154 Views

Начало

прилетели черти с другой галактики
сказали здрасте:
мы вас спасать будем
всех и каждого типа
ведь
своих не бросаем
своих не забудем
не забываем никогда
это правильно
мы такое любим
особенно
если наверняка

ну и там дальше
пошло-поехало
сначала ненатуралов спасать стали
мы против не были –
они нас достали
потом артистов
популярных и даже не популярных
потом инженеры пошли
которые
с китайцами общались
ну
как мы поняли
вот и дообщались
потом журналистов спасали

дальше получилось, как всегда врачи
но тут не в том дело
что кого-то не долечили
а потому, что их ищи-свищи
по всему белому свету
с фонариками
с факелами
генная инженерия короче
или внесения в ДНК среди ночи
или
вообще не понятно что –
биолаборатории какие-то –
опять же коронавирус
да мало ли всякой заразы

потом адвокатов спасали
этих ловили на живца
брали по несколько штук
прямо при выполнении
в общем
ждём развязки, конца
следственные действия должны
привести к чему-нибудь
к двоеточию, например
а там и вывод напишут —
кто друг дорогой
кто
трава-подорожник

да!
а ещё сказали
что поэтов спасать не будут
что поэты сами друг друга сожрут

* * *

может не нужно
но очень хочется признаться
что никогда не знал
что такое «почти голый»
almost naked

я всегда almost naked
когда говорю
как только открываю рот
это беда
ничего нельзя сделать

и если я прячу если
мне есть что скрывать
то это только то что
вы узнаете после моей смерти
скоро или когда-нибудь

я пишу – almost naked
я говорю – almost naked
я дышу – almost naked

дважды
были фотосессии
где я был не almost naked

но это тело

оно обычно молчит

* * *

дружище, ты имей штаны,
чтоб там смог умещаться меч
для безопасности страны,
а так же смерч, и смог, и мерч.

пусть мерчендайзер сатаны
умеет многого такого,
что смертные и не должны
и догадаться, по-любому.

наш выход будет опосля,
когда на кладбище воскреснут
в последних числах октября,
презренной прозой не окрепнув,

но благодарны голосам —
животные, что взяв гранатомёт,
и униформу обоссав,
пошли уничтожать народ.

(что, слишком сложно сформулировал?
ну, что же делать, такова
и жизнь, и смерть. и фантазировать
здесь можно лишь едва-едва)

мы тихо выйдем из квартиры
(мы там на кухне где-то были)
и встанем как мишени в тире,
чтоб нас навеки не забыли.

и нас, конечно, не забудут.
и нам, конечно, не простят,
что мы целуем как Иуды
и фаршируем поросят.

* * *

инвалиды бой устроили
по заветам перестройки
кто без ног тот бил руками
кирпичами утюгами

у кого был позвоночник сломан
те с таким себе уклоном
те подножку уважают
и лежат – не понимают:
кто-то рядышком упал
ну так он и не вставал

инвалиды ветераны
все зализывают раны –
будто этот куннилингус
подтверждает инвалидность
а вопросы прилетают
в общем воздухе не тают
для чего и нахуя?
у тебя была семья
у тебя был даже бизнес
а теперь тебя под плинтус
похоронят
и за что?

ради дедушки Пихто
что с корявым жезлом ходит
меж чурёмух и смородин
между тополей и сосен
никогда не хуесосен

он один один такой он
дорогущий как биткоин
непоколебим настроен
всем безмерно беспокоен
распростёр на разны страны
свои эти как их – длани
будто бы такой он краб
на галерах среди жаб

жабы квакают смеются
потому что Заратустра
где-то трёт и трёт фитиль
и его автомобиль
на морозе минус сорок
отогреется и скоро
к нам приедет и тогда
(нет не будет здесь пизда)
всех нас ядерный накроет
гриб
и мы из новостроек
из вторичного жилья
полетим где нихуя

вот такие пироги
вот такие сапоги

* * *

кирпичи
сердца моего
рассыпались не мгновенно

* * *

камнями
моего сердца
можно закидать врага
если занять глухую оборону

огнём
глаз моих
можно выжечь страну
когда все жители спят

туловищем моим
когда его похоронят
можно кормить червей
если они захотят

* * *

Кто-то же наверняка писал уже, что от ямба
до ямы путь обычно бывает короткий,
но не всегда совсем безнадёжным хотя бы,
что иногда можно увидеть по рекогносцировке,
когда, оглядывая окрестности, узнаются места,
где проходила череда событий, или
не было ни черта,
или что-то напоминало грунтование холста,
на котором
никто и никогда
не нарисует,
не напишет
прямых линий.

* * *

я ключик золотой искал
как Буратино
я видел солнце между скал
и пантомиму

что разыграли для меня
лучи на склонах
там где я был теперь война
и всех хоронят

пускай мне выколят глаза
и вырвут ноздри
я верю что придёт заря
и вынут гвозди

пусть в темноте на ощупь шли
шептали хором
теперь за то награждены
одним позором

убийцы были прощены
сквозь кровь и слёзы
и напрочь соединены
в великой пользе

король не гол и царь не свят
но неприступен
творит преступный свой отряд
жесток распутен

когда-нибудь и он умрёт
сгниёт в могиле
сегодня лишь гранатомёт
слегка всесилен

я знаю где-то есть очаг
и дверца малая
и к сердцу сделать только шаг
осталось падая

творится много на земле
такого всякого
но всё окажется в золе
до декабря ещё

* * *

похороны сегодня –
праздник
почти такой же как свадьба

мы размножаемся тайно
где-то
внутри земли-матери
даже в шаббат

мы –
уже навсегда партизаны
мы уже как бы
те
кто никогда
ни за что
не вернётся
назад

* * *

русский бог святой и страшный
принесёт нам гроб бумажный
на нём чёрная печать
а внутри него печаль
о далёких странах странных
о морях и океанах
где плывут большие звери
как большие корабли
где вдали открыты двери
новой радостной земли

многоликий бог пещерный
обладатель силы скверной
вот ему поднимут веки
и умолкнут человеки
и подымут вверх стаканы
заводные истуканы
за помин всего живого
среди праздной шелухи
богу русскому слепому
посвятят свои стихи

* * *

скольких закопали, а скольких сожгли
и не выкопать, не слепить из пепла
заново
не сложить песню —
расползлись слова как ужи
перевал запутает
лес обманет
звёзды онелепят

тормози на склоне или не тормози
вниз съезжаешь – не летишь в небо
даже если кажется:
по чуть-чуть
понемногу сквозь этажи
жизнь пробирается
прокладывает дорогу
всё опять нелепое
тяжёлое –
отпусти

отпусти навсегда, отпусти как отпускают рабов
не растраченный дух, не законченный подвиг
в споре с истиной
обретаешь любовь
до оторопи
до обморока восхищаясь кровью
всех товарищей по несчастью
всех по пути домой
где твой дом?
в стороне от боли

разотри в ладонях папоротник, разотри подорожник
растворись в дожде, в водопаде осеннем
ты – прохожий во времени
на одежде, на плаще твоём
каплями
написаны имена ушедших
не вернуть которых больше
не закалить огнём

* * *

смотри вон там летит душа
прозрачным воздухом дыша
а снизу надвое разъят
лежит какой-нибудь солдат

смотри вверху летит мечта
что отрываясь от креста
на третий день вернёшься в плоть
и поворотишь время вспять

* * *

Идёт война – через редут
переползает чей-то труп,
глядит в подзорную трубу
и взрыв наводит на избу.
Изба на воздух по кускам
взлетает как аэроплан,
как бомба падает диван
(лишь час назад на нём был срам).
Враги бегут. Куда ни глядь –
священной битвы благодать.

а мысли скачут как батут –
зачем я тут? зачем я тут?

а в мыслях будто тру-ля-ля
зачем тут я? зачем тут я?

а в мыслях будто чей-то член
тут я зачем? тут я за чем?!

* * *

гуляю по парку
тут весело
шумно
как праздник
тут приехали с дальних окраин
смотреть на фонтан
сидят на скамейках
и катаются
на каруселях
едят блины
и мороженое

а я тут не заложник
чтобы
покупать мороженое
за 80 рублей
я не заложник
я свободный человек
по крайней мере
пока
я просто выйду из парка
и куплю его
за 76
или вообще
за 72

Красные казармы

моя мать умерла в сумасшедшем доме

кода я пришёл её забирать
она лежала в безразмерном гробу
в каком-то сарае
под замком
словно могла убежать
такая маленькая
и худая

это был даже не гроб
а оббитая красной тряпкой лохань
два метра длиной
и шириной в метр –
чтобы всем впору
чтобы наверняка

мама лежала там очень грустная
но спокойная
без очков
а в очках она была очень красивой

я прохожу мимо сумасшедшего дома –
у нас это почти городок
из красного старого кирпича –
Красные казармы –
так звалось это место
я и сам тут жил почти месяц
Витя нашёл здесь ножик
а ещё к одному Виктору
мы сюда приходили –
целая делегация поэтов
штук 8
тогда я сфотографировал на одном из газонов
камни с нарисованными глазами
сегодня я их не увидел

я не знаю зачем
пишу это стихотворение
я не знаю
стихи ли это вообще
так –
текст об ещё одном месте в городе
о котором я что-то знаю
просто слова

и тем не менее
я их написал

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка