151 Views

* * *

Я высушен и вял, как курага
А твое имя так же сводит скулы
Так недовольно колется нога,
Когда сидишь в автобусе до Тулы
И на плечо во сне упал сосед.
И ты, слепой и сиплый, как котенок,
Средь памяти
(чего тут только нет)
Зачем-то ищешь номер телефона
И смотришь на проложенный маршрут:
Сначала было вроде выносимо
Потом больней.
(сейчас вы где-то тут)
И вот растет как гриб над Хиросимой
(после дождя) огромный купол грусти
Под ним и жди теперь,
когда отпустит.

* * *

к В.

Люди, бегущие по эскалатору вверх,
Может, на ту же, что я, электричку спешат, те же люди
Я спокойно стою, и меня разбирает смех
Вот и посмотрим, как (и какой) бог нас рассудит
Разлетаются словно голуби во все стороны
Словно бандиты с мест своего преступления
Я совсем бы пропала, когда б не эти волки да вороны,
Кони беспредела казанского направления
Не страшно вставать так рано. Не страшно пустые улицы
Не страшно далекие крики и лай собак
Страшно – это квартира в Люберцах
А остальное – ну так.
Мы — поколение повестей скандинавских писателей
Розовой книжки с рисунками от руки
Все что было не нами нажито мы растратили
На полифонические мелодии на звонки
Те, кто боялись Морры – свернули горы,
Упаковали в тубус и закинули за плечо
Вот проснуться бы завтра в мире живого Боуи
Неразбившегося Шумахера
И чего-то ещё
Кстати, завтра выпадает снег,
Говорят, в тыщу раз больше нормы
Говорят, будет падать, пока всё, что видит, не занесёт
Милый друг, смотри, электричка стоит у платформы
Кто-то дёрнул стоп-кран, и никто из нас
не состарится и не умрёт

* * *

Милый, пойдём до границы посёлка
Там даже волки не срут.
Вот где растут настоящие ёлки
Вот их откуда берут.
Раньше такие года разве были?
Нет и не видно конца.
Год был такой: мы отца хоронили
Очередного отца.
Вот и могилка, вот и ограда
Папочка, нам расскажи
Что там за жизнь, за пределами МКАДа?
Что после смерти за жизнь?
– Там, дочь моя, только снег, столько снега
Что если бы не был я сам
Я б не поверил..

Песнь о буревестнике

Сегодня праздник: с мамой вместе
Мы в магазин отправились
Возьмем конфеты «Буревестник»,
Дедушке очень нравились
Я так люблю, когда весной
Домой несутся утки,
И оживают на Страстной
До кладбища маршрутки.
Вот шоколадная глазурь
С ванильным ароматом.
Вот буревестник, вестник бурь
Поганый чёрт крылатый
«Не бегай! Не кричи мне тут!
С аллеи не сворачивай!»
До мая бы дожить – пойдут
Автобусы до дачи
Где средь войны и средь чумы –
Всесильная картошка
Уедем жить на дачу мы
Уже не понарошку.
Там речка, озеро и лес
В саду клубника зреет
И дед глядит на нас с небес,
Где буревестник реет.

* * *

не люблю смотреть футбол дворовый
на воротах потный хрен здоровый
за кого болеть в текущем матче
в майках мудаки, а без – тем паче
проигравший проставляет пиво
и ныряет яйцами в крапиву
нужно ли то пиво местным месси
всё равно в ларёк идти всем вместе
там всегда найдется – был бы повод:
гнуть качель, поджечь мусоропровод
наша жизнь – игра (дегенератов)
я устал от их чемпионатов.

* * *

пока коллеги впопыхах
уже пакуют чемоданы,
я мастурбирую в слезах
под окнами прекрасной дамы
такой невиданной весной
и жить, и подыхать приятно
кричу я уткам над Москвой:
друзья, ворóчайте обратно!
вам тут не вырастить птенцов,
бензин плывет по Патриаршим
но утки крякают в лицо:
«Нам здесь и весело, и страшно!»
мы все теперь заплатим мзду
за всё, чего и не хотели,
а то, что катится в пизду,
когда-нибудь достигнет цели

* * *

Детство кончилось, похоже,
Ведь оно не навсегда
И ребята, кто как может,
Разлетелись кто куда
Мы теперь уже не дети,
Поднимайся и иди.
Где же небо, где же ветер,
Ничего нет впереди.
Взлетая над планетой,
Не ведая преград,
Крылатые ракеты
Летят летят летят

Сонет для Нэнси П.

Адаптация к информационному фону
Вырабатывается в течение пары недель.
Я свернулась калачиком вокруг телефона
В ожидании новостей.
В ожидании, что вот сейчас-то начнется
Вот сейчас-то ёбнет ух как ёбнет сейчас
И так ёбнет, что всё, что есть — наебнётся
Хотя бы на этот раз.
Но вместо ядерной зимы приходит простая
С этой московской слякотью, дрянь, прости господи
Самолёт садится в Тайване и всё по-старому
Вставай и работать иди
Я гляжу на экран и думаю ишь
Тут третья мировая а ты мне (не) звонишь

* * *

Это всё постановка,
они все живы, живы,
Хромакей, актёры и фотошоп
моя учительница фортепиано
Пол Хантер, Дэвид Боуи
Пи Орридж, я видела,
на том видео
шевелил рукой,
а Гитлер, говорят, зиговал из могилы
он живет и поныне
переехал в другую страну
обзавёлся друзьями
любовницей (и не одной)
полюбил рыбалку
игру на пианино
но остался верен себе
главное
это всё постанова
главное
что все живы здоровы
главное
это всё

План

Это даже похоже на план: написать талантливый стих
Весьма остросоциальный и, может, антивоенный.
Чтобы выйти на сцену и на глазах у них
Рассказать, какой же ты охуенный.

Редакционные материалы

album-art

Стихи и музыка
00:00