342 Views

* * *

серебряный вождь сапогами топочет по крыше
на улице ленина праздник последний субботник
смех мумий похож на стрельбу
часовых райских вышек
а наш-то покойник проказник до девок охотник
красивая площадь на башнях за птиц пентаграммы
страны двухголовость в иерусалимских воротах
они не спасут
плачет лошадь минорнуя гамму
её променяли на царство
рейх римский да что ты

* * *

и никто не спасёт
да и некого больше спасать
ведь закончились деньги
а с ними и учителя
только эхо пустот
от пещер не уйти ни на пядь
сгнили все бом-брам-стеньги
за судно не взять и рубля
разведём же костёр
от единственной спички
нам не привыкать
пусть последний пещерный медведь
кружит вертелом проткнут
был хитёр мы хитрей
по привычке съест печень наследник
и ляжет в кровать
нам трезветь а ему уходить
хоть не в луже на ложе почётно

* * *

ни гнев ни торг ни отрицание
да и принять абсурд нельзя
ну а депрессия друзья была отброшена заранее
и вот стоим и смотрим молча
на смерч идущий с океана
про смерть жан-жак руссо туманно сказал
возврат к природе в корчах

* * *

вспышка входа в сгущение атмосферы
жизнь секундами в падающем челноке
мир устал от ростков моих в солончаке
от любви надежды рассудка и веры
всё равно лес поднимется он такой
эта хрупкость бессмертия непобедима
когда время последней придёт пантомиме
подытожу вечность одной строкой

* * *

засолка душ в ольховых бочках
отнерестились стаи аистов
ястык телесный что отсрочка
закускою на божьих раутах
и после выдержки годичной
по банкам райский комсомол
за личностью фасует личность
людской надёжный малосол

* * *

налбандян церетели вучетич
лепят зомби из дряни эпохи
чересчур эти чучела плохи
наше всё александр сергеич
даже он согласится пожалуй
с ненавистными клеветниками
что не вынесет даже и камень
издевательства пошлой державы

* * *

икар упал а мы остались на краю
давно освоенного куклами обрыва
гляжу на дно и про экскалибур пою
рука над озером мне машет шаловливо
и шепчет в трептов-парке бутафорский меч
он выкован из свастики и силы в нём нет
есть зло
планету не сберечь
пока рим третий не пробит навылет

* * *

нет охотников в этой игре
все мы дичь для богов
с вертолётов бьют
кострами нам не обогреть мир
свет выдаст
нас в землю вколотят зажигательными
фосфор жжёт до души
осыпается пепел наших тел
околёсиц пашот
вместе с силосом великолепен

* * *

нежность засыпающего лета
осени дыхание чейн-стоксово
льдистые прохладны силуэты
ожидают снега
парадокс тревог местных зим
буреют листья дуба
тих куплет весенний в царстве ночи
из пещеры тигра саблезубый
кристоферу на плечи наскочит

* * *

проживание роли за ролью
заплетать заставляет слова
потакание боли за болью
благодатью казалось сперва к нищим духом
тем самым блаженством
что сын божий с горы обещал
и теперь никуда мне не деться
кровь не смоешь с подбоя плаща

* * *

народ колышется на площади
не понимая смысла воздуха
несёт вождя кобыла тощая
подельников он выпил досуха
да не вампир а узость образа
что с образов в кремле осыпалась
спирт троица разделит попросту
не мучаясь проблемой выбора

* * *

как грязно в глину брошен разум
да не кембрийскую а красных площадей
и мавзолей ехидно наблюдает
как трясина засасывает чавкая
последние останки соображения у населения
через вершинку
останкинской фальшивой телебашни

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка