398 Views

* * *

поздним ящером вышли мы с таримскою девой
прочь от стойбищ касогов тяжелеющих к лету
от нечаянной жизни чуть прикрывшись ладонью
чуть замедлив дыханье под тенью желтушной

я чужие созвездья различал неохотно
вот орёл безобразный вот и варварский заяц
ну скажи мне где бомбы где свистящие стрелы
что навеки погасят это жёлтое вымя

и сказала мне дева вот придёт новый ящер
смерть смахнёт как солонку со стола не заметив
смертный путь сокрушит преднебесным туменом
табуном дорассветным смертных в рощи погонит

его зубы белее молока кобылицы
трепет крыльев его отзывается в горле
коготь ужаса нижет он мне в сердце сухое
воробьиное сердце развыкшее телу

подневольные реки теките напрасно
не стелите постели злообразные жёны
будет встреча и страшно вынут душу навстречу
грозно вскроется купол над плоской землёй

* * *

задумали народы сёстры
огромный и пустой вокзал
откуда в купол чёрно-пёстрый
луч мёда как вьюрок сновал

здесь расходились понемногу
струи беспомощной земли
и человек свободным садом
казался сам себе вдали

и птица с птицею прощаясь
летела богу вопреки
то цифрой семь то цифрой ворон
на спящий в небе материк

а человек в созвучном горе
как будто он теперь один
заучит бесконечный номер
но никогда не позвонит

* * *

пускай научат пионеров дна
тому что истина как червь одна
и одинако сеется над ними
горящими могильными камнями

пускай у них дрожат ухмылки рта
когда они решив что жизнь мертва
рассядутся протяжными нулями
и примутся толпою за слова

тогда олень и крот бегите прочь
и всякий человек возьми свой ключ
и отпирай загнивье под ногами
с бесчисленными ворогами

тогда разверзнет истина луну
и каждого из нас пустив ко дну
играючи направит лунный луч
как некий бич бичующий сквозь туч

* * *

весна красуется на лицах безумных женщин
яд освещенья со всех сторон
отъедает у плоти места́ для неспешной

катастрофы с разбитыми вопреки
предсказаниям сотами обездвиженных пчёл
на расстоянии вытянутой руки

боги в воздушной коме своей конечно
спят и видят как бы случиться наоборот
чтобы летать валунами при всём народе

хорошо бы в девяносто девятый год
отправить сиротку с посланием ночь проходит
но за ней ничего не идёт

* * *

нам снящаяся неземля
крошится костью под ногами
и на рассеянных домах
как птичьи гнёзда сохнет пламя

нам надо к утрему успеть
поджечь квартал покуда спит он
в диванной копоти своей
растёт невидимое древо

мой друг обвешанный огнём
как галеон рубил им корни
а за шипящим тростником
вставали сорные породы

и каждый камень был оброк
неназванному расставанью
когда последний шаткий дым
с руки обугленной кормили

из холода срезали медь
сырую тварь огнём стращали
и говорили о чуме
с чумными крысами в подвале

* * *

прозрачных пуль в полвоздуха висело
стекло но тот кто вышел вон
его дотла разобранное тело
развёрнуто на шесть сторон

его мясная лилия хлопочет
о каждодневном сне труда
как будто между дёсен-червоточин
шипит игристая вода

и камень стук соседний в половине
дрожит на пальцах вещества
соединяясь на воздушной глине
в неизмеримые слова

его убрать и ничего не станет
на твёрдой улице народ
сожмётся в безобразный братский танец
чтоб навсегда забыть как тот

кто выйдя умереть и измениться
придумал выстрел за спиной
и видел как к орлу подсела львица
и оба сделались землёй

* * *

союзный флот уходит в море зла
полощутся низки и тощи флаги
на берегу прозрачные тела
посмертной преисполнены отваги

в огромной рыбе выключили свет
дрянь опрозрачнев бьётся в жирной луже
с ментами замороженными вслед
тунцам ещё не поданным на ужин

тугим пятном среди оконных чтиц
летает страх с руками человека
от негорящих водяных страниц
промозглое пересекая эхо

и кистенями трогают окрест
живую смесь хрущёвок и морены
когда они с блесной наперевес
вплывают в ускользающие стены

* * *

вот наша лилия почти уснула
но шаг её нетвёрдых пальцев слышен
как траурный родник в бесхозном стуке
парковых лип отёкших на отшибе

пилот во сне рассохшихся растений
теряет землю в штопоре ручном
пусть от него ни слуха ни известий
шатающейся тушей выйдут в ночь

ты помнишь имя забываешь имя
года как воск на шестилистных пальцах
ложатся к спящим лилии больные
безвестной смерти в воздухе пыльцою

* * *

так вас не помилует
боже никогда
он с огромной силою
внушил звезда́м

что теперь негоже вам
знать свой бедный путь
так всего хорошего
вам по чуть-чуть

музыки и ужаса
смертныя тоски
голова закружится
взвенят виски

как вернутся гробные
из земли назад
сдобные съедобные
у них глаза

* * *

и сегодня прелестный козлёнок
в час могучей и древней звезды
ты напрасно боишься спросонок
что сомкнутся высокие льды

над твоей головой кучерявой
будет вечно сиять полынья
ты увенчан как некой оправой
тонким шёпотом небытия

вот лоза наклонилась присниться
к твоим медленно-верным рогам
это долгая чёрная птица
пролилась по небесным углам

исполинское тело земное
задрожало в холодных руках
это всё ни о чём всё пустое
о тебе размышляющий прах

но сегодня и ночь как солонка
над слоями послушной земли
чтобы в сердце пустого ребёнка
бесконечные числа вошли

и я вижу тебе в укрепленье
океан их бросает волну
на заброшенный смертью и временем
берег мира у бога в плену

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка