297 Views

Новогоднее

А для кого-то эта ночь будет последней,
а ты стоишь у ёлки и смотришь, как мишура
отражается в шарике,
и слушаешь бредни,
что мы победим:
«Ура!».

Поднимаешь бокал и желаешь здоровья соседям,
рассуждая о том, чтоб Бог с нами, рассудит Бог,
для кого-то эта ночь
станет последней,
а ты говоришь:
«Да здравствует
Новый год».

Пена с шампанского падает на колени,
пена с шампанского вмиг заливает стол.
Слышишь куранты?! А может быть, это пенье,
плач по тем, кто ушел.

Пора бы повесить черные флаги,
черные флаги по городу.
Прилипает к бумаге
и отдает грозным холодом
слово «война».
Тишина.

«Алло!.. Алло!.. Это Москва?
С наступившим две тысячи двадцать третьим!»
«Алло, алло…» — это не те слова.
Фразы сшибает ветер.

Праздник не клеится, сколько его не пей,
это шампанское, сколько не ешь салаты,
где-то за гранями ёлок и площадей
страшно кричат
солдаты.

01.2023

Медкомиссия военкомата

Медкомиссия военкомата.
Утро серое. Синие стены.
А вдоль стен приютились ребята;
нынче — мальчики, завтра — солдаты.
(И натянуто время как нервы.)

У них светлые лица и взгляды;
стоят в чёрных футболках и в белых,
в чьих-то семьях подросшие чада.
Не понять: кто последний, кто — первый?

Кто — причесан, кто — малость лохматый.
Кто — уставился вглубь телефона:
пишет девочке… может быть, брату.
Кто — к стене прислонился покорно

и глядит прямо в синюю стену.
…Кто здесь лживый, а кто — настоящий?
Кто — счастливчик, а кто — будет первым,
в беспросветную даль уходящим?

Ах, куда ты их гонишь, Россия?
И за что ты их гонишь, Россия?
…И красивые, и молодые,
плод нечаянья или любви.
Неужели же это, Россия,
сыновья?
Неужели
твои?

Медсестра… — луч надежды во взгляде:
«Может сладится!.. Вдруг обойдется!..
Их в спокойные земли снарядят,
а не в земли, где кровушка льется!»

И листки раздает, чуть не плача,
и глядит, как толкутся мальчишки;
жизни путь — им неведомой — начат,
не помогут ни игры, ни книжки.

А недавно ещё самокаты
и скейтборды, чуть раньше — качели
этих мальчиков мчали куда-то?..
Для чего же, Господь?.. Неужели?

И не верится: столько в них силы
детской, радостной и непокорной!
А война рассыпает могилы,
мир безбрежным страданием полня.

Этих мальчиков, что ж вы?.. Куда вы?..
Для чего их кормили-растили?..
Не для чьей-то утехи и славы —
для того, чтобы счастливы были!

Провожали их бабушки в школу,
с ними мамы в машинки играли,
приобщали их папы к футболу
и купаться на озеро брали.

Для кого вы?.. За что вы?.. Куда вы?..
Дай им, Боже, не кануть в бою!
Дай им, Боже, не воинской славы —
мирной жизни во славу твою!

04.2022

9 мая 2022

Мой дед не за то воевал,
чтоб русский солдат убивал.
Не за то он шагал до Берлина,
чтоб войны развивалась машина.

И в аду не сумел бы представить,
что по Киеву, Харькову — бомбы,
что победу над Гитлером славя,
в Украину ворвутся потомки
не с цветами, не с радостным криком:
«Победили — мы вместе!.. Мы — братья!» —
с танком «Ту», с истребителем «Мигом»,
сея горе и смерть, и проклятья.

Мой дед не за то воевал,
чтоб русский солдат убивал.
А за то, чтоб с весны в сорок пятом
ни в кого не стреляли солдаты.

05.2022

Москва. Июль 2022

Снова музыка, пьяные лица.
Город в радужном блеске угара.
Ночь субботы… Москва веселится
среди улочек пестрых и старых.

В свете желтом французской кофейни
снова споры, любовные драмы.
Лето — прошлого обыкновенней —
копошится по душным бульварам.

Позабыты военные сводки,
новостей беспокойные ленты.
В парке девушка с ликом лебёдки
в танце вертится… Аплодисменты…

Пир?.. Чума?.. Жизнь, берущая силу!
Как прожить в ней, чтоб сердцем в ней выжить?!
Когда плата за счастье — могилы
тех, кто больше из дома не вышел,

тех, кто где-то стоит с автоматом,
тех, кого откупить не сумели
от присяги, от военкоматов;
этих трупов — недели, недели…

Мир с ума?.. Без сомнения сходит,
превращаясь в кошмар и уродство.
А Психея сегодня не в моде —
в моде то, что кишит, продается.

И стоит Александр Сергеич…
Что сказать?.. Кто бы дал ему слово?!
Он сказал бы!.. И хочется верить,
что о чести и вольности снова.

И стоит разухабившись Гоголь,
улыбаясь спокойно, ехидно.
Всюду пир!.. Он закончится скоро…
А чума?.. Не похоже… не видно…

07.2022

* * *

Когда идут за деньги убивать,
когда готовы ложь плодить с экранов,
кто их растил — какие папа, мама —
кто им помог бесчувственными стать?

Когда приказ важнее, чем душа,
когда к продаже жизнь и честь и совесть,
когда готовы бить, не беспокоясь,
чужую жизнь терзая и круша?

Кто воспитал?.. Какой великий дед?
В какие в детстве церкви их водили?
Как их любили?.. Для чего любили?
Вопросов много — а ответов нет!

08.2022

* * *

О, эта праздная Москва!
О, эти дремные бульвары!
Над старой церковкой — листва
и дом за ней уселся старый.

И двадцать первый мчится век.
Но где он мчит?.. По Ленинградке,
где новый тайминг-человек
живет по планам, по порядку;

а может, где-то по Тверской,
среди витрин гламурных тая?
…Вино и празднество рекой
в тени бульваров процветают.

Там, за чертами трасс и рек,
полотен железнодорожных,
снаряды рвутся, имярек
за имяреком мчат тревожно.

Там смерть и горе… Боль и смерть…
А здесь вся жизнь как будто в сказке:
цветов и взглядов круговерть,
одежды радостные краски,

довольство лиц… довольство поз… —
все рассуждает о прекрасном!
И то, что там потоки слез
и бомбы — вместо летних гроз —
отсюда кажется неясным.

Бульвары!..
Праздная Москва,
ещё бы раз твоим дурманом!..
Печально!.. Ноет голова
и сердце думает о старом!

Но церковка, а в чем она
здесь виновата?.. дом старинный?
Над праздным миром тишина
уселась грозно и картинно.

И мне о ней не позабыть!
…Век двадцать первый,
где ты?.. что ты?
А сердцу хочется любить,
отбросив прежние заботы.

О, эта праздная Москва!
О, эти дремные бульвары!
Карнизы… окна… купола…
оградки… лавочки… листва…
И новый мир — он тот же —
старый!

08.2022

* * *

Тревожно!.. Господи, спаси
идущих в бой, бегущих в поле!
Кто их могилой удостоит?
Кто даст от смерти отвести?

Как перепутаны пути
двух стран… (века и дни бок о бок)!
А Шолохов, Булгаков, Гоголь, —
чья это кровь?.. И как спасти

два корабля, что были слиты;
один — большой… и груз — на дно!
А эти тысячи убитых!
За что им, Господи, дано?

9.2022

* * *

Казалось бы, что надо об ужасном:
идёт война… потери… меркнет свет.
И то, что представлялось в жизни ясным,
теперь такого не было и нет;

уходят люди… рушится эпоха…
болеет мама… В блеске новых дней
осталась теплоты да счастья кроха;
и полон дом непрошенных теней.

А все душа мечтает, что случится
такое чудо, что уже не ждешь:
что снова жизнь прекрасная помчится
сквозь ветер, горы, города и дождь.

Куда спешить?! — Что будет, непонятно!
О чём мечтать?! — Раз лучшие ушли!
Душа мечтает (…что невероятно!)
о лучшем мире — мире всей земли!

10.2022

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка