310 Views

К 224 годам Пушкина

От всего большого сердца
Наше чудо-государство
Забесплатно подарило
Государству Эритрея
Исключительное право
Нашим Пушкиным владеть!
Будет так теперь считаться,
Что родился его предок,
От которого он ловко
Взял да и произошел.
Не в Коломне, не в Китае,
Не в Уганде — КарагАнде,
А среди высоких пальм
Эритрейского раздолья
Всем он сделался для них.
И теперь всё населенье
Помнит чудное мгновенье,
В час досуга заполняет
Берега пустынных волн.
Медных всадников боится,
К дяде хворому стремится.
А которые считают,
Что российская культура
Не должна существовать,
Пусть возьмут да и приедут
К эритрейским пушкинистам-
К носорогам, бегемотам,
Крокодилам, анакондам,
И в учёный вступят спор.
С ними будут страстно спорить
дикобразы, обезьяны,
Черепахи , леопарды…
И зелёный попугай!

5 июня 23

Хроника

Пройдёмте, гражданин. И гражданин проходит.
Его ,слегка подталкивая ,вводят.
У них накурено. И в клетке идиот.
У них на стенке тусклая личина
Безусого и бледного мужчины.
Сидящий по клавиатуре бьёт

Отличного компьютера. «Скажите,
За что вы, меня, собственно…” “Ложите
Всё из карманов ваших на поднос.
И телефон. Откройте авторучку,
Никто не тронет эту вашу кучку.»
“Простите, у меня вопрос…».

«Вопросы задаём здесь только мы.
Давно освободились из тюрьмы?”
«Да я ни в жизни!» . «А кричать не надо.
Здесь вам не это. Не спортивный комплекс.
Да станьте прямо! Подберите сопли!
Ты где, ОгуренкОв ,прищучил гада?»

“Да рядом здесь. К девчонке приставал.
И за пальто держал, и сникерс ей совал».
“Ну эти сникерсы, Огуренков, мы знаем.
И сникерсы известны нам и марсы,
И все эти нюансы-реверансы,
История-то, в общем, рядовая”.

«Да это моя внучка Валентина.
Мы просто вышли… Мы из магазина…
Ей сникерс нравится!” . “Смотри-ка, приучил.
У них это у всех. Ага — мужик с получки
хотел подарок сделать внучке…
Ты не засёк? Он под пальто дрочил?»

“Вы что — с ума! Что — посреди Волхонки?”
«Уже теплей. У них девчонки
Заводятся куда-то, а потом..”
“Отдайте телефон я позвоню!»
«Сейчас. И видишь, вроде не коню —
Задроту, а соляночки с котом

Охота тоже. Будем признаваться?
Пишите. Всё элементарно, Ватсон.
Гуманный суд вам скинет года два…»
Потом пошла рутинная работа,
Потом стошнило в клетке идиота,
Потом всё отняли у гражданина,
Потом пришла дежурная машина.
И дверь всё открывалась-закрывалась,
А за окном была, жила, смеялась,
Цветущая счастливая Москва.

6 июня 23

* * *

Вместе со своей Наташей,
Вместе со своей Ариной,
Вместе со своим лепажем,
Баками и пелериной,
Вместе со своим лицеем,
Вместе с Болдино- Тригорским,
Вместе с ямбом и хореем,
Вяземским и Виельгорским —
Пушкин наше ничего.
Дух наш вольный не разбужен,
Никому он нам не нужен,
Не читаем мы его.
Ни калмыкам, ни зулусам
Беларусам и тунгусам,
Никому да никому.
Нас два века приучали,
И указками стучали
По незрелому уму.
Вот мы и договорились,
Собрались и притворились
Дескать — вот он! Дескать — Пушкин!
Вот с пером, а вот в гробу.
До свиданья, милый Пушкин,
Это правда, милый Пушкин,
Отцветают завитушки
На твоём высоком лбу.

6 июня 23

Портрет героя

Он подходил бочком, бочком,
Он унижался.
И огоньком, и табачком
Oн одолжался.

Он жил, как будто дурачком,
Углы не метил.
Томатным запивал сочком
Свой винегретик.

Его зачислил военком
Куда не важно.
И вовсе позабыл о нём,
Как и о каждом.

А он дорвался до войны,
Как до тарелки.
И чёрным светом зажжены
Его гляделки.

Ему неважно ничего
И не зарплата,
А то что смерть в руках его
Из автомата.

Шнурки он завязать не мог,
Всё еле-еле.
А тут он стался царь и бог
В убойном деле.

Кому война…. Ему война!
Вошла в печёнку.
Он даже женщину узнал,
Верней девчонку.

Он стал в почёте и в чести,
И орден светит.
Он за хабарик отомстил
И винегретик.

В атаку он идёт, герой,
Идёт, не гнётся.
Он в городок несчастный свой
Ещё вернется.

7 июня 23

* * *

Расставив во имя великих идей,
Сравнимых с небесной любовью
Послушных живых и не очень людей
Несчитанное поголовье

Пора уже взяться за тихих коров,
За пёстрое их покоровье,
И наших совсем обнаглевших котов
Чуток сократить покотовье.

Мы с каждой управимся тварью земнойl,
Мы Шариков всюду назначим,
Чтоб меньше шныряло под нашей Луной
Доставшее всех пособачье.

За Ноем приехали. Ломится срок.
За что — не придумали сами.
И праведный смотрит на гору досок
И крупными плачет слезами.

8 июня 23 года

* * *

«Вот здесь всё это”. Жест ребром ладони
По горлу.
“Это гоэлро.
Пожары, взрывы, люди, кони,
Властей бесстыдное мурло.
И неосознаваемая подлость,
И подлость возведённая в закон.
И то, что огород не полот,
И новый Мавзолей не возведён.
И свой своя от злобы не познаша,
И тараканы шьют мышам мундир,
И всероссийская параша,
Жерлом глядящая на обалдевший мир.
И лавры для убийц в законе,
И книжные базары на крови,
И в космосы полёт на ржавом дроне,
И бросил бы, да спЕрва оторви.
И на трёхлетке ладная пилотка,
И выбор — от чего не умереть?
И белена подсыпанная в водку…”
И зеркало пора бы протереть.

9 июня 23

* * *

Всё жена моя печалится,
Кареглазая моя.

— Что ты трогаешь начальников
За середку и края?
Уведут тебя носатого
На безрадостный режим.
Демократии глашатая,
Разрушителя машин,
Дурака гологолового
Крикуна, твою едрить.
И кому тогда перловую
Кашу утром мне варить?

Эти сетованья жёнины
Пропускаю мимо ух.

⁃ Ты вари мне лучше пшённую,
От неё бодрее дух;
На воде водопроводныя,
Прометеевом огне,
А слова мои свободные
Укрепляют имидж мне.
Чувствую иное время я
Скоро будет там и тут,
И мне денежную премию
За слова мои дадут.
Буду получать открытки я
От подружек и друзей.
И билет вручат со скидкою
В Исторический музей.

Умолкает кареглазая
От подобных новостей,
И к плите подходит газовой
Из сургутских областей.
Над некошеной поляною
Феб играет золотой,
Варит милая овсяную,
C умной совладав плитой.
В инициативы мирные
Веры в ней едва-едва.
Слёзы катятся сапфирные
В голубые рукава.

11 июня 23

Ко дню независимости

С каждым днём всё сильней
Знать хочу, что от вас независим,
Дорогой Елисей,
Уважаемый Пров и Онисим.

Что меня Пересвет
Не задавит гвардейскою тушей,
Не застрелит Ахмет,
И налогом Кузьма не задушит.

Независимым быть
Я хочу от судьи Елистрата,
И в говнище не плыть,
Слитом с Фомкиного комбината.

Независимости
Я от Тита хочу блудодея.
Не хочу — чтоб в чести
Было имя ворюги Авдея,
Чтобы внук мой служил
Под началом сынка Кожугета.

Я всю жизнь положил,
Всю гремучую силу поэта,
Чтобы честно взглянуть
Синим утром в открытые выси
И орать во всю грудь:
Независим я! Я независим!

11 июня 20

* * *

Положи пред собою израненную карту Украины.
Ласково разгладь, словно ткань вышиванки.
Городов и сёл паутина.
Сюда падали ракеты, здесь ночевали танки.

Контурные пятна крови подсохли.
Веди палец медленно и осторожно
Ты чужой этому сломанному подсолнуху,
Разбитому шляху, опалённой коже.

Почти полтора года и день и ночь,
Ты искал слова, ты пестовал строчки.
Ты ничему не сумел помочь.
Ни этой, жинке, ни этой дочке.
Ни отцу, ни колодцу, ни бойцу.
Ни ты.Ни эта с Берлина, ни тот из Торонто.
Приложи ладони к лицу.
Верь, что война идёт к концу.
Молчи. Жди известий с дальнего фронта.
14 июня 23

* * *

Что делать? Не во всякой черепушке
Совьёт гнездо кудрявый птица Пушкин.

Увы, из-за морей и океанов
Виднее суть твоих и планов, и карманов.

Как быть, коль на твои налоги
Льют пушки и ракеты бандерлоги?

Как оправдаться, если cреди строк
Не тот поставил ты предлог.

Как смеешь ты своим нечистым рылом
Назвать прилюдно гамадрила гамадрилом?

И прочее, и прочее, и прочее.
Меж тем и душу рвёт и выедает очи —

Огромное количество смертей
Огромного количества детей.

17 июня 23

* * *

Прочитал в Новостях , что сам эмигрировал в Эритрею.
Хотя раньше собирался в Габон.
А чего плохого? солнышко греет.
Море под боком. Домашний слон.
Уже подобрали жену эритрейку.
Через тридцать лет умрёт во сне.

Так и знал — оказалось фейком.
Вот кому это надо, скажите мне?

17 июня 23

* * *

«Спасибо тебе — говорит мне жена,-
Что нет в твоих виршах полночных ужасного слова «война”.
Что ты не писал о горящих домах,
О людях кровавых , сошедших с ума,
О спущенной с цепи зверюге-воде,
О белых костях, о полынной звезде,
Об узниках и беспредельных судах,
О стёртых с земли голубых городах,
О ворах ,ведущих народ к полынье,
О жрущей убитое тело свинье….
Всё ясно и так.Никого не тревожь
Не множь наше горе словами, не множь.
Всё это , обычно, плохие стихи.
Как ярки пионы, как розы тихи.
Как разно- зелёным природа полна.
Спасибо тебе”. Говорит мне жена.

19 июня 23

* * *

Я мог бы быть комиссаром
И вел бы поэта к забору
Или поэтом
Глядящим открыто в глаза комиссару
Но не этим тишайшим глядящим из-за забора
В расчёте на снять сапоги
19 июня 23

* * *

Ты свободен, ты свободна, вы свободны.
Я илот, я крепостной, я подневольник.
Я в жестяный заключён многоугольник.
Вы в седло и в тот же миг — куда угодно.

Вы, что вздумается, то и говорите,
Я с оглядкой, перебежками, в ладошку.
Я декабрьской проползаю мандавошкой
Вы июльскими стрекозами парите.

Вы цитируете Канта или Манна
И хрустите монпарнасским круассаном.
Я в своём подъезде ссаном-перессаном
В лучшем случае с сорокинским романом.

Вот вы пишете мне, мягко упрекая:
Херовато как-то я борюсь с режимом,
Вам-то ведом метод неопровержимый,
Вы б смогли, да вот дорога дорогая.

Я смотрю сквозь романтическую дымку,
Я не знаю ностальгическую ломку.
Я лежу на своей драной оттоманке,
Обнимаю свою старую знакомку,
Я такой, как описали в анонимке,
Что вполглаза прочитают на Лубянке.

20 июня 23

* * *

Ни жалости, ни радости, ни бога,
Ни книги, ни победы, ни любви.
Плывём во тьму, как дикая пирога
С несчастными и дикими людьми.

И лишь из прошлого остатки света,
Кино полумифических годов,
Где «Выход к университету”
И юноша Никита Михалков.

20 июня 23

* * *

Дни словно дождь бесконечный сеются,
Цинк, свинец, железо — война.
Единственным кажутся спасением
Русские женские имена.

Уже ни кричать, ни шептать — доколе?
Не биться о стену лбами.
А только — Наташа, Татьяна, Оля —
Глазами, руками, губами.

Сухие реки, леса безлиственные,
Твёрдая гладь океана.
Осталось влажное, живое, единственное —
Надежда, Мария, Анна.

21 июня 23

* * *

Я лучше себя чувствую, мой ангел.
Иди спокойно к блюдечку нектара.
Настрой свою беззвучную гитару,
Играй своё вахтанговское танго.

Под знаменем Булата Окуджавы,
Под выменем Капитолийской самки,
Я выхожу из дома прямо в дамки
Для доблести, для подвигов, для славы.

Я получил хорошую отметку,
Я рядышком с тобой на правом фланге.
Я не нуждаюсь в помощи, мой ангел,
Я сам сумею встать на табуретку.

23 5 23

* * *

Чуть стыдно, что мы малость повелись,
Когда орда — наёмные убийцы
По воле их нанявшего убийцы
Чуть не сыграли в вени, види, вици,
И маршем победительным прошлись.
Что в тучах мы увидели просвет,
Когда украл дубинку вор у вора,
Какие вдруг открылись нам просторы,
Какие зазвучали разговоры!

Как быстро получили мы ответ.

Да нет. Не стыдно. Всё у нас, как ране,
В послушную вернулось колею.
Бараны, мы и сбились в гурт бараний,
Всё в жизни так, как на телеэкране,
В Евангелии, в «Маугли», в Коране.
Тепло. Светло. Болотисто. Июнь.

26 июня 23

* * *

Гомер ни за кого. Великие стихи
И тех и этих славят доблестных героев;
Поэту всё равно ГектOp или Ахилл
К Харону в челн кого -нибудь пристроят.

Ахейский меч или троянский щит,
Что от чего сломается и хрустнет?
Гекзаметр не гнётся, не скрипит
И лишний слог в строку он не допустит.

Гомер внимателен и безоружен,
Незримо меж воюющих скользя.
Ни тем и ни другим, ни лучше и ни хуже.
Нам так нельзя.

28июня 23

* * *

Хлебникова убить не успели.
Сам по себе ушёл. Не простился.
В небесной , небось, купели
Заново покрестился.
Ходит, небось, кочетком кричит,
Досыта ест, смеётся.
И строчка эта дивная торчит:
«О, рассмейтесь, смехачи,
О, засмейтесь, смехачи».
Да нам больше ничего не остаётся.

29 июня 23

Вадим Семёнович Жук — советский и российский актёр, сценарист, поэт, теле- и радиоведущий. родился в 1947 году в Ленинграде. Снимался в фильмах Александра Сокурова, Игоря Масленникова, Владимира Хотиненко, Антона Барщевского и других. Был автором и ведущим на Радио России, РТР, ТК «Культура», где сотрудничал с Михаилом Жванецким, Игорем Иртеньевым, Сергеем Плотовым, Екатериной Михайловой и др. Автор и соавтор сценариев анимационных фильмов «Собачья дверца», «Сказка про Волка», «Лис», «Ваня и Леший» и ряда других. Написал ряд песен к анимационным фильмам «Маша и Медведь», «КОАПП 20 лет спустя», «Солдатская песня» и пр. Выпустил сборники лирики «Стихи на даче» (изд. «Зебра-Е»), «Жаль — птица» (изд. «Время»), «Ты» (изд. «Век информации»). Сборника драмы и драматических стилизаций «След в след» (изд. «Время») Сборника стихов «Угол Невского и Крещатика» совместно с Татьяной Вольтской (изд. «Радуга»). Живёт в Москве.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00