221 Views

* * *

мечтать об одном лете
стать завсегдатаем тризн
спуститься на дно смерти
и там обнаружить жизнь
солнечную опушку
малину стрекоз грибы
заплаканную подушку
покинутые гробы

* * *

Война. Война.
Кровь. Слёзы. Гной.
Рассечена
войной двойной
моя стезя,
мой путь земной.
Свернуть нельзя —
двойной сплошной.

* * *

1.

Читать, писать, считать
коляски и гробы
и постепенно стать
соавтором судьбы.
Ей — фабула, канва,
связующая нить,
мне — лучшие слова
искать и находить.

2.

В лучшем порядке
на строчки нижу
буквы в тетрадке.
Что, что я скажу
сиротам, вдовам
воюющих стран?
Лезу за словом
в нагрудный карман.
Другу. Невесте.
Никак не найду.
А, вот оно — двести
ударов в мину-

* * *

Разорвали, подлецы?
Завяжи на два узла,
затяни, обрежь концы,
не держи на ближних зла.
Припаркованы гробы.
Обезврежено трюмо.
Шерстяная нить судьбы.
Узелковое письмо.

* * *

Ангелу-иноагенту,
вестнику мира иного,
умнице, интеллигенту,
душеприказчику Слова
холодно в мире этом.
Гонит народ инородца.
Да, он немного с приветом.
Но кто же тут не свихнётся?

* * *

Кто победил? Кто побеждён?
Не умолкает канонада.
Звонит мобильный телефон
в кармане мёртвого солдата.
Не надо! Абонент убит.
Судьба индейка, жизнь копейка.
Звонит. Звонит. Звонит. Звонит.
Но скоро сядет батарейка.

* * *

Сам не очень-то здоров
и довольно-таки стар,
отдохнул бы от трудов,
ангелов ветеринар!
Разве ты кого-то спас?
Сам вот-вот на нет сойдешь.
Не могу. Прости. У нас
эпидемия. Падёж.

* * *

за поминками поминки
да и нам не так уж долго
но в гостиной по старинке
расцвела шарами ёлка
в небе дверка приоткрылась
магам пастухам баранам
новая звезда явилась
плакать некогда пора нам
наворачивать в запарке
мили по универмагу
заворачивать подарки
в золочёную бумагу

* * *

Я тень среди теней.
Я тающее эхо
отшелестевших дней,
умолкнувшего смеха.
Меня считай что нет —
вся из прорех и брешей:
осиротевший свет
звезды перегоревшей.

* * *

И больно и приятно дезертиру
платить за опустевшую квартиру:
за воду, застоявшуюся в кране,
за вывоз мусора, за ключ в кармане,
за свет, не зажигавшийся ни разу,
за газ, за неотступный запах газа,
за отопление бездомных комнат,
где каждая меня пылинка помнит.

* * *

Холодно, сыро в хлеве.
Скоро начнутся роды.
Маги — звезде: успели.
Ангелы смотрят в ноты.
Дремлют легионеры.
Кажется, всё готово
для завершения эры
до Рождества Христова.

* * *

Светает. Солнце скоро встанет,
разбудит людный Вифлеем.
Младенец всхлипывает, занят
вочеловечиванием.
Мария спит. Иосиф дремлет.
Халдеев увела звезда.
Светает. Луч по щёчке треплет
родившегося навсегда.

* * *

Я состою из слёз.
Плохи мои дела.
Не спрашивай, Дед Мороз,
как я себя вела.
Прошлого мёртвый груз.
Труп синицы в руке.
Я даже думать боюсь,
что у тебя в мешке.

* * *

Вот-вот окрепнет на озере лёд.
Зима на чужбине.
Кому снег больше идёт —
берёзе, рябине?
Сосне со снежною бахромой?
Рождественской ели?
Нашли на обочине. Взяли домой.
Пригрели.

* * *

Матушка Бога нашего,
сохрани и спаси
головастика спящего
на экране УЗИ.
Воды околоплодные.
Старшенькой правота:
«Мамочка, мы животные —
мы же из живота!»

* * *

вдумчиво фильтрую
ёлочный базар
с продавцом флиртую
нюхаю товар
праздника предтечу
обновленья знак
за базар отвечу
пока не знаю как

* * *

Звёзды смерти в зените.
Мы судьбу не обманем.
Не судите — ссудите
сострада… SOSтраданьем.
Глухота эхолота.
Снег в разбомбленных спальнях.
Непростая работа
у нейронов зеркальных!

* * *

С мёртвыми на мёртвом? Нет,
на живейшем языке
знаков, снов, стихов, примет.
Гостья с дудочкой в руке,
насвисти мне пару строк,
дальше смастерю сама.
Плакать, глядя в потолок.
Ждать ответного письма.

* * *

Опытная. Бывалый.
Наши военные сны
опалены опалой,
бедами побеждены.
Мумия зимней мухи.
В мае проснётся? Мертва?

— Кажется, ты не в духе.
Опять приснилась Москва?

* * *

У скоморохов и пиитов,
у быстроногих менестрелей,
сладкоголосых сибаритов
семь воскресений на неделе.
Не веря своему везенью,
сегодня воскресаем вместе,
а завтра — снова воскресенье,
выздоровление от смерти.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка