319 Views

Бог и дьявол

…это лопается божье терпение…

Дмитрий Быков

Бога ищи в темноте,
на ощупь, найдёшь очаг.
Отсветом на холсте —
пламя в его очах.

Дьявол всегда на виду,
кроется в мелочах —
в складках,
в остатках сладких,
путанице, суете.

Бог суеты не терпит,
в природе — нет пустоты,
инородное тело
пустит из тесноты.
Белые пятна на карте
вытеснят чьи-то черты.

Боже, сокрытый в кромешной,
всепоглощающей тьме,
шепни рабе своей грешной,
что у тебя на уме?

Божье долготерпение,
есть ли тебе предел?
Разуму — точка кипения,
Пункт невозврата — воде?

Или сменил на милость
ты свой бессильный гнев?
стонет земля, истомилась,
дьявол пляшет в огне!

Ты проявись не сиянием,
радугой, звёздным лучом,
карой и покаянием,
чудом, разящим мечом.

Печкой в окопах явись нам,
раз уж покоя лишил,
нашим батькАм и сынам —
теплом для сугреву души.

Может, благословишь их
щедрым домашним борщом.
Верой, что враг не прощён.
Боже, чего нам ещё?..

Гора Свержения

Вершины идут покорять неспроста,
Тот, кто на пике – царь.
Станет короной ему гора,
Весь мир ему пьедестал.

Тот, кто на пике – властитель умов,
За ним повернёт народ,
Куда он направит стопы свои.
Он речи произнесёт,

И передадут их из уст в уста,
В них каждое слово — мёд.
И всех поразит его чистота,
И всякий в них правду найдёт.

Бывает , история вознесёт
Правителя судеб на миг
На гребень волны, на вершину, на пик,
В стремнину, на тонкий лёд,

На минное поле, на шаткий канат
Над пропастью, на вулкан,
При этом отрежет дорогу назад,
Кольцом вдруг сожмётся капкан.

И на перепутье окажется тот,
Кто шёл только вверх и вперёд.
А если помедлит, свободно вздохнёт,
Низвергнет его народ.

Ось зла

В школе учат, что мир наш
Вращается на оси.
И что точка опоры
Есть пункт приложения сил.

И сказал философ «мир стоит по горло во зле».
А ещё нам известно,
Что жизнь висит на игле.

И из суммы знаний,
Сокращающей опыты дней,
Строит логика здание,
Проследим же за ней.

И поскольку вся логика в наши-то времена
Перевёрнута,
Стала картина ясна:

Ось земная – игла нефтяная, она же – ось зла.
Она крутит планету, подобие вертелА.

Полагая, что суша подвешена на воде,
Допускаем – любовь замешана на вражде.

От неё рождаются дети, растут, умножают зло.
Зло пронзает всё более тонкой иглой.

А ступени познания –
Скользкая лестница в ад.
Что ни точка опоры – мина или снаряд.
А яйцо кащеево в том ларце,
Где та кнопка красная на торце.

Сгинет зло в одночасье
Со злосчастной иглой.
Апокалипсис землю застелит мглой.

А прозрение – в самый предсмертный миг…
Есть ли вывод иной из учёных книг?

Может, разум людской не настолько подвластен злу?
Просвещение злую развеет мглу.

Ведь не зря говорят, что ученье – свет,
И что скорости света превыше нет.

И что свет проникает
Даже в устье иглы.
И что ось – это луч, а лучи светлы и теплы.

Империя Зла

В 1988 году Рональд Рейган посетил Москву по приглашению Михаила Горбачёва, в Кремле он сказал «Я больше не считаю эту страну Империей Зла, я имел в виду другие времена».

И что тебе стоило, Рональд сказать:
«Нет, я в Империи Зла!»
Глядишь, не пошла бы история вспять,
Она бы иначе пошла!

Никто б не ошибся,
И в точке любой,
Во всякие времена,
И даже под самой Кремлёвской стеной,
Сказавши: нет, это ОНА!
Вся юдоль земная – Империя Зла,
Напрасен Мессии приход.
Скажи это Рональд,
И каждый поймёт,
А тот, кто оспорит – соврёт.

Но Рональд просватан,
Стоит под венцом
Напару с Орлицей с двуглавым лицом,
Невестой когтиста, горлата.

И «нет» в его горле орлином
Застряло теперь навсегда, сменившись на жалкое «да»,
И были верны и едины
Орлы, и ни в чём не повинны.

Недуг нашего времени

Что за тягостный недуг,
Где очаг недомогания?
В теле провожу дознание,
Чтоб избавиться от мук.

Но задача непосильна,
Поиск точки болевой, —
У меня болит Россия,
Воспалённый нерв живой.

В подсознанье, запасной,
В потаённый мозг спинной,
Оголённый и земной.

Безнадёжно и надсадно,
Чует, дело тут неладно,
Чует, растревожен рой.

Был, казалось, панцирь прочен,
Нерв, казалось, обесточен,
Зов утробный заглушен,
И подвижности лишён.

Оболванен, одурманен,
Он погряз в самообмане,
А поди ж ты! Вышел срок
Или попросту превышен,
Сломан болевой порог.

Ноет он фантомной болью
Искалечен и убит,
Он орёт охрипшим горлом
Матерей-сирот навзрыд.

Разве мало горя в мире,
Что на самой глубине
От стыда и от бессилья
Так Россия жжёт во мне?

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка