503 Views

* * *

Пожимают нам вслед приземистыми плечами
Барачного типа здания из кирпича
Цвета почти сошедшего синяка

Железнодорожные насыпи
На правах зелёных холмов
С крошевом бледных мелких цветов
Северного июня
Которые в голову
Никому не придёт собирать

В низине сельское кладбище
Всегда в низине —
Под тяжестью горя
Проседает земля

Перегон
Ста́да:
Лоснятся бока пахучих цистерн

Серый и красный
Сараи заборы будки
Серый и красный
Уставшие павильоны на полустанках
Серый — отчаяние и рутина
Красный — страдание, праздник

*

Я представляю, что здесь
Тоже
Чёрного дыма столбы
В прорезях нежно-зелёного танца
Берёз и осин

Я представляю
Пожарище
На горизонте, где лес
Встаёт великой стеной

Глубочайшие
Рытвины от колёс военных машин

Наши глубочайшие
Сожаления
Соболезнования
Бесполезные
Непролазные
Леса́
Вращение пыточного колеса
Ритмичное мерное
(Я наверное в сон
Проваливаюсь)

Провалы
Вопящие рты земли
Воронки, похожие на карьеры
Месторождения смерти

*

Нет
Мы едем не на дачу

Когда объявили войну, был погожий день
Воскресенье
Бабушка с мамой и братом поехали за город
Как и многие
Сразу пришлось возвращаться

Дом разбомбили
Жили в кинотеатре на Невском
У папы-кинофикатора на работе

Он пройдёт всю войну и вернётся с фронта
Продвигать Тарковского
Спорить о нём с ничего
Не смыслящей внучкой-подростком

Проваливаюсь ещё
Представляю

Плетень и туманное поле и узел женских волос
В перламутровом, кротком свете заката
Щемящее стрекотание
Печальная тайна всеобщей жизни

Свист, взрывы

Конец

*

В поезде очень тихо
Накормили
Хлебом и рыбой
Показали
Плохое кино про войну на ЖК-мониторах

*

Цель у путешествия была
Литературная
Я надела всё чёрное

В суете в коридоре в шутку
Окликнули: «Что такое?
У тебя кто-то умер?»

Да
У меня
Кто-то умер

* * *

мама спускалась в подвал
мама пила из лужи
на костре во дворе приготовила суп
мама Мария

мама осталась без хлеба
и без лекарства
без электричества и воды
без обогрева

город Марии во тьме без света
и тьма объяла

под завалами
видела как белеет тело соседки
мама Мария

маме не дали выйти
маму саму убили

мама теперь под детской площадкой
в неоттаявшей темноте под корнями качелей
когда-то ярко и громко
возносивших в самое небо
её чудесного сына

крест
мамы Марии
сделан из пары тоненьких реек

убийцы
мамы Марии
сказали, будто её убили
родные дети

* * *

слово, которое нельзя называть
вспарывает картину мира
полыхающим лезвием
ослепительным глитчем

его смертоносный луч
освещает значения старых знаков
находившиеся в тени

так вот что такое на самом деле
«можем повторить»

так вот что такое на самом деле
«у кого правда, тот и сильней»

так вот что такое на самом деле
«пусть мёртвые хоронят своих мертвецов»

я разбитый бинокль с маленькой светосилой
но я навострю всю свою пропускную способность

но я буду стараться собрать кромешной весной
как можно больше света

* * *

Страшно
За поэта из Кировограда
За поэта из Киева
За поэтессу из Киева
За поэтессу из Харькова
За поэтку во Львове

Страшно за всех, кто в подвалах и на перронах
Страшно, что не дотянуться своей любовью
Страшно, что рухнула /моя оборона

Солнечный зайчик незрячего мира/
Страшно, что он оказался настолько незрячим
/С начальством будь скромным и смирным/
/И недруги все заплачут/

Страшно в знакомых глазах увидеть пару запертых окон
Заклеенных на бесконечный холодный сезон
Между рамами ватный полуистлевший кокон
/На то особый режим на то особый резон/

Страшно, что могут избить, оттаскать за волосы
Страшно сказать и молча давишься голосом
Который за это не был отдан ни разу
Страшно, что парня отп*здили так, что контактная линза
Вошла в белок его глаза

Страшно, что могут дать десять-пятнадцать суток
А то и больше
Страшно, что можно так потерять рассудок
А то и больше

Автозамена настаивает «работу»
(Это ещё с локдауна, по дефолту)

Страшно, что будет дефолт и идти собирать бутылки
Страшно, когда называют бендеро-фашистской подстилкой
За слова о надежде на прекращение бойни
Страшно, что будем разлучены с тобой мы

Страшно, что бабка видела из окна, что мы делаем
А в этом доме и в мирное время стучат консьержу
Страшно: листаешь а дальше страницы белые
Осыпается мир по пикселю не удержишь

/Страх выходить за дверь
Страх выражать свой страх/

Страх достигает предельных значений
Известных нам измерительных шкал не хватает

И в этот самый миг
Смотри:

Он пропадает

* * *

Господи это не я
марта второго дня

это кто-то другой
видевший видео с женщиной
с оторванной ниже колена левой ногой

бронеавтомобиль у детских качелей
снаряд, приземлившийся на балкон
неужели всё происходит на самом деле
уже неделю
с кровью идёт ледяное Твоё молоко

зарево прямо за силуэтом храма

чёрный густой необъятный дым

задержанным по эту сторону
наносят увечья и не дают воды

я узнала, что есть город Щастя
в день, когда счастье
перестало существовать
оно покатилось словно оторванная голова

но не лишай любви

Господи

ОСТАНОВИ


Рисунок: Павел Масяк (Польша)

Родилась в Ленинграде в 1990 г. Окончила испанскую гимназию и филологический факультет РГПУ им. А. И. Герцена. Выпустила два сборника стихов - «Вольная страсть*Добровольная мука», «Ради чёрного словца». С 2017 года ведёт VK-сообщество «Орден Кромешных Поэтов». Организует поэтический фестиваль имени Бориса Поплавского. В 2022 году стала лауреатом премии «Лицей». Живёт в Санкт-Петербурге.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00