482 Views

День рождения Гумилёва

«Но молчи: несравненное право –
Самому выбирать свою смерть»

Н. Гумилёв

Пусть идёт твоё несравненное право лесом –
Тем, сухим, которым ляхи стращать так любят.
Выбор мал, как палаческий короб, и так же тесен:
Голова на прилавке и голова на блюде.

За сто с лишним – скажи, не хилый такой довесок? –
Не придумать здесь иной благолепный способ.
А мой выбор один – хоть по шву безнадёжно тресни –
Чтобы лес этот ляшский процвёл, аки папский посох.

Пограничье

Пограничье неба – железный улей.
Гул идёт хребтом облыселой тучи.
Не скажу я пчёлам: «Хозяин умер», –
Пусть за ним уносят свой мёд горючий –
За змеиный камень, за чёрмны волны,
За треклято ниево городище.
Против бомб ладони – худы заслоны.
Но за ними смерть никого не сыщет.

Стрекоза

Низко летит железная стрекоза.
Небо тесней и тесней от её «родни».
Долго ль винтом подшерсток у туч срезать,
Воздух пластать на пунктирные «Сохрани».

До Мариуполя – не на секунды счёт –
На обороты мельничных жерновов.
Вера одна – ладошки не разожмёт
Нежный ловец стрекоз и ловец ветров.

Детские пальцы надёжней любой брони –
Слабых укроют и не сомнут доспех.
Господи, Господи, в темень не оброни
Братьев моих кровавых: и тех, и тех.

* * *

летят два крокодила
один «Аллигатор», другой налево
(узнаёшь детскую глупость?)
а внизу две точки – я и тазик мокрого белья
а вверху – два зелёных подбрюшья
(по зигзагу на каждое)
продолжения не будет
победителей не будет
будет слитный,
как остромирово евангелие,
шёпот:
«всеживывсеживывсеживы»

Мария рисует в три цвета

«В поселке Иванково Киевской области сгорел историко-краеведческий музей. В пожаре утеряны картины известной украинской художницы, представительницы народного примитивизма Марии Примаченко»

Из новостей от 2 марта

Об этом скажут: «Меньшая из утрат».
В Полесье львы гореть не умеют, а вот летать…
Туда, где на печке белёной сырых февральских небес
Мария рисует в три цвета «Алису в Стране Чудес».
Огонь и кровь… а третий: охра или лазурь?
Иди и смотри, брат Чеширский, и сырных зрачков не жмурь.
Да, впрочем, смотреть не стоит на ту, что кровный предав закон,
Оплачет горше всех братьев и всех котов – погибший цветной картон.
Мария рисует и кисть её не дрожит.
И волки лягут у ног, и все останутся жить.
И листья в лицо, а не…
Мария, дай им приют:
В небесном жнивье Украины полесские львы плывут.
И над Россией плывут.

Мицкевич

«Пусть ведут вас литовские боги!»

Мицкевич

Татьяне Курмазия

1. Пушкин и Мицкевич

На полях, исчерканных и лохматых,
Славно так Мицкевича рисовать.
Здесь чернила, а вовсе не кровь псобратов
Ксёндзу Кейстуту выпало проливать.

Здесь уютно, у Адама нос аршинный
(Друг-москаль отыгрался, как только мог).
И совсем неважно, куда тащил их
По своим бездорожьям литовский бог.

2.

У литовского бога ненормальные прихожане.
«Валленрода» в Сочельник читают
(Представьте – плачут!).
Выставляют молочные блюдца под снег,
Как бумага, рваный,
Не приметив ни разу, какой он сухой, горячий.

У литовского бога что надо верные –
Мандарином
В позабитых костёлах потчуют –
Что? – не вемо.
И любой язык им чужой, и любой – родимый.
И ясколка Мицкевича всё летит и летит за Неман.

Младшей дочери

Ты видишь всадников и волков
На небе в свои два года. –
Фонарь и ветки? А может, зов
Литвинской твоей породы?

Клинок пластмассовый твой, но в час,
Когда защититься нечем,
Ты скажешь, щуря ледышки глаз:
«Не бойся, гляди – я с мЕчем!».


Рисунок: Сэм Уайлд (Великобритания)

Поэт, литературный переводчик. Автор восьми сборников стихов. Заместитель главного редактора по работе с молодыми авторами сетевого журнала «Причал» (Ярославль). Проживает в Таганроге.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00