького.

Светка так отшатнулась от меня, что чуть не вляпалась в жвачку, которую я как раз прилепила в самое незаметное место, прямо поверх скамейки.

— Да ты чего, Анька, сегодня же второе августа, десантники пьяные гуляют! Юрка, вон, даже не пошёл на футбол фанов чмырить, сказал, что им сегодня не до этого!

— Я знаю, что сегодня второе августа и что день ВДВ. Пошли в Парк Горького, буду тебе свой характер показывать.

Поняв, что облажалась, Светка покорно поплелась со мной к метро. Взяв для храбрости мерзавчик и выпив его прямо в вагоне, мы сидели раскрасневшиеся и решительные, словно собрались на войну. Впрочем, наверное, так и было…

В парке было всё так, как мы задумали. Людей было немного, все пьяные и в тельняшках. Несколько десантников меланхолично валялись в фонтане, видимо переживая, что увидеть эту картину почти некому. Асфальтированная дорога была завалена битым стеклом и объедками какашек.

От толпы отделился пьяный пацан в рванной тельняшке, на ходу расстёгивающий ширинку. Помня, что мне надо показывать характер, я сделала шаг вперёд и посмотрела на него ненавидящим взором.

— Девушки, а можно вас культурно развлечь? — покачиваясь спросил пацан.

— Он ещё спрашивает!!! — заорала Светка и вдруг бросилась на него с кулаками.

— Топи их, топи! — вопила я, несясь к фонтану с разбегающимися в страхе десантниками.

Оглянувшись я увидела, что Светка мочит парня каблуками по голове, страшно матерно ругаясь таким количеством слов, которое не то что написать, запомнить невозможно. Наконец парень как-то изловчился схватить её за ногу. Светка рухнула как мешок говна и, наверное, решила, что сейчас с ней сделают что-то страшное, но к этому времени я уже неслась на всех парах навстречу, чтобы оказать подружкинско-сестринскую помощь.

— Стой! Сдаюсь! — заорал парень, и мне тотчас расхотелось его бить, — Вы с подружкой небось не то подумали, а я то просто отлить ходил. Думал, уже отолью, а тут такие девушки идут. Вот я и передумал на ходу, думаю пива вам куплю, в кино свожу как реальный пацан. Если вы такие крутые, отпустите меня, пожалуйста, я уже и так почти инвалид войны.

Света посмотрела на плоды проделанной работы и не поверила ни одному его слову.

— Ты знаешь, салага, как нас гасили в Буркина-Фасо? Как нас из-под обстрела командир выводил? — сказала она таким страшным голосом, что даже я чуть не поверила, что мы со Светкой реально служили в какой-то там Буркиной Фасе, и каждый день героично уходили в обстрел, а командир нашего отряда, выполняя свой воинский долг, приводил нас обратно.

— Зуб даю что правда! — заорал десантник и попытался порвать на себе то, что и так у него уже было полностью порвано.

Великодушно заржав, мы оставили его одного.

— Да, — сказала Светка, — вот теперь я реально верю, что у тебя стойкий характер, и ты сможешь рассказать своим предкам о котёнке.

— Так ты считаешь, я должна им сказать в такой же форме, повалив их на асфальт?

Не успев ответить Светка остановилась бледная. Буквально за минуту перед нами выросла стена фанатов «Спартака», которые наверно пёрлись по домам с какого-нибудь матча в Лужниках. Сделав шаг вперёд, я злорадно захохотала и заорала:

— Смотри, Светка, сколько мяса! Как раз подходящая порция! Сейчас мы сделаем из них котлету с кровью!

— Ээ, девки, а вы то сами кто? — удивлённо послышалось из-за стены.

— МЫ!!! ФАНАТКИ!!! КРЫЛЬЕВ-СОВЕТОВ!!! МОСКОВСКИХ! — заорала я и бросилась в толпу.

Светка потом говорила, что в той драке никто не ушёл от нас в живых, но на самом деле это неправда, я сама видела как некоторые спартачи падали с набережной в Москву-реку и уходили вплавь. Так что человек двадцать-тридцать, наверное, спаслось. Но родителям про котёнка я так до сих пор ничего и не сказала.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00