687 Views

* * *

Страна сошла с ума – ну что же, не впервой
Протяжный жуткий вой висит над отчим краем,
И даже тот, кто жил в согласье с головой,
Забыл людскую речь и захлебнулся лаем.

Страна сошла с ума – ну что ж, не в первый раз
Кровавый шарит глаз со шпиля Спасской башни,
И тролли всех мастей, и орки разных рас
Час от часу лютей, гнусней и бесшабашней.

Когда ты видишь: мир поставлен на ножи
Отсутствием души, мычаньем идиота,
То все вернее мысль о том, что жизнь прожить –
Не поле перейти, а переплыть болото.

Здесь давит духота, здесь блещет срамота,
Здесь даже честь – и та имеется, как шлюха,
Здесь кличет смрадный дивъ с прогнившего креста,
Ощеривши уста от уха и до уха.

Но что же будет там, в неясном далеке,
Где сосны на песке, где нет ни лжи, ни тины?
Сумею ли сказать на русском языке
Так, чтобы самому не сделалось противно?

Вдохнув миазм времен и не забыв о том,
Возможно ли потом назло зверью и мрази
Разорванным уздой, замусоренным ртом
Произнести слова, свободные от грязи?

14.04.2014 г.

* * *

У всех весна, а у нас война.
У нас войной голова полна,
И это слово на букву «вэ»
Гудит в моей голове.

У всех обед, а у нас война.
Настали гнойные времена:
Смердящий месяц, кровавый год,
Засилье чумных погод.

У всех бардак, а у нас война.
Войне не скажешь: иди ты на! –
Она врастает в мое житье,
И не обойти ее.

О чем еще говорить, о чем?
Хохочет век за моим плечом,
Клокочет пламя в моей груди –
Ни проблеска впереди.

А мне твердят, что война не здесь,
Здесь можно жить, целоваться, есть.
Но кто там чистит на горе всем
Заржавленный АКМ?

Мой сын, ты видишь святые сны.
Но ты родился в канун войны,
И мертвая тень ее крыла
На темя твое легла.

За что тебе такая беда,
Как яд, разлившаяся вовне,
И я, сгорающий от стыда
В прозрачном сухом огне?

24.02.2022 г.

* * *

Что там Харьков? Харькова нет.
От него остался скелет,
Череп, выбитые глазницы,
Пасть руинная. Город пуст –
Харьков-хрип это, Харьков-хруст.
Он ночами мне будет сниться.

Что там Киев? Киева нет.
Он заварен в бронежилет,
Он поглубже прибрал веселье,
Зубы сжал и глядит туда,
Где топорщит хитин орда,
Догрызая весну и зелень.

Что там Питер? И Питера нет –
Лишь водой уносимый след,
Только отсвет во мраке стынет.
Это летних ночей белок
Или выжатый жизнью Блок
Жжет костер в ледяной пустыне?

Женька съехала, съехал Марк
Жрать в Америке свой бигмак,
Съехал Влад, прикопив валюты.
А Сережа пустился в рост –
Отрастил себе шерсть и хвост,
Стал как все нормальные люди.

Бродит шобла, бряцая туш,
Средь разрушенных наших душ,
Морды скотские нам кроя. Мы
Здесь как вытоптанная трава.
– Что за ямища там?
          – Москва.
– Отойдите от края ямы.

23.03.2022

Баллада о майоре

Я дискредитировал майора
Способом, понятным не вполне.
Нет, я не маячил у забора
Части с транспарантом «нет войне!»,
И к любви не призывал я братской
Стороны воюющие, нет,
И не мазал желто-синей краской
То, что нужно красить в черный цвет,
Не пропагандировал идеи
Неопределенной группе лиц,
Не стремился записать в злодеи
Всякого, кто склонен падать ниц,
И не предвещал, ярясь картинно,
Нашей экономике обвал,
Маршала не называл кретином –
То есть страшных тайн не выдавал,
Не пытался Русь умом постичь, но
В миг, когда, как Жуков на коне,
Мой майор мечтал патриотично
Сгинуть в термоядерной войне,
Посрамив клеветников отчизны
И внушив им этим ужас, я
Мимо шел и размышлял о жизни,
Смерти и границах бытия,
Не горел огнем краснознаменным,
Тешил плоть, лелеял естество –
И лицом немного усложненным
Я дискредитировал его.
Он прочел в лице моем такое,
Что майорам искренне претит:
Что-то шло там мелкою строкою,
Мерзенький такой сквозил петит,
Явное стремленье к разговорам,
Даже разговорчикам в строю –
В час, когда предписано майорам
Честь беречь и девственность свою.
Испытав моральные мученья,
Болью неопознанной томим,
Он как будто спрашивал, зачем я
Учинил подобное над ним?
Где теперь весь блеск его вчерашний?
Как теперь войдёт он в пункт штабной?
И стоял майор, страдая страшно,
В прах дискредитированный мной.

30.04.2022 г.

* * *

В подарок для детишек Мариуполя,
Где жизнь кипит примерно как в некрополе,
Народ несет копчености ли, крупы ли –
Ну как тут не поделишься с «укропами»? –

Несет карандаши, тетради в клеточку,
Альбомы, чтобы там, где все взорвали мы,
Смогла нарисовать в альбоме деточка
Цветочек, заслоняющий развалины;

Несет пальтишко, свитерок с оленями,
Ушанку из загашника прадедушки,
Консервы, банки с разными соленьями –
Все в помощь пострадавшему соседушке.

Чтоб видел нашу доброту воочию,
Чтоб знал, что, череп размозжив и съев кого,
Народ всегда готов, помимо прочего,
Пролить над ним слезинку Достоевского.

Чтоб помнил до могилы и до Страшного
Суда – покуда память не устал нести –
Что жутче озверенья братца старшего
Лишь липкий всхлип его сентиментальности.

В мозгу его неугасимо теплится
Наивная, как на заборе рожица,
Уверенность: все слюбится и стерпится –
Важна любовь, а прочее приложится.

03.06.2022 г.

* * *

Все теперь февраль – застывший месяц.
И хотя, придавленный жарой,
Люд потеет, пыль босую месит –
Все февраль – он здесь, он шельму метит.
Дверь закрой. Глаза и рот закрой.

Лето расслоилось: веет ветер,
Плещет солнце, жмурится июль,
Но, покуда день высок и светел,
Все теперь февраль, все тонет в смерти,
В цокоте снежинок, в пляске пуль.

Ходят-бродят големы Магритта,
И выводит на стене рука:
«Все февраль, разбитое корыто –
Дверь закрыта, и глаза закрыты,
И закрыта жизнь на три замка».

Я твое лицо держу в ладонях,
Не осознавая до конца,
Что не так. А это время стонет.
И в лице твоем плывет и тонет
Отраженье моего лица.

Праздники, салют, лосось на блюде,
Танцы и цветы. Но шепчут вновь –
Люди ли? Быть может, и не люди:
«Все теперь февраль – бескрайний, лютый».
Бог есть совесть – совесть! – не любовь.

Он стоит, как столб, как пыльный слепок,
Ничего вотще не говоря.
И трещит, застывшее нелепо
По уши в земле, по пятки в небе,
Злое колесо календаря.

04.07.2022 г.

Баллада о котике

Мой кот национал-предатель –
Я это понял в феврале,
Когда, суров и благодатен,
Стелился снег по всей земле,

Когда закончилась франшиза
Англо-саксонского житья,
И мы пошли на бой с фашизмом
В чужие, но свои края,

Когда под плеск аплодисментов
Мы встроились вождю в эскорт.
Так вот, до этого момента
Он был вполне нормальный кот –

Он жрал, как все, еду из миски,
Как многие, ходил в лоток
И не косил оппортунистски
На запад или на восток,

Как все, сбегал весной на блядки,
Как все, дремал потом полдня.
И ничего в коте, ребятки,
Не беспокоило меня.

Но доигрались супостаты,
И наш народ привстал с колен.
И я спросил тогда кота: «Ты
Почуял ветер перемен?

Ты восхищен народным духом?
Ты понимаешь цели СВО?»
Но кот брезгливо дернул ухом
И не ответил ничего.

А между тем собачка Конни
В пандан людскому куражу
Чуть видит где-нибудь погоны,
Так сразу делает «служу!».

И попугай соседский Попка
Всегда на стороне добра:
Узрит вождя в телекоробке –
И сразу голосит «ура!».

И даже крысы – поглядите! –
В припадке искренней любви
Свои хвосты сгибают в виде
То буквы «Z», то буквы «V».

А что мой кот? А он, скотина,
Чуть речь заходит о святом,
Уходит спать демонстративно,
И с кислой мордою притом.

Наш русский мир – преддверье рая,
Он кровью воинской полит,
А кот на это все взирает,
Как сволочь и космополит –

Мол, я-де не интересуюсь,
Я чище белого пальто!
А мы тут, значит, рукосуи,
Все вместе делаем не то?

У нас в России каждый третий
Готов себя отдать борьбе –
И видно, кто-то из соседей
Сигнализировал в ГБ.

Так вот, оттуда позвонили,
Сказали: «Разговор на час.
Вам как, сейчас удобно или?..»
И я ответил, что сейчас.

Сказали: «Тут нам пишет кто-то
О вас, не смысля ни черта.
Мы вас считаем патриотом –
Вас, но не вашего кота!

Известно нам: вы подобрали
Кота, отчистили с трудом…
Мы не виним вас: вы не знали,
Кого впускаете в свой дом.

Но ведь случилось же зачем-то
Пересечение орбит.
И где? На пощади Шевченко!
О чем нам это говорит?

Не может кот угомониться,
Бежит из дома по весне.
Он мог бы перейти границу?
Теоретически? Вполне!

И вот что осознать вам надо:
С заданьем в наши города
Он мог быть заслан блоком НАТО?
Теоретически? Ну да!

И, заражен идейной дрянью
Одной неназванной страны,
Кот мог бы оказать влиянье
На неокрепшие умы?

Так вот, в те сложные моменты,
Когда кругом одни враги,
Наш долг – отбросив сантименты,
Быть тверже стали, злей пурги.

Назло враждебному накату
Мы сомневаться не должны,
Когда поставлены на карту
Судьба и честь родной страны.

Сигналы к нам летят все чаще,
Мы бдим в неделю по семь дён.
И кот, двусмысленно молчащий,
Не будет нами обойден.

Да, был он сир и неприкаян,
Но показал свое лицо.
Мы ни на что не намекаем –
Решать-то вам в конце концов.

Поверьте: вы не одиноки
В своей наивной слепоте –
Коты бросают тень на многих
Вполне порядочных людей.

Вы все обдумайте толково:
Есть леска, есть железный прут,
Есть клиника на Пирогова,
Есть в графском парке черный пруд…»

Ну что ж, гляди, хвостатый стоик,
Лидокаиновые сны.
Ты оказался недостоин
Величия моей страны.

Ты жил, как все, а сдох хреново.
И, как ведется на Руси,
Я выпью за тебя хмельного,
Но большего и не проси!

Кто ж знал, что ты в душе паскуда?
Благодаря тебе теперь
Котов я заводить не буду:
Кот в русском мире – лишний зверь.

С пятном во лбу, хотя и сер сам,
Не бейся в памяти врата:
Тебя я вытравил из сердца,
Россия мне милей кота!

Ты поселился в ней некстати.
У вас с ней разные пути.
Так спи, национал-предатель,
И если сможешь, то прости.

14—17.07.2022 г.

* * *

Как хорошо, что ты умер так рано, Веня, как хорошо!
Год назад я порвал бы пасть любому, кто это скажет,
А теперь гляжу с любовью в небо, давлю счастливый смешок:
Как хорошо, что ты не дожил, не замазался этой сажей!

Да, я выл когда-то от горя, как волколак на масляную луну,
Голосил, что больше таких не делают – кончилось божье тесто.
Ныне я счастлив, как мальчик, хотя до сих пор не пойму:
Как ты все просек наперед и вовремя выпилился из контекста?

Кто ты был бы сейчас? Дикий мобик с хуем наперевес –
Батальон «Нибелунг», позывной «Наиванакупала»?
Ты уж точно не вовремя вылез бы или не вовремя влез –
И мина, что прочих бы минула, в тебя б однозначно попала.

Или Паша – помнишь Пашу? – он боец ВСУ. И когда
Ты махнешь ему из окопа, захлебнувшись приветливым лаем –
Его сердце потом разорвется от липкого ужаса и стыда –
Он нажмет на курок, потому что
Мариуполь, Одесса, Винница, Буча, Николаев
и несть числа им.

Но самое страшное, Веня, – а я уже готов поверить всему –
Вдруг самолетик твой окажется настолько неизлечимо болен,
Что ты добровольно, без колебаний выберешь мрак и тьму
И встанешь с мечом против света – на сторону артобстрелов, боен,

Ментовской кирзы, блатного прищура, бульдожьей слюны,
Гноящейся, как лицо упыря, тошнотворной фени…
И я падаю Господу в ножки, целую его золотые штаны –
За то, что придумал лимфому, за то, что ты вовремя умер, Веня.

17.07.2022 г.

Отрывки из описания путешествия Леопольда Воробейчика, Дворянина Иерусалимского, Кавалера Ордена Лавки

…выехав за город, встречаем рыцарей, говорящих «ни».
– Ни! – говорят они, освобождают нас от разной фигни:
Мятных конфет, бутербродов, жвачки, мелких монет –
После видят, что ничего у нас больше нет,
И кое-что возвращают, приговаривая:
                   – Не ссы, пацан,
Вырастешь, станешь, как мы, восьмиклассником – будешь сам
Дань собирати. Вглядись в свое будущее, не сморгни –
Все мы тут, в этом мире, рыцари, говорящие «ни».

…едем дальше, встречаем рыцарей, говорящих «эй».
Нравы у них грубей.
          – Эй, – говорят, – ты еврей?
– Нет, – говорим (а сами еврей).
              – Ладно, выкладывай что есть.
Деньги берут, квартиру, машину, совесть и честь,
Мелочь вытряхивают, дают с размаху увесистого пинка,
Нос потом разбивают – ну, чтобы все понял наверняка.
– Сдрисни! Будешь путаться под ногами – выйдет куда хужей.
Мы обходим с тех пор стороной рыцарей, говорящих «эй».

…ближе к ночи встречаем рыцарей, говорящих «ату».
Этих не обойдешь стороной – учуют тебя за версту,
Высверлят глазками, все просекут, и начнется цирк:
Будут подключены печать, прокуратура, полиция, ЦИК,
Влажные доброхоты, писчебумажные бабушки, бочки говна:
– У нас такая страна! Такая весна! Такая вообще не война!
А ты неправильно видишь, слышишь, мыслишь! Давай-ка ту-ту
В свой Израи́ль, а не то в Воркуту! Ату его, падлу, ату!

…все-таки едем дальше – там рыцари, говорящие «зет».
Лучше бы вам не встречаться с ними: деревенский клозет
Чище, чем эти души, замаранные по самое не могу.
Что они там горланят! Что там сулят врагу!..
Мы пролежали в подвале три беспросветных дня,
Гнойное это рыцарство в пять этажей кляня.
Им рукоплещет радио, их славят колонки газет –
Но мы-то все понимаем про рыцарей, говорящих «зет».

…мы не поехали дальше, мы глянули дальше с холма –
Там, впереди, лишь тьма, и рыцарей всяких тьма.
Что они там говорят? Не расслышать наверняка.
Но всюду ошметки мяса, мертвяк оседлывает мертвяка,
Стены сгоревшие, смеющиеся черепа, сплошная зола.
«Божечки, – думаем, – куда ты, тропинка, меня завела?
Господи, яви свой лик, рыцарский род прокляни!»
– Ни! – доносится сверху. – Ни! – и эхом. – Ни! Ни! Ни!

18.07.2022 г.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка